ЛитМир - Электронная Библиотека

Бежав из тюрьмы, Витовт с помощью тех же ливонских рыцарей выгнал Ягайло. Случилось так, что как раз в 1383 году в Польше была провозглашена королевой юная Ядвига, обрученная с детских лет с австрийским принцем. Ядвига была дочерью венгерского короля Людовика, к которому в результате хитроумных комбинаций перешла польская корона. Именно в результате этих комбинаций Галичина и часть Волыни оказались под властью Польши, и большая часть населения перешла в католичество.

Сторонники обращения Литвы в католичество активизировались. Они добились заключения брачно-политического союза между Великим князем Ягайло и королевой Ядвигой. В 1385 году была заключена так называемая Кревская уния, в соответствии с которой, Ягайло становился Польским королем под именем Владислав II, а великое княжество Литовское включалось в состав Польского королевства. Между прочим, в соглашении было записано следующее: «… навек присоединить все свои земли, литовские и русские, к короне Польской». Начался стремительный процесс обращения Литвы в католичество.

Но двоюродный брат Ягайло Витовт, будучи сторонником политической независимости Литвы, решительно воспротивился намерениям поляков. Несколько лет выясняли между собой отношения младшие Гедиминовичи и, наконец, в 1392 году заключили Островское соглашение, по которому Ягайло вернул Витовту все отцовские земли и сделал его своим наместником в Литве.

Княжение Витовта (1392 г. по 1430 г.) пришлось на весьма знаменательный исторический период. Осознав гибельность междоусобиц, владетельные особы во всех странах Европы стремились к централизации власти. Как мы знаем, именно в эти годы крепла Москва, такой же процесс поисходил и в Литве. Политика Витовта была направлена на ликвидацию удельных княжеств. Повсеместно вводилась система наместников. Централизация власти с одной стороны укрепила экономические положение Литвы и южно-русских земель в ее составе. Но с другой, продолжающаяся католизация населения привела к возвышению крупной литовско-польской знати.

В 1413 году польский король Владислав II (Ягайло) и великий князь Литовский Витовт заключили так называемую Городельскую унию, в соответствии с которой Польша и Литва обязались никогда не воевать между собой. Этому соглашению способствовал тот факт что в 1410 году польский король в союзе с великим Литовским князем Витовтом разбили тевтонских рыцарей в знаменитой Грюнвальдской битве.

Но самым знаменательным было то, что в Городле король Владислав дал литовским и южно-русским боярам католической веры права польской шляхты и польские гербы. Новоиспеченной шляхте были переданы в вечное владение земли, на которых они сидели. Отныне, все административные должности в Литовском государстве имели право занимать только лица католического вероисповедания.

Государственная централизация и союз с Польшей создали предпосылки для объединения под властью Литвы всех русских земель. Взоры Витовта были обращены в сторону Москвы, Новгорода и Пскова. И хотя в истории нет сослагательного наклонения, но все же можно пофантазировать задним числом, что центром единения Руси вполне могла стать именно Литва, в составе которой находились бы два малозначащих городка Москва и Киев. Во всяком случае, Витовт настоял на возрождении киевской митрополии с далеко идущими планами привести к послушанию киевскому митрополиту новгородцев, псковичей и даже москвичей.

Геополитическая карта Русской равнины.

В XV веке на огромном евразийском пространстве продолжали действовать четыре мощных государственных образования: Московская Русь, Литва, Польша и распавшаяся часть Золотой Орды – Крымское ханство. До появления идеи украинской государственности оставалось более двухсот лет. В Киеве продолжали править литовские князья Гедиминовичи.

Посмотрим, читатель, какие земли были во владении вышеупомянутых военно-политических сил в XV веке (стр. ХХ). Почти весь север Русской равнины составляли территории вольных городов Новгорода и Пскова, жившие по своим уставам, приглашая на службу князей по своей воле. Области нынешней Белоруссии, Руси Малой (будущей Украины), Смоленская, Курская, Орловская, части Тульской и Калужской областей входили в состав Литвы. К югу, за Тулой и Рязанской землей до самых южных морей (Дикое поле) безраздельно господствовали татары расколовшейся Золотой Орды. Они обосновались в Крыму и на нижней Волге. К востоку за средней и верхней Волгой располагалось Казанское царство. Таким образом северо-восточные русские княжества занимали весьма небольшую территорию, со всех сторон окруженную враждебными силами.

Само Московское княжество находилось в центре русских земель. На расстоянии 80 км от Москвы начинались границы враждебного ей Тверского княжества. В 100 км на юг по берегу среднего течения Оки располагалась первая сторожевая линия против татар. На западе в 100 км за Можайском и Смоленской областью начиналась Литва. В начале XV века еще не зародилась идея создания единого государства. Если во времена Киевской Руси все князья ратовали за объединение и защиту от «поганых», то в XV веке каждый князь заботился только о своем княжестве. Русский мир того периода характеризовался двумя факторами: внешней зависимостью от враждебных Литвы и Орды и внутренней раздробленностью. Пожалуй, только Московское княжество избежало постоянных междоусобиц и постепенно богатело. Последняя схватка за власть была между Великим князем Василием Темным и князем Шемякой, в пылу которой был использован весь арсенал дозволенных и недозволенных приемов, вплоть до выкалывания глаз Великому князю.

Расширение Московского княжества.

Если прежде Москва ширилась за счет захватов и приобретений уделов соседних русских княжеств, то к половине XV века характер усиления Москвы изменился. Простые новгородцы тянулись к растущей Москве, ища защиты от знати, в других княжествах наоборот высшая знать переходила на службу к сильному московскому князю. Но была еще одна серьезная причина тяготения к Москве. Православные русские миры, находившиеся под властью Литвы и Польши, подвергались сильнейшему воздействию со стороны католического мира. Такое положение заставляло православных, не желающих изменить греческой вере, тяготеть к Москве. Не будем забывать, что еще в начале XIV века митрополит всея Руси находился в Москве, и это не могло не отразиться на ее значении как религиозного центра русского мира.

С половины XV века вольные города, великие и удельные княжества постепенно входят в состав московской территории. В 1463 году князья ярославские били челом Великому князю Ивану III о принятии их на московскую службу. В 1470 году был покорен Новгород, в 1472 году – Пермская земля, в 1474 году – оставшаяся часть Ростовского княжества. В 1485 году Ивану III без боя присягнула осажденная Тверь, в 1489 году окончательно пала Вятка. В 1510 году был присоединен к Москве Псков с землями, в 1514 году Смоленское, а в 1517 году Рязанское княжества. В 1517 – 1523 годах к Москве были присоединены Черниговское и Северское княжества. Во время правления Ивана III территория Московского княжества увеличилась более чем в три раза.

Историк В.О. Ключевский дает очень точную характеристику процессу объединения русских земель вокруг Москвы: « Завершение территориального собирания северо-восточной Руси Москвой превратило Московское княжество в национальное великорусское государство и таким образом сообщило великому князю московскому значение национального великорусского государя».

Идея общерусского государства.

В результате такого объединения границы Московского княжества отодвинулись и стали соседствовать с враждебным миром. Иван III стал первым русским государем, которому пришлось осваивать новое дело – строить взаимоотношения с иноземными государствами. В такой обстановке просто не могла не возникнуть идея построения единого национального государства. Нет сомнения, что Иван III был хорошо знаком со своей родословной и историей Руси хотя бы в самых общих ее чертах. Вот что отвечало Московское правительство папскому послу, который от имени королей венгерского Владислава и польского Александра, братьев литовского происхождения жаловался в Москве на то, что московский государь отбирает у Литвы вотчины, которые ему не принадлежат: « … Папе, надеемся хорошо известно, что короли Владислав и Александр вотчичи польского королевства да Литовской земли от своих предков, а Русская земля от наших предков – из старины наша вотчина. Папа положил бы себе на разум, гораздо ли короли поступают, что не за свою вотчину воевать с нами хотят». Когда в 1503 году было заключено перемирие с Александром, литовский великий князь пожаловался московскому, что тот не возвращает ему захваченных земель, которых ему жаль. Иван III в ответ возразил: «А мне разве не жаль своей вотчины Русской земли, которая за Литвой, – Киева, Смоленска и других городов?». Это говорил прямой потомок Владимира Мономаха, в то время как династия Рюриковичей в южной и юго-западной Руси давно пресеклась.

10
{"b":"121187","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женись на мне до заката
Весь мир Фрэнка Ли
Назначаешься принцем. Принцы на войне
Императорская Россия в лицах. Характеры и нравы, занимательные факты, исторические анекдоты
Землянки – лучшие невесты. Шоу продолжается
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Монах, который продал свой «феррари»
Пятьдесят оттенков серого
Мозг. Как он устроен и что с ним делать