ЛитМир - Электронная Библиотека

Люблинская уния.

Литовское княжество, оказавшись в окружении острейших политических и военных проблем, постепенно сдавало свои позиции. В 1522 году великому Московскому княжеству отошли Чернигов и Стародуб, в 1549 и 1552 годах Литва не смогла противостоять набегам татар. В 1558 году началась продолжительная война с Москвой, угрожавшая отторжением других земель. Это война значительно подорвала экономическое положение Литвы (впрочем, Москвы тоже). Расширяющиеся права польской шляхты склонили большую часть литовской и украинской знати к полному присоединению к Польше. 5 марта 1569 года королевской грамотой Подолия и Волынь были присоединены к Польше. И сразу же был поставлен вопрос о передаче украинских земель польской короне. На этом, в частности, настаивали представители Волыни, в интересах которых было сохранение старых связей с Киевом. Как водится в таких случаях, польские политики нашли «доказательства» о том, что Русь испокон веков принадлежала Польше. Словом, сразу две державы, Московская и Польская, провозгласили исторические права на украинские земли.

Попыткам Польши присоединить Киев и Брацлавщину противостояла часть литовских магнатов, возглавляемая протестантом литовским князем Радзивиллом, и часть православной знати, возглавляемая князем Константином Острожским. Они даже покинули переговоры, на которых решались судьбы огромных территорий, в ответ на что, польская сторона провозгласила присоединение Киева и Брацлавщины. Противники присоединения были вынуждены вернуться, и после трудных переговоров 1 июля 1569 года была заключена Люблинская уния. По этому договору Литва и Польша объединялись в единое государство Речь Посполитую под единой властью польского короля, имеющего одновременно титул великий князь Литовский. Волынь, Подолия, Киевщина и Брацлавщина переходили под юрисдикцию польской короны. Литва, отстоявшая право на отдельную административную финансовую систему, армию, законодательство и правительство, лишалась права на собственный сейм и на внешние отношения.

Украинской шляхте на протяжении длительного периода не имевшей возможностей даже ставить задачу создания отдельного независимого государства, оставалось только предположительно сравнивать политические условия своего существования в Московском государстве и Польше. И сравнения были не в пользу Москвы. Прогрессивный конституционный строй, ограниченная королевская власть, гарантированные политические свободы, проникновение идей эпохи Возрождения, развитие наук не могли не привлекать украинскую элиту. Здесь можно кстати заметить, что на протяжении XV-XVI столетий только в Краковском университете обучалось 800 украинских студента, в нем преподавали 13 украинских профессоров. И кто знает, как бы сложились судьбы Европы, если бы польская модель государственной идеологии не была деформирована, что стало впоследствии причиной грандиозных потрясений польской короны и потери независимости польского государства.

Московское государство в середине XVI века.

Этот век в Московском государстве – прежде всего жестокое время первого русского царя Ивана Грозного. В результате значительно расширения московского государства после завоевания Казани и Астрахани Иван Грозный венчался на царство. Видимо с этого периода Московское государство стали называть Россией. Во всяком случае, английский коммерсант и дипломат того периода Джером Горсей, назвал свою книгу «Записки о России», в которой пишет: «… я прибыл в Московию, обычно называемую Россией (Russia) … ».

Мы уже говорили, что в силу территориальной близости русские, в зависимости от политических обстоятельств бегали то из Москвы в Литву то обратно. Во времена тирании Грозного многие из русской знати, спасаясь от лютости царя и не имея сил противостоять ему, бежали в Литву. В их числе князья Андрей Курбский, множество других громких фамилий и даже украинский шляхтич Дмитрий Вишневецкий (Байда), одно время служивший московскому царю.

Время появления опричнины и размаха преследования знатных людей, подозреваемых в измене, как раз приходится на те годы, когда была заключена Люблинская уния. Чего же удивляться тому, что украинская знать выбрала унию с Польшей? На западе она видела значительные права и привилегии польско-литовской шляхты при ограниченной власти польского короля, развитие науки и искусства, а на севере – не поддающуюся здравому смыслу тиранию коварного царя-зверя.

Мы не будем описывать многочисленные казни сотен и тысяч бояр, в числе которых находились лучшие представители московской знати того периода. Историк В.О. Ключевский, анализируя личность Ивана Грозного, раскрывает суть и содержание его деяний как разлад между его убеждениями в необходимости власти нового типа – абсолютного самодержавия и неспособностью воспользоваться этой властью в интересах государства: « Усвоив себе чрезвычайно исключительную и нетерпеливую, чисто отвлеченную идею верховной власти, он решил, что не может править государством, как правили его отец и дед, при содействии бояр, но, как иначе он должен править, он и сам не мог уяснить себе. Превратив политический вопрос о порядке в ожесточенную вражду с лицами в бесполезную и неразборчивую резню, он своей опричниной внес в общество страшную смуту, а сыноубийством подготовил гибель своей династии…». Жестокость царя по отношению к своим подданным была тем более отвратительной на фоне его трусливого бегства из Москвы при известии о приближающихся татар крымского хана Девлет-Гирея.

Нет, не могли порядки, царившие в России XVI века привлечь украинскую знать. Однако, для того чтобы обладать правами и привилегиями польской шляхты украинская знать должна была принять католичество, проникаться польской культурой и пользоваться польским языком. И она делала это. На протяжении последней трети XVI-XVII веков большая часть старорусских княжеских родов перешла в католичество. Из 29 польских сенаторов украинского происхождения только один был православным.

Украина под властью Польши.

Если у украинской знати были перспективы улучшить свое положение за счет перемены веры, то у низших слоев населения, крестьян, никаких шансов на улучшение положения не было. В то время как в Западной Европе крепостничество практически исчезало, в Восточной Европе и, в частности, в украинских землях появлялось в особо уродливых формах. Этот процесс, усиленный пренебрежительным отношением польской шляхты к отсталому православному миру, закладывал фундамент для будущих народных восстаний.

Европейская Реформация породила мощные протестантские религиозные учения: лютеранство и кальвинизм. Идеи и принципы этих учений, а именно, возможность обращаться к Богу без посредничества церкви, освобождение из-под абсолютной власти римского папы, свобода переводов Библии и богослужебных книг на национальные языки, распространение просвещения не могли не вызвать отклика в широких слоях населения польского королевства. Ожесточенная борьба между католиками и протестантами в центре Европы, осуждение сторонников Реформации на Тридентском соборе (1544-1566 годы), объявление их вне закона, вынудили протестантов обратить внимание на восточные территории. В этом отношении их особенно привлекала Польша, в которой веротерпимость была традиционной чертой. Протестантские настроения особенно усилились в Польше и проникли в Литву после того, как в 1548 году польским королем стал Сигизмунд Август, ярый приверженец Реформации. Виленский воевода и литовский канцлер Радзивилл перешел в кальвинизм, за ним последовали самые знатные роды магнатов Вишневецких, Ходкевичей, Сапег, Потоцких. Из православной шляхты оставался верным своей вере один из сотни. В вильненском воеводстве 600 православных церквей преобразовались в протестантские молитвенные дома. В самой Речи Посполитой в 1569 году из 78 сенаторов 38 были протестантами.

Однако римская католическая церковь после Тридентского собора перешла в решительное наступление против реформаторов церкви, начался этап Контрреформации. Ввначале осторожно, а после массово в Польшу хлынул поток иезуитов, изощренная деятельность которых принесла свои плоды. Король Сигизмунд Август под влиянием своей сестры Анны, ревностной католички, и блестящего полемиста-католика Петра Скарги вернулся в лоно католической церкви, а вслед за ним и другие польско-литовские магнаты.

13
{"b":"121187","o":1}