ЛитМир - Электронная Библиотека

С той ночи на кладбище мы побывали в самых разных местах. Сначала мы бежали с такой скоростью, с которой могут бегать только вампиры, я сидел на закорках у мистера Джутинга. Невидимые для людского глаза, мы мчались по полям и лесам, как два призрака. Это называется «скольжение в пространстве», или просто «скольжение». Скольжение — дело тяжелое, а потому через пару ночей мы решили передвигаться на поездах и автобусах.

Не знаю, откуда мистер Джутинг брал деньги, чтобы заплатить за билеты, за номера в отелях и за еду. Я ни разу не видел у него ни кошелька, ни кредиток, но каждый раз, когда надо было за что-то заплатить, у вампира находились наличные.

Клыки у меня не выросли. Я все ждал, что они станут расти, и три недели подряд каждую ночь внимательно разглядывал свои зубы перед зеркалом, пока однажды меня за этим не застал мистер Джутинг.

— Чем это ты занимаешься? — спросил он.

— Проверяю, не выросли ли клыки, — ответил я.

Он несколько секунд молча смотрел на меня, а потом громко расхохотался.

— Вот дурак! У нас нет длинных клыков! — воскликнул вампир.

— Но тогда… как же мы пьем кровь у людей? — смущенно спросил я.

— Мы их не кусаем, — ответил он, не переставая смеяться. — Мы делаем небольшие надрезы с помощью ногтей, а потом сосем кровь из ранки. А зубами пользуемся только в случае экстренной необходимости.

— Так у меня не вырастут клыки?

— Нет, конечно. Со временем зубы у тебя станут гораздо крепче, чем у людей, и ты сможешь прокусывать кожу и даже перегрызать кости, но зачем? Рана получается большая и рваная. Только самые глупые вампиры кусают людей. А такие долго не живут. Их быстро выслеживают и убивают.

Я был немного разочарован. Мне больше всего нравилось во всяких ужастиках, как классно вампиры обнажают клыки.

Однако, подумав как следует, я решил, что это к лучшему. Хватит с меня и разодранных из-за ногтей карманов. Недоставало еще отрастить зубы и потом случайно прогрызть дырки у себя в щеках!

Многое из того, о чем пишут в книжках про вампиров, неправда. Мы не способны превращаться в животных, не можем летать. Святая вода и кресты не причиняют нам никакого вреда. А от чеснока у вампиров лишь появляется плохой запах изо рта. Мы отражаемся в зеркалах и отбрасываем тень.

Впрочем, кое-что все-таки, правда. Вампира нельзя сфотографировать или снять на видеокамеру. Из-за каких-то особенностей атомов на пленке появляется лишь темное пятно. Меня еще можно сфотографировать, но снимок получится неважный, даже при хорошем освещении.

Вампиры неплохо относятся к крысам и летучим мышам. Мы не можем в них превращаться, как пишут в некоторых книжках и показывают в ужастиках, но они нас любят — по запаху отличают от людей и частенько устраиваются рядом с нами, когда мы спим, или крутятся поблизости, надеясь найти что-нибудь съедобное.

Собаки и кошки почему-то нас ненавидят.

Вампир действительно может погибнуть от солнечного света, но не сразу. При необходимости вампиры даже ходят днем по городу, надев на себя побольше одежды. Просто они очень быстро загорают — буквально через пятнадцать минут кожа у них становится красной, и появляются волдыри. Если вампир пробудет на свету часа четыре, то наверняка погибнет.

Если нам пронзить сердце колом, мы наверняка умрем, как, впрочем, и от пули, и от ножевого удара, и от электрического тока. Мы можем утонуть, разбиться в автокатастрофе, подхватить какую-нибудь болезнь. Конечно, нас сложнее убить, чем обычных людей, но и это возможно.

Мне предстояло узнать еще много нового. Очень много. Мистер Джутинг сказал, что пройдет немало лет, прежде чем я всему научусь и смогу жить один. А еще он сказал, что полувампир, не овладевший необходимыми знаниями, скорее всего, погибнет через месяц-другой, поэтому мне придется еще долго жить с ним бок о бок, даже если это мне не нравится.

Прикончив тост с джемом, я стал обгрызать ногти и потратил на это пару часов. По телику не передавали ничего интересного, но мне не хотелось выходить на улицу без мистера Джутинга. Это был небольшой городишко, и я чувствовал себя не в своей тарелке, когда замечал, что кто-то на меня таращится. Боялся, что люди обо всем догадаются и набросятся на меня с кольями в руках.

Наступила ночь. Мистер Джутинг вышел из спальни, потирая живот.

— Умираю с голоду, — сказал он. — Рановато еще, но ничего не поделаешь, придется идти прямо сейчас. Надо было выпить побольше у того глупого скаута. Ладно, найдем другую жертву. — Он посмотрел на меня, подняв одну бровь, — Может, в этот раз ты тоже попьешь?

— Может быть, — проговорил я, хотя наверняка знал, что не стану.

Я поклялся, что никогда не сделаю этого. Чтобы не умереть, буду питаться кровью животных, но человеческую кровь, кровь таких же, каким раньше был я, пить не стану, что бы там ни говорил мистер Джутинг, и как бы ни урчало у меня в животе. Да, я полувампир, но, с другой стороны, все еще наполовину человек. От одной мысли о том, чтобы напасть на живого человека, мне становилось страшно.

ГЛАВА 4

Кровь…

Мистер Джутинг много рассказывал мне о крови. Она жизненно необходима для вампиров. Без нее мы слабеем, стареем и умираем. Кровь помогает нам оставаться молодыми. Вампиры стареют в десять раз медленнее, чем люди (для вампиров проходит один год, а для людей — десять), но без человеческой крови мы стареем быстрее, чем люди, — тогда для нас может пройти лет двадцать или даже тридцать, а для людей проходит всего пара лет. Поскольку я был полувампиром, время для меня текло в пять раз медленнее, чем для людей, и мне не надо было пить столько крови, сколько вампирам — так говорил мистер Джутинг, — но все же мне нужна была человеческая кровь, чтобы не умереть.

Если не хватает человеческой крови, то вампиры могут обойтись и кровью животных — собак, коров, овец, — но есть и такие животные, к которым они, то есть мы, притрагиваться не должны: например, кошки. Кошачья кровь для вампира все равно, что яд. А еще нам нельзя питаться кровью обезьян, лягушек, рыб и змей.

Мистер Джутинг рассказал мне далеко не обо всех животных, которые для нас ядовиты. Таких оказалось слишком много. Мне предстояло еще долго запоминать, кровь, каких животных можно пить, а каких — нельзя. Вампир посоветовал мне всегда спрашивать у него, прежде чем нападать на тех, кого он не называл.

Примерно раз в месяц всем вампирам необходима человеческая кровь. Большинство пьет ее раз в неделю. Тогда им нужно всего несколько глотков. А если делать это раз в месяц, то придется пить много.

Мистер Джутинг сказал, что долго не пить человеческую кровь опасно. Ведь жажда станет такой нестерпимой, что вампир может, забывшись, выпить больше, чем положено, и таким образом убить человека.

— Вампир, который пьет человеческую кровь регулярно, раз в неделю, всегда держит себя в руках, — объяснил он. — А тот, кто пьет кровь, только когда это уже жизненно необходимо, будет жадно лакать ее наподобие дикого зверя. Если вовремя не удовлетворить голод, мы не в состоянии себя контролировать.

Лучше всего свежая кровь. Кровь живого человека очень полезна, к тому же ее не много надо. А у мертвого кровь начинает портиться. У мертвого приходится пить гораздо больше.

— Запомни главное правило: если человек пролежал мертвым больше суток, пить его кровь нельзя, — объяснил мистер Джутинг.

— А откуда мне знать, как давно он умер? — спросил я.

— По вкусу крови, — ответил вампир. — Ты научишься отличать хорошую кровь от плохой. Плохая кровь как скисшее молоко, даже хуже.

— А плохую кровь пить опасно? — спросил я.

— Да. Ты заболеешь, а может, сойдешь с ума или вообще умрешь.

Уффф!

Свежую кровь можно разливать по бутылочкам и носить с собой на всякий случай. Мистер Джутинг никогда не расстается с такими бутылочками. Иногда он даже пьет из них кровь за обедом, как будто в бутылке обычное вино.

3
{"b":"121197","o":1}