ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кто-нибудь тут живет?

– Может, какой-нибудь бродяга или работник заповедника. – Джек расстегнул рубашку.

– Я бы немного отдохнула. У меня ужасно устали руки. – Помимо этого, ей хотелось вычистить свои джинсы. Хорошо было бы и немного позагорать.

– Мы скоро остановимся, – ответил он. – Насколько я помню, за следующим поворотом будет песчаный пляж, там мы сможем устроить пикник.

Через несколько минут они уже привязывали лодку к дереву. Джек расстелил на траве плед и, видя, что она не торопится сесть, удивленно посмотрел на нее. Однако ей не хотелось опускаться на плед в грязных джинсах.

Чувствуя ее замешательство, он произнес:

– Почему бы тебе не искупаться, пока я готовлю? От мысли, что ей придется раздеться в его компании, Венди покраснела.

– Думаю, мне следовало бы выстирать джинсы.

– Ты будешь чувствовать себя свободнее, если я пообещаю вести себя как джентльмен?

– Как евнух? – вырвалось у нее.

Его лицо на миг перекосилось, как от боли, но почти сразу же приняло обычное спокойное выражение.

– Я обещаю, – отрывисто бросил он.

Повернувшись к ней спиной, он принялся за стряпню.

Венди смущенно освободилась от джинсов и осторожно вошла в воду. Водоросли, чуть касаясь, легонько обвивали ее ноги. Когда вода дошла до талии, Венди остановилась. Река оказалась удивительно теплой. Когда ее струи мягко омыли ее кожу, Венди подумала, что, наверное, такими же – теплыми и нежными – должны быть объятия Джека.

Глава 8

Разложив посуду, Джек бросил взгляд на реку. Венди стояла на камне у самой воды, как Венера на раковине. Мокрая блузка прилипла к груди. Бог мой, подумал Джек, как же она красива.

Она отжала рукой волосы.

– Ты не бросишь мне свою рубашку?

Стянув с плеч рубашку, он направился к ней, но, не дойдя нескольких шагов, вдруг остановился, пытаясь успокоить неожиданно участившееся дыхание. Вблизи он мог рассмотреть капельки воды, светившиеся на ее мягких щеках. Его ладони как бы ощутили их нежность. Руки напряглись от желания дотронуться до ее полной груди, до темных кружков под белой блузкой.

Но он не мог этого сделать. Не мог сделать сейчас. Сначала он должен раскрыть ей свой секрет.

А как это будет выглядеть? Если он скажет, что до тридцати лет у него не было женщины, как она это воспримет?

Вдруг он увидел свою руку, которая помимо его воли сама тянулась к ее нежной шее. Джек решил, что он сейчас скажет ей, как она красива и соблазнительна, но не смог произнести ни звука, как не смог и остановить свою руку. Венди вздрогнула от прикосновения. Мгновение ему казалось, что она отстранится, но она не двинулась с места. И опять вопреки собственному разуму он коснулся своими губами ее губ. Его язык слизнул капельки воды, что оставались на ее губах.

Раздался едва различимый вздох. Это был его вздох или ее?

Ее глаза показались ему глубокими омутами, в которых он мог утонуть без всякой надежды спастись. Но он видел эти глаза не в первый раз и научился справляться с их завораживающей силой. Джек медленно отнял руку от теплой шеи Венди.

B ee глазах появилось изумление. Как он проклинал себя в эту минуту! Теперь ему следует объяснить свое поведение, а как объяснить то, что получилось само собой?

– Прости, – выдохнул он.

– За что?

– Поцелуй… И все, что я сделал.

– Почему? Мне это нравится.

Он совсем смешался.

– Я сделал… Я не должен был это делать.

На ее лице появились обида и гнев.

– Не понимаю. – Она закрыла глаза, словно ей стало больно. – Если ты этого хотел…

– Нет, – быстро сказал он и испугался, что это прозвучало чересчур громко и поспешно. – Я не должен был… – На сей раз его голос был слишком хриплым. Джек попытался наконец овладеть собой. – Я не знаю, как объяснить.

– Если ты не испытываешь ко мне никаких чувств, то и нечего объяснять…

– Это не так. Я… я просто не могу сказать об этом…

– Тогда забудем, о’кей? – с досадой быстро проговорила Венди. – Все это нас только путает. Мы остановились для обеда. Давай к нему приступим. Так я могу взять твою рубашку?

Он ее обидел. Этого делать он никак не хотел. Его невежество в сердечных вопросах опять сыграло с ним злую шутку. И он не знает, как выбраться из сложившейся ситуации.

Джек молча подошел к пледу и опустился на него. Можно сказать, сегодняшний день окончился для него полной неудачей. Что она думает о нем? Что он сумасшедший или больной с сексуальными отклонениями?

– Держи. – Он подал ей бумажную тарелку. – Положи себе картофельного салата. – Он отвернулся, глядя на буруны у самого берега.

Когда он повернулся к Венди, она раскладывала на коленях большую матерчатую салфетку. Он поспешно проглотил ложку салата и закашлялся.

– С тобой все в порядке? – На ее лице появилось странное сочетание участия и насмешки.

Нет, не все в порядке. Он совсем потерял способность здраво мыслить и разумно себя вести. Как может женщина, сидя перед ним полуобнаженной, спрашивать, все ли с ним в порядке?

– Почти. Не в то горло попало.

– Выпей содовой. – Венди протянула ему банку.

– Спасибо. – Похоже, она смягчилась. Надо будет запомнить эту тактику. Когда он опять в чем-нибудь ошибется, то вызовет в ней жалость, и она все забудет. – У нас есть сандвичи с индейкой и ростбифом. Что ты предпочитаешь? – спросил он, стараясь, чтобы это прозвучало непринужденно и дружески.

– Ростбиф.

Закончив обед, Венди произнесла:

– Я пойду почищу джинсы.

– О’кей, – ответил он. – А я все упакую. Загружая лодку, он следил краем глаза, как она изо всех сил колотит джинсами по стволу ели, стремясь стряхнуть с них засохшую грязь. Когда она начала натягивать их на себя, Джек поспешил отвести глаза.

Отвлечься. Вот что ему сейчас нужно. Джек неспешно пробежал по пляжу и взобрался на небольшой холм, откуда был хорошо виден весь лес.

Остановившись на вершине, он попытался успокоить дыхание и вдруг услышал дикое рычание. Повернувшись, он увидел огромного бурого медведя и замер от ужаса. Это было совсем не тем отвлечением, которое он имел в виду. Животное встало на задние лапы, солнечный свет очерчивал желтым ореолом его гигантскую фигуру.

Джек инстинктивно сделал шаг назад и, зацепившись ногой за корень, покатился по склону холма. Ухватившись за какую-то ветку, он сумел остановиться и тут же почувствовал острую боль в колене.

– О-ой! – Закрыв глаза, он попытался успокоить боль. Из-за холма слышался треск веток – это медведь, испугавшись не меньше Джека, удирал прочь.

– Джек, где ты? – раздался испуганный голос Венди.

– Здесь, у холма! – крикнул он и снова сжал зубы от боли.

Через несколько секунд к нему подбежала Венди. Она нашла Джека сидящим у дерева, в грязной рубашке и с бледным лицом.

– Что с тобой?

– Думаю, я вывихнул ногу. – Он стал растирать ногу, пытаясь утихомирить боль. – Я видел медведя.

– Когда? Где?

– Там, за холмом. Но он убежал. – Джек закрыл глаза. – Я испугал его, когда падал.

Она улыбнулась уголками губ.

– Ты наделал ужасно много шума.

– Да. Этой тактике я научился, когда был бойскаутом: кричи «ура» и падай на землю. – Его взгляд стал мрачным. – Ну и в дурацкое же положение я попал!

– Ты пытался испугать его, чтобы защитить меня?

– Нет, я просто спасал свою шкуру. – Его побледневшее лицо стало медленно приобретать нормальный цвет.

– Тебе это удалось, – рассмеялась она, опускаясь на заросшую мхом землю.

Ей нравился этот человек, но он был каким-то чужим, как будто скрывал тайну, которая не давала ему быть самим собой. Что же это может быть за секрет?

Она заметила, что тени деревьев стали длиннее.

– Уже поздно. Не пора собираться назад?

– Ты права. Нам нужно спешить, иначе придется плыть против прилива.

– Ты уверен, что сможешь идти?

– Да. Со мной все будет в порядке.

17
{"b":"121198","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Истории из лёгкой и мгновенной жизни
Последнее семейство в Англии
Хмель
Вор-любитель. Избранные рассказы о Раффлсе
Корея. Все тонкости
(Не)глубинный народ. О русских людях, их вере, силе и слабости
Дикая кухня
Тайная история
Немного волшебства