ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он опустил руку и тронул ее щеку. Она оказалась бархатной и на удивление мягкой.

Движение его руки ниже показалось ему чересчур поспешным, больше подходящим семнадцатилетнему подростку; однако ему не терпелось узнать, насколько ее грудь мягче щеки. Накрыв ее упругие полушария, он подумал – замечает ли она, как дрожат его руки?

– Ты просто потрясающа! – Он тут же подумал, что его слова звучат слишком абстрактно. – Я хотел сказать, что у тебя очень красивая грудь.

Венди рассмеялась.

– Я польщена.

Он попробовал ощутить тяжесть ее податливой груди в своих ладонях и удивился, заметив, как стали твердеть ее соски от его прикосновений. Какое чудо представляет собой женское тело! И ее особенно.

Внезапно ему пришла мысль, что он чересчур медлителен. Еще вчера вечером он был так быстр, как быстр пистолет ковбоя, сегодня же движется медленнее черепахи. Джек посмотрел Венди в глаза.

– Мое время уже истекло?

– Ты смеешься? Мне нравится, что ты не спешишь.

Венди придвинулась ближе, и он уловил тонкий запах, исходящий от ее волос, – сладкий, легкий, напоминающий аромат какого-то цветка, скорее всего цветка апельсинового дерева. Он провел рукой по изгибу ее бедра и поразился удивительному сочетанию мягкости кожи и упругости мышц.

Ее дыхание стало прерывистым, карие глаза широко открылись, губы начали легонько дрожать. Венди с трудом улыбнулась:

– Боюсь, я привыкну и не смогу без этого.

– Я могу делать это каждый день.

– Не возражаю.

Джек передвинул руку на мягкие волосы. Она протяжно застонала. Ему понравилось, что его действия вызывают такую реакцию. На сей раз его поведение оказалось именно таким, как требовалось.

– Я тоже хочу дотронуться до тебя, – тихо произнесла она.

Он прижался губами к ее мягкому рту.

– Не сейчас.

– Но…

– Не сейчас, – повторил он. – Я еще прохожу учебу.

Он отвел ее руки к голове и прижал их к полу, удивленно наблюдая, как при этом поднялась ее грудь. Боже, как же она красива! Ему хотелось, чтобы она испытывала то же, что сейчас испытывал он, – ощущение лихорадочного жара во всем теле.

Он положил руку ей между ног, и его пальцам стало горячо и влажно. От движений его пальцев ее тело стало мелко дрожать, дыхание сбилось и сделалось неровным. Его язык прошел вниз по ее шее к вершине груди и сделал круг около соска. Венди внезапно изогнулась, с силой прильнув к его губам. Следуя ее порыву, он взял отвердевший сосок в губы и легонько его укусил.

– Пожалуйста, не останавливайся, – произнесла Венди задыхаясь. – Я хочу, чтобы ты вошел в меня, прямо сейчас.

Раздвинув ее ноги, Джек прижался к ней. Когда она приподняла бедра, он не смог больше себя сдерживать. Он вошел в нее и тут же ощутил ее теплоту. С его губ сорвался стон. Он всегда подозревал в себе затаенную неуемную чувственность, но и не представлял себе, насколько она сильна.

Джек чуть отстранился, затем вошел в нее еще глубже. Уверенными движениями рук он начал любовную игру, которая должна была довести его партнершу до высшей стадии наслаждения.

На каждый его толчок она отвечала своим движением навстречу. Внезапно ее спина изогнулась дугой, и она вскрикнула. Он понял, что справился со своей задачей. После этого он мог перестать себя сдерживать. Его тело начало двигаться в том ритме, в котором нуждался он сам. Он совершал толчки быстрее и быстрее, до того момента, пока не достиг своего пика. После чего, обессиленный, упал на нее, уткнувшись лицом в ее шею.

– Ты кончил курс с отличием. – В ее голосе звучало удивление.

– У меня был хороший наставник.

Некоторое время он неподвижно лежал на ее груди; их ноги переплелись. Это тоже было удивительно – лежать на ее прекрасном теле. Последней его мыслью, перед тем как погрузиться в сон, было: на сей раз он смог удержать своих демонов на поводке, но в следующий раз он отпустит их на волю.

Как только солнце, поднявшись из-за верхушек деревьев, осветило комнату, проснувшийся Джек проделал на теле Венди дорожку из поцелуев от груди к шее. После пробуждения он чувствовал удивительную бодрость во всем теле. На сей раз ему не придется прибегать к крепкому кофе.

Вскочив на ноги, Джек подхватил Венди и начал кружить ее по комнате.

– Что ты делаешь?

– Ты хотела сказать: «Что мы делаем?» – Он наклонил голову к ее уху и благоговейно прошептал: – Как от тебя замечательно пахнет.

– Ты не ответил на мой вопрос, – улыбнулась она.

– Я танцую с тобой вальс.

Увидев, что он бережет ногу, она попыталась его остановить:

– Ты снова ушибешь колено!

– Не волнуйся. Так я выражаю свой восторг. Не хочешь присоединиться ко мне? – Он снова закружил ее, крепко держа в объятиях.

Его энтузиазм был заразителен. Она расслабилась в его сильных руках и поддалась бурной, несдерживаемой радости танца. Как-то сами собой развеялись все сомнения прошедшей ночи, когда ее партнер погружался порой в непонятное молчание. Теперь она могла видеть, что это ничего не значило. Он был в восторге и не скрывал этого. За стенами дома пели птицы, под утренним бризом шелестели листья деревьев. Чувство счастья наполнило ее, как вскрывшуюся реку – бурные весенние воды.

– Знаешь, ты очень смешной, – сказала Венди.

– А тебе понравилось наше представление?

– Невероятно понравилось, – призналась она.

– Тогда давай перевернем пластинку на другую сторону.

С этими словами Джек снова увлек ее на софу. Последним, что она увидела, перед тем как он накрыл ее рот своими губами, было его удивительно суровое лицо. Возможно, он просто ее к кому-то ревновал.

Переступив в понедельник порог «Валенсия-хаус», Джек ощутил необыкновенный прилив энергии. Ему удавалось прятать улыбку, однако с образом Венди перед мысленным взором он расставаться не хотел.

Он не имел ни малейшего представления, как теперь сложатся их отношения, но мог о них помечтать. Хватит ему ограничивать себя в мыслях и желаниях.

Миссис Хьюз задержала на нем оценивающий взгляд:

– У вас был хороший уик-энд?

– Да. – Слово «превосходный» подошло бы лучше. – Мендосино – прекрасное место для ребят.

– Я сделаю все приготовления к поездке. – Подняв голову, миссис Хьюз спросила: – Что вы считаете самым необходимым?

«Только Венди каждый день в моей кровати, миссис Хьюз».

– Я напишу список. – На его лицо внезапно снова вернулась улыбка, и он постарался немедленно ее согнать, но от взгляда миссис Хьюз это не укрылось.

– Рада видеть, что вы так счастливы, – невинно произнесла она.

– Хм-м. – Теперь он понял, почему Шекспир писал сонеты. Желание запечатлеть свои чувства навеки было сейчас невероятно сильным и у него.

Как только миссис Хьюз закрыла за собой дверь, Джек поднял телефонную трубку и набрал номер Венди.

Она ответила после третьего звонка.

– Алло?

– Это я.

– Джек… Рада тебя слышать. С твоего прошлого звонка прошел целый час. Я уж начала думать, что ты меня забыл. – Он слышал теплоту и юмор в ее голосе.

Господи, неужели прошел уже целый час? Он совершенно потерял ощущение времени. Не потерял ли он еще и голову? Похоже, ему пора остудиться.

– Ты получила мои цветы?

– Так тот медведь, сделанный из цветов, был от тебя?

– А от кого же еще?

– Меня смутила записка, – ответила она. – Я не знаю никакого доктора Любовь.

– Поправка. Ты не знала доктора Любовь.

– О’кей, доктор. Ты навещаешь больных по вызову?

– К счастью для тебя, я – именно врач «Скорой помощи».

– И как скоро ты оказываешь помощь? – спросила она.

Он бросил взгляд на часы.

– Как насчет девяти?

– Прекрасно. – Венди понизила голос до шепота. – Нэйт ушел до полудня.

– Еще лучше. Тогда скоро увидимся.

Венди только успела собрать и засунуть в шкаф разбросанную одежду и рассовать по полкам принадлежности для рисования, как раздался звонок Джека. Она встретила его долгим поцелуем. Затем он достал из кармана смятый листок бумаги и гордо вручил ей.

21
{"b":"121198","o":1}