ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Было дело, когда я привезла мебель.

Джек громко рассмеялся.

– Надо признать, времени он зря не теряет. Ламар никогда не упустит свой шанс. Он бы стал отличным предпринимателем, если бы занялся чем-нибудь легальным.

– А что его интересует… я имею в виду – помимо девушек?

– Писать разные слова на стенах и играть на компьютере.

– На стенах… гм. – Она помолчала, обдумывая его слова. – Ну что ж. Настенная живопись тоже имеет свои яркие имена. Может, стоит его познакомить с каллиграфией или монументальным искусством?

– Интересная идея, – произнес Джек без особого энтузиазма. – Я не думал об этом.

Они прошли дальше и остановились у приоткрытой двери класса, в котором шли занятия.

– Мы пользуемся услугами трех юрисконсультов; в нашем штате есть несколько репетиторов; также мы занимаемся трудоустройством своих учеников.

– А вы их готовите к колледжу?

– Смотрите на вещи реально. Лишь немногим удается получить хотя бы среднее образование, какой там колледж… Вот, посмотрите, к примеру, на Памелу. – Он указал на тоненькую светловолосую девочку. – Я был бы рад, если бы она поступила в нормальную среднюю школу.

– Ее тоже подобрали на улице? – удивленно протянула Венди.

– Ее бил отец, и она сбежала из дома. Задержана после кражи в магазине. Здесь она последнюю неделю. Хоть у нее и диковатый характер, Памела очень ранимый ребенок. Обычно она замкнута в себе и не идет на сближение ни с кем, так что помочь ей будет трудно. Однако ее можно понять – в уличной жизни ее окружали не люди, а хищники.

– Какая ужасная судьба. – Венди почувствовала, как по ее телу пробежала дрожь. – Я не хочу об этом даже и думать.

– А вон там сидит Джиллиан, – показал Джек на синеглазую девочку с темными волосами. – Ей четырнадцать, а она успела целый год проработать проституткой.

– Бедный ребенок! Неужели у нее не было семьи?

– Родители от нее отказались. Наступает время переводить ее в другой приют, но места мне пока не обещают.

– А что будет, если места так и не найдется?

– Боюсь, что она кончит свои дни где-нибудь под забором.

Они пошли дальше по коридору.

– Вот такие у вас будут ученики, – подытожил Джек, останавливаясь у двери своего кабинета. – Мы должны заниматься ими всеми независимо от того, какие ошибки они наделали в своей жизни.

Джек жестом пригласил ее пройти в свой кабинет и сел за стол.

– Вы говорили, что у вас было трудное детство. Наверное, вы не хотите вспоминать о нем?

Его слова подействовали на Венди, как холодный душ. Она отвернулась к окну.

– Это был самый тяжелый период в моей жизни.

– Почему?

Она секунду помолчала.

– Сейчас это, наверное, прозвучит мелодраматично, но тогда все было для меня очень серьезно. Мои родители развелись, у них были свои заботы, и на меня времени почти не оставалось. Я была угловатым подростком, чувствовала себя почти уродом и потому всех сторонилась. Как-то получилось, что и друзей у меня почти не было. Единственными людьми, с кем я тогда могла поговорить, были мои учителя и две мои лучшие подруги.

Его взгляд задержался на ее лице.

– Да, это очень печально.

– Но сейчас со мной все в порядке, – поспешно добавила она, выпрямляя спину. – Сейчас мне даже забавны тогдашние беды. Если бы Пол Кортин – капитан футбольной команды – продолжал не обращать на меня никакого внимания, я вполне могла бы покончить с собой. Тогда я вообще не представляла себе жизнь за порогом школы.

Оперевшись локтями о стол, он положил голову на руки.

– Глядя на вас, трудно представить, что вы когда-то были подростком и что у вас могли быть обычные проблемы этого возраста. Сейчас вы выглядите такой уверенной и прекрасной.

– Спасибо.

– Как вам удалось так измениться?

– Я очень много над собой работала.

Его внимательный взгляд начал ее смущать. Поняв это, он опустил глаза и кивнул:

– Я вижу, ваша работа увенчалась полным успехом.

На секунду в ее сознании всплыли самоуверенная усмешка Ламара, угрюмое лицо Памелы и чересчур громкий смех Джиллиан.

– Я могла бы хоть немного расплатиться за ту поддержку, которую оказали мне мои учителя, когда я была тинэйджером.

– Тогда добро пожаловать к нам, Венди, – Он поднялся из-за стола и протянул ей руку. Его пожатие было крепким. – Думаю, для нас большая удача, что вы вошли в нашу команду.

Глава 3

Подготовив все необходимое к первому уроку, который должен был состояться в четверг, Венди отправилась домой. По дороге она зашла в магазин, чтобы купить свежий хлеб, мясную вырезку и содовую к ужину. Когда она открыла дверь своей квартиры-студии, навстречу ей выбежала Элси, доберман-пинчер. Венди погладила ее уже седеющую голову, почесала за ухом.

– Привет, подруга, – раздался знакомый голос Нэйта, с которым Венди снимала студию.

Подняв голову, Венди спросила:

– Все еще работаешь, Нэйт?

– Скоро заканчиваю. – Светловолосый молодой человек с худенькой фигурой мальчика стоял на коленях в самом центре комнаты и аккуратно прикладывал намазанную клеем бумагу к сооружению из материи, которое изображало что-то среднее между мостом «Золотые Ворота»[2] и пирамидой инков. Потом он откинулся назад, критически осматривая свое творение. – Чего-то здесь не хватает. Но чего?

Нэйт был ее другом еще со школьных времен. Тогда он жил совсем недалеко от нее, на другой стороне улицы, и они проводили много времени вместе. После школы их дороги разошлись, и они потеряли друг друга из вида, чтобы однажды, когда оба искали помещение, где можно было бы устроить художественную студию, случайно встретиться вновь. Поскольку каждый из них хотел заниматься искусством, они решили вместе снять трехкомнатное просторное помещение на верхнем этаже склада, поделив расходы пополам.

– Ага! Кажется, понял! – воскликнул он и перевел взгляд на Венди. – Кстати, что это за история с малолетними преступниками?

– Не будь таким злым. – Она шутливо ударила его по голове французским батоном. – Это просто дети, которые плохо себя вели.

– Расскажи мне об этом приюте, – попросил он, подтаскивая стул с высокой спинкой к массивному столу, выполнявшему функции, как телефонного столика, так и демонстрационного стола, когда надо было показать ценителям художественные творения Нэйта. – Ты снова видела того большого парня, о котором говорила в прошлый раз?

– Того большого парня зовут Джек О’Коннор. – Венди начала готовить сандвичи с жареной индейкой. Обрезки кинула Элси, которая, чавкнув, проглотила их на лету.

Нэйт нахмурился.

– Мы что, начинаем кормить собаку со стола?

– Вовсе нет. Но разве нельзя просто побаловать собачку? – Она отправила еще один кусочек в охотно разинувшуюся пасть Элси.

Нэйт вздохнул.

– Ладно. Ну и как этот парень?

– Это не мой идеал мужчины. – Хотя почему тогда она начала краснеть, когда изучающий взгляд голубых глаз Джека остановился на ней? Да, пожалуй, он довольно красив. – Он слишком напорист, слишком быстр. От таких людей следует держаться подальше. Они и себя быстро загонят в могилу, и других. А я хочу немножко пожить.

– Хм, звучит интригующе. Ты уверена, что он тебе не интересен?

– Определенно. Он напоминает армейского сержанта, который муштрует солдат. – Тогда почему она рассказала Джеку о себе так много? Она открытый человек, но не настолько открытый, чтобы выкладывать все о себе со второй встречи. – Мне нравятся люди, которые радуются жизни.

– И мне.

– Так что и тебе он бы не понравился.

– Это верно, – согласился Нэйт и поставил тарелку в раковину. – Я возвращаюсь к работе. Спасибо за угощение. Оставь тарелки, я займусь ими потом.

В четверг Венди появилась в «Валенсия-хаус» на полчаса раньше положенного времени и сразу прошла в кабинет. Оторвавшись от бумаг, Джек взглянул на нее с удивлением. Его влажные волосы блестели, и Венди решила, что он только что принял душ. Ей тут же вспомнилась его обнаженная грудь, освещенная лучами солнца. Почему именно это пришло ей сейчас на ум? Ведь этот парень совсем ее не притягивает.

вернуться

2

Мост через пролив Золотые Ворота в Сан-Франциско.

4
{"b":"121198","o":1}