ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ладно, парни, артиллерию пока спрячьте.

– Н-ну, шеф, – протянул Айвен Октри, верзила в кожаном комбинезоне и коротких сапожках. – Давненько ведь забавы не было, а тут – настоящая жестянка к нам, как манна с неба…

– Айк, кто здесь шеф?

– Ты, Дикки, что за вопрос!

– Так вот, пока я здесь шеф, все будет только в рамках законной процедуры. Тем более, мы им пообещали сперва дать заправиться. Так что убери свою пушку с глаз долой и сними с кого-нибудь галстук. Я тебя собираюсь включить в состав жюри. Присяжным будешь, понял?

Шеф спрыгнул с двуколки на траву, уперся могучими ручищами в бедра и крепко потянулся. Поправил на левом плече восьмиконечную звезду, вновь оглядел толпу и подозвал к себе учителя полной начальной школы Джереми Тышера.

– Послушайте, Джереми, вы тут из наших самый что ни на есть знающий человек, так что будете старшиной присяжных. Конституцию и полный свод законов Республики сейчас привезет Тони Грамотей.

– Состав жюри вы подготовили, сэр?

– Да… Вы, Октри, молодой Стоунбридж, оба Рипли, лавочник Уинкл, объездчик Шарп, Тощий Джим…

– Конокрад? – удивился Тышер.

– Бросьте, Джерри, он уже полгода как бросил… Еще старый пенек Дэнни – у него котелок варит, Рыжий Пат и Кокни-Кид, эти всегда напару, ну и черномазый Люк – для пущей демократии…

– А почему никого из космодромной команды?

– Да ну их, умников этих, вечно они выдрючиваются…

– А доктор Спенглер?

– Старина Док будет за эксперта. Чарли-Быка поставим обвинителем, ну а адвокат у нас один – мистер Аптекер. Я так думаю, особо тянуть не стоит – с часок покрутим комедию, а потом сделаем из жестянки металлолом. Парни застоялись, пусть разомнутся… В полном соответствии с Конституцией, во славу Вольной Республики.

– Вы знаете, шеф, я не сторонник забав такого сорта…

– Как же, Джереми, вы у нас известный либерал! Это гарантирует, что наш суд будет самым справедливым в Галактике, сэр!

Он сказал это очень серьезно.

Шеф наблюдал за посадкой, стоя в двуколке. Сверху было виднее. Корабль, покрытый коркой буро-сизой окалины, резко замедляя скорость падения, скользнул в тучу взметенного струями песка. Налетел долгий свистящий гром, а потом тугая, как от взрыва, волна воздуха, несущая колючие пески, рванула кроны хемлоков на опушке. Испуганно заржали и забились кони.

– Н-ну, н-ну, – пробормотал успокаивающе шеф.

Вновь рванулись и зашелестели мягкой хвоей деревья – прошла волна разрежения. Шеф перевел дух, сбил шляпу на затылок, вытер шейным платком лоб и закурил.

– Ну, что там? – нетерпеливо спросил он.

– Минутку, шеф! – отозвался стоящий невдалеке Октри и побежал к диспетчерской – длинному бараку, обшитому светлым тесом. Через несколько минут он вернулся с громкоговорителем в руках.

– Все в порядке, шеф! Посадка прошла нормально, сейчас им подадут буксиры. Эти пока еще не выходили.

– Ты им скажи, чтобы поаккуратнее тащили, у этих полный трюм каких-то вирусов…

Октри двинулся было к диспетчерской, но из боксов уже выползли два тяжелых тягача и, покачиваясь, покатили к кораблю. Пыль осела и стало видно, что воздух над раскаленным корпусом чуть дрожит, заволакивая дымкой дальний лес за космодромом. Тягачи удалялись, быстро уменьшаясь в размерах, а корабль тем временем выбросил две блестящие штанги, уперся ими в песок и плавно завалился набок. Штанги, сложившись вдвое, задрались кверху, как задние ноги кузнечика. В носовой части корабля откинулась плита, открыв черное отверстие люка. Когда тягачи подошли к «Донне», шеф вдруг понял, что она совсем невелика – шхуна или даже пакетбот – и что до нее не больше тысячи ярдов. При этой мысли ему почему-то стало легче.

На черном фоне люка появились две серебристые фигурки. Они двигались, закрепляя поданные с тягачей буксирные концы.

– Да они оба роботы, с места мне не сойти! – возбужденно крикнул Октри.

– Это скафандры, – заметил кто-то из космодромной команды. – Обшивка еще не остыла, поэтому они их надели…

Тем временем буксирные концы были заведены и тягачи тронулись с места. Блеснули на солнце натянутые в струну тросы, под выхлопными трубами тягачей заклубился песок, и вот шхуна, вздрогнув, медленно двинулась вперед… Шеф не спеша пошел туда же, куда тянули ее тягачи – к ручью. За ним побрел Айвен Октри, таща на плече громкоговоритель, который, впрочем, пока не включал. Следом нестройной гурьбой двинулись остальные.

– Томми, но где же заправочная башня? – недоуменно спросил Джок, когда тягачи остановились у самой опушки леса.

– Черт их знает, может, тут другая система…

– Эй, там, внизу! – крикнул Джок. – Где ж ваша заправка?

– Разуй глаза! – отозвался кто-то.

Толпа загоготала.

– Обычно мы заправляем корабли прямо здесь, – без улыбки объяснил шеф, задрав голову, – но если что не так, то за небольшую доплату мы вас оттащим куда хотите – ручей у нас длинный.

Том спрыгнул на землю и остановился перед шефом.

– Вы предлагаете нам заправиться прямо из ручья – правильно я понял?

– На редкость правильно.

– И за это – семьсот двадцать стелларов?

– Плюс портовый сбор – восемьсот.

– А наши фильтры?

– Ваши фильтры – ваша забота.

– А ведь это не просто подлость – это преступление.

– Ну ты, жестянка! – Шеф схватился за лучемет.

– Поле-егче… – протянул Том. Он шагнул к шефу вплотную и сказал ему несколько слов, очень тихо. Шеф разжал пальцы, стиснувшие оружие, и поднял глаза к кораблю. Почему-то его очень заинтересовали многочисленные отверстия, равномерно расположенные по поверхности «Донны» – небольшие аккуратные отверстия с откинутыми защитными крышками. Шеф смотрел на них долго, и краска постепенно сбегала с его лица.

Заправка затянулась, потому что воду пришлось многократно фильтровать; кроме того, Джок включил наружную циркуляцию и прогнал через обогатитель вместо сорока тонн четыреста. Это увеличило содержание в топливе дейтерия и трития, но общее количество заправленной воды осталось то же – сорок тонн, и оснований для повышенной оплаты не было. При заправке от башни такой трюк не прошел бы… Когда наконец шланги были убраны, внизу появился верзила с громкоговорителем на плече и проорал, что, в соответствии с Конституцией Вольной Республики Модеста и предварительной договоренностью, экипажу «Донны» надлежит предстать перед судом.

– Это еще зачем? – поинтересовался сверху Джок.

– Там узнаешь, жестянка!

– Ах ты ж… Что ж ты без балахона пришел?

– Спокойно, Джок, – вмешался Том. – Прошу сообщить администрации Вольной Республики Модеста, что, учитывая особенности миссии борта «Донна» и специфику приема, оказанного ему на Модесте, экипаж не находит возможным удаляться от корабля. В то же время, уважая суверенитет Вольной Республики, а также учитывая предварительную договоренность и хорошую погоду, экипаж предлагает провести слушание дела непосредственно на этой вот лужайке.

– Это как же? – растерялся верзила. – Это какой такой суд на лужайке? Это не по правилам!

– А что, – поинтересовался Джок, – модестянское правосудие не любит солнечного света?

Верзила подумал и заявил, что такие шуточки – это неуважение к суду.

– Такое определение может вынести только председатель суда, – снова вступил Том, – это вне вашей компетенции. Экипаж «Донны» настаивает на своем предложении.

– Так что, не пойдете?

– Ни в жисть, – заверил Джок.

– Ну ладно, жестянки! – угрожающим тоном пробормотал верзила и, уже уходя, погрозил кулаком.

– Иди, иди, вонючка! – крикнул ему вслед Джок.

– Разве так можно, Джок Феральти? – покачал головой Том. – Порядочный робот себе бы такого никогда не позволил!

– Так то ж порядочный робот! А меня к этой категории отнести затруднительно…

Через некоторое время верзила вернулся.

– Эй, вы, там, слезайте! На Модесте справедливость одинаковая что под крышей, что под деревом. Давайте, давайте, суд ждет!

2
{"b":"121206","o":1}