ЛитМир - Электронная Библиотека

И вот, в результате долгих и жарких обсуждений вирмы-старейшины родов Зам-Эбшо, Донго, Испр, Драумс и Ам-Кхарк вынесли решение, что человек-маг Тапсашар всё-таки повинен в преждевременной смерти медного дракона Дрымга-Ынжала-Кутша и от исполнения данного слова потомков своих освободили. Вирмы же старейшины родов Нивр, Огло, Рубнэрэ и ещё двадцати шести других так порешили: злого умысла в действиях Тапсашара не было, ибо действовал он от чистого сердца, руководствуясь исключительно благом несчастного народа своего, а посему обязательство нужно исполнять. Данное слово священно, записанное – священно вдвойне.

Вот почему так обрадовался "богомол", узнав, из какого именно я драконьего рода. Вот почему он так ликовал.

А я молчал, думал, как поступить. Так долго думал, что он не выдержал и спросил:

– Так ты мне поможешь, дракон?

– Видишь ли… – начал я. – Как там, говоришь, тебя?

– А я не говорил.

– Ну так скажи. Меня – Егор. В миру людей, естественно.

– А меня Шабетай. Шабетай Шамали.

– Видишь ли, Шабетай Шамали, – продолжил я, – дело в том, что я не большой поклонник безоговорочного и тупого соблюдения общественных обетов. Особенно тех, что давным-давно потеряли свою актуальность. Это с одной стороны. С другой же стороны – слово есть слово. Надо держать. Так что давай так поступим: ты мне сейчас расскажешь, что натворил и от кого прячешься, а я решу, как поступить. Только не ври. Я не только при стволе, я ещё и при Силе. Отслежу враньё на раз. Согласен? Да? Или нет?

– А у меня есть выбор? – тяжело вздохнув, спросил он.

– Выбор есть всегда, – ответил я. – Не хочешь, ничего мне не рассказывай. Молотобойцам расскажешь.

Его аж передернуло всего.

– Ладно-ладно, не горячись, дракон, расскажу, как дошёл до жизни такой. – Он вновь вздохнул, выдержал небольшую паузу и выпалил: – Начну с признания. Я – Пастух ветра. Слышал про таких?

И уставился в ожидании реакции.

А я отреагировал без особых эмоций.

– Ну а как же, – сказал спокойно. – Не первый день на свете живу. Слышал, конечно. Насколько знаю, это высокой квалификации воры, специализирующиеся на древних артефактах. Не так ли?

– Нет-нет, не совсем так, – возмущённо замахал на меня руками Шабетай. – Даже вовсе не так. Никакие мы на самом деле не воры. Мы артефакты не воруем, мы их… – Прервавшись на поиск нужного слова, он какое-то время молча щёлкал пальцами. Наконец, нашёлся: – Мы их изымаем. Экспроприируем. Причём, исключительно из официальных Хранилищ и никогда у частных лиц. Видишь ли, дракон, мы искренне полагаем, что артефакты, даже самые серьёзные из них и опасные, должны быть доступными для всех. Не на полках они должны пылиться, не в сейфах гнить, а находиться в обращении. Ибо созданы свободными людьми для свободных людей. Я доходчиво, дракон?

– Прозвучало как манифест, – ухмыльнувшись, сказал я. – Только с панталыка ты меня, Шабетай Шамали, пафосом своим не собьёшь. Как не обставляй воровство красивыми словами, оно всё одно воровство. Признайся, ведь за деньги работаешь и под заказ?

– Да, за деньги, – ответил он с вызовом. – Да, под заказ. Ну и что? Какая разница?

– Большая. Существенная. Во всяком случае, для меня. Одно дело – идея, другое – бабло. А у вас не понять, где кончается идея и начинается бабло. Посему – не верю.

– Извини, конечно, но позволь заметить, чтобы проникновение в Хранилище осуществить, не только приличная Сила нужна, но и, как ты выражаешься, бабло. На техническую организацию, на подкуп охраны, на транспорт, на разные другие вещи. Впрочем, не веришь, и не верь. Только, полагаю, не будешь возражать, что мы, Пастухи ветра, как бы там ни было, снижаем вероятность Бунта вещей. Скажешь, нет?

– Бунта вещей? – Я саркастически хмыкнул. – Знаешь, никто пока ещё не доказал истинность теории перехода количества собранных в одном месте артефактов в угрожающее качество. Даже выдвинувший её уважаемый магистр Ларс фон Триер.

– Но никто и не опроверг, – напомнил Шабетай. – И на мой взгляд…

– Стоп, – резко остановил я его. – Мы ещё долго так можем препираться. До посинения. Считаю, не время и не место. Давай к делу вернёмся. Рассказывай.

Он кивнул:

– Да, дракон, ты прав, спорить глупо. Да и тема такая, что… Итак, кто я такой, ты уже понял. Теперь дальше. В конце марта получаю сообщение от… Мы, Пастухи, называем этого человека просто диспетчером. Звучит прозаично и даже буднично, зато точно передаёт суть его занятия. Так вот. Получаю от диспетчера сообщение об очередном заказе. Изучаю, даю подтверждение, принимаю контактную информацию и выезжаю для встречи с клиентом. На этот раз – в Москву. Там встречаюсь в условленный час в условленном месте и…

– Подожди, – перебил я. – Напрямую, что ли, встречался?

– Разумеется, – подтвердил Шабетай. – Всегда так. Посредники на этом этапе сделки у нас не приветствуются. Нужно лично посмотреть в глаза тому, для кого вещь работать будешь.

– Зачем? Неужели, кому-то отказываете?

– Конечно. А что тут такого? Бывает, нарвёшься на сумасшедшего или фанатика, и тут же откланяешься. Можешь, конечно, не верить, но мы, Пастухи, весьма ответственны, дракон. Потому что мы ни какая-нибудь там мафия или якудза, мы…

– Помню-помню, – опередил я его, доставая из кармана сигареты. – Вы группа бескорыстных борцов за свободный, равный и всеобъемлющий доступ к магическим ресурсам.

– Вот именно, – кивнул он.

– Ну и слава Силе. Давай дальше.

– Дальше… Ну, встретился я, стало быть, с этим самым клиентом, потолковал за чашечкой кофе о том и о сём. Убедился, что адекватен и взялся выполнить заказ.

– И что же на этот раз тебя стыбзить попросили?

Задав вопрос, я выбил из пачки сигарету и молча предложил её Шабатаю.

– Не стыбзить, а экспроприировать, дракон, – категоричным жестом отказавшись от курева, поправил он меня. Выдержал паузу и повторил с лёгким раздражением по слогам: – Экс-про-при-и-ро-вать

– Ладно-ладно, не кипятись, – разминая сигарету в пальцах, сказал я примирительно. – Экспроприировать, так экспроприировать. И что же именно?

– Если тебе это о чём-то скажет, то объект номер 124 дробь 56 Рижского Хранилища рукописей и артефактов. Знаешь про такое? Оборудовано в подвале Пороховой башни.

Услышав в его голосе явные нотки похвальбы, я недоумённо покачал головой:

– Честно говоря обалдеваю с тебя. А если бы на Форт-Нокс навели, тоже бы согласился?

– А там что, есть какие-нибудь артефакты? – уточнил он таким тоном, что было не понятно, шутит или говорит всерьёз.

– Ну, ты, блин, и даёшь, – восхищённо протянул я. Затем вытащил зажигалку, прикурил и после первой затяжки сказал: – Насколько понимаю, вещь из Хранилища у тебя изъять получилось?

– Конечно. А как же? За сорок лет ни одного прокола, ни одного провала, ни одной рекламации. Изъял без шума и пыли и этот объект. Месяц на техническую подготовку, три недели на сбор необходимой Силы и… О деталях умолчу. Извини, но это профессиональный секрет. Даже и не пытайся расспрашивать.

Я поморщился:

– Больно нужно. Справился, и молодец. Меня больше интересует, где и как ты накосячил?

– Не торопи, – попросил он. – Я же по порядку.

– Ну-ну, я весь во внимании.

– Дело в том, что согласно договоренности артефакт я должен был доставить в Москву. Так мы поначалу уговаривались. Но в последний момент клиент почему-то вдруг передумал и дал мне знать, опять же через диспетчера, что артефакт для передачи необходимо доставить в Город. Я согласился. Только, конечно, доплату потребовал за лишние телодвижения.

– И повёз?

– Повёз. Через границу на машине, дальше – поездом.

– Почему именно поездом? Почему не самолётом? Летать боишься?

– Не в этом дело. В аэропортах досмотр, сканеры, рентгены… Ну ты понимаешь.

– А что, – заинтересовался я, – этот артефакт, он чересчур подозрительно выглядит?

– Не знаю, не видел, он в запечатанном футляре, – пояснил Шабетай.

31
{"b":"121236","o":1}