ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 8

Поначалу я планировал сдать Шабетая Шамали под надёжную охрану Вуангу. Это был и простой вариант и верный. Да и напрашивался сам собой. Но потом, хорошенько поразмыслив, решил я поступить похитрее, решил схоронить несчастного воришку там, где точно никто искать не будет, – в загородном доме у находящегося в очередном отпуске полковника Белова. Ну, право слово, прикидывал я, разве кто-нибудь сходу догадается искать беглого трикстера в доме главного опера молотобойцев? Да если даже кто-то шибко грамотный вдруг и сообразит, едва ли, находясь в здравом уме и светлой памяти, сунуться посмеет. В общем, что и говорить, это был отличный вариант. Оставалось только самого Архипыча уговорить.

Что удивительно – если уж масть пошла, то она пошла – дозвонился сразу.

– Здорово, Егор, – поприветствовал меня старый вояка.

Говорил он бодрым, вовсе не сонным голосом, однако ради приличия я всё же сказал:

– Извини, что разбудил.

– Успокойся, – живо откликнулся он. – Ни в одном глазу. Сижу во дворе, пялюсь на звёзды. Небо нынче на редкость чистое.

По идее после этих дежурных фраз мне нужно было бы сразу перейти к деликатным причинам столь позднего звонка. Однако с бухты-барахты объявлять свой интерес я не решился, пошёл накручивать дипломатические турусы:

– Занятное у тебя хобби, Серёга. Завидую.

– Купи телескоп, – тут же посоветовал молотобоец, – и не будешь завидовать. Не такие уж это, Егор, и великие деньги.

– Нет, подобное веселье не про меня. Не люблю полуночничать. Да и опасно это, часами звёзды разглядывать. Душевными расстройствами чревато.

– Считаешь?

– Чревато-чревато. Было же сказано: если долго вглядываться в бездну, бездна начинает вглядываться в тебя. Так что ты там, Серёга, поаккуратней давай. Отрывайся время от времени от трубы.

Несколько секунд Архипыч соображал, глумлюсь или нет. Ошибочно решил, что говорю всерьёз, и заметил с фатализмом, присущим видавшим виды людям:

– Плевать, пусть себе вглядывается. Ничего кроме самой себя не увидит.

– Смотри, Серёга, – сказал я. – Ох, смотри. Один раз предупредил, больше не буду.

После чего не выдержал и хохотнул.

Вопреки ожиданиям Архипыч не рассердился.

– Так ты для этого мне посреди ночи позвонил? – спросил незлобиво. – Чтоб поиздеваться? Да? Слушай, а ты там случайно не наклюкался?

– Нет, представь себе, стёкл как трезвышко, – взяв себя в руки, ответил я. – Извини, Серёга. И не обижайся. Помощь мне твоя нужна, вот и звоню. А выделываюсь, оттого что не знаю, как подступиться.

– А ты не стесняйся. Говори-докладывай. Что там у тебя стряслось?

– Человечку одному крыша нужна, причём срочно.

– В каком смысле крыша? Крыша в смысле "крыша над головой" или крыша в смысле…

– Во всех смыслах, Серёга. Во всех. Так уж случилось. И приютить нужно и защитить. А ещё отмыть, накормить, от простуды пилюлю дать и спать уложить.

– Кто такой?

– Это не по телефону.

– Ну, хорошо, подъезжай, потолкуем.

– Спасибо, Серёга, уже едем.

– "Едем"? – Архипыч хмыкнул. – А я и вправду подумал, что скромничаешь.

Сказал и в ту же секунду отключился.

Сложив трубку, я покосился на Шабетая. Моего разговора с Архипычем он не слышал, не мог слышать, спал, откинув кресло до упора. Впервые за последние дни почувствовал себя в относительной безопасности, вот сразу и уснул, как только отъехали от детсада. Впрочем, и во сне приходилось ему, судя по всему, не слишком сладко. Он то и дело вздрагивал, постанывал, а один раз так жутко завыл, что мне пришлось потрясти его легонько за плечо и пропеть волшебные "чи-чи-чи". Видимо и там, в реальности, сотканной из расплывчатых образов, бесконечных подмен и немотивированных поступков, он тоже был вынужден скрываться. И, как мне кажется, выходило у него это не слишком удачно. Что, впрочем, и не удивительно. Во сне в принципе невозможно скрыться. Ведь на самом-то деле там приходится прятаться не от какого-то услужливо подогнанного подсознанием фантасмагорического бабайки, а от самого себя. От самого себя не спрячешься, себя самого только найти можно.

Путь от центра до загородного посёлка с диковинным названием Патроны, занял у нас чуть больше получаса. Расстояние всего в двадцать один километр, свободное ночное шоссе, превосходное дорожное полотно – стыдно было бы добираться дольше. Однако когда мы, съехав с трассы, подкатили по укатанной лесной гравийке к двухэтажной домине Архипыча, я к своему удивлению обнаружил, что кое-кто нас всё-таки опередил. Недалеко от ворот, у границы освещенного пространства стоял красный спортивный автомобиль с откидной крышей. Эта тачка с государственным номером К 030 ЧК у нас одна такая на целый город. Гоняет на ней весьма юная (дитя практически по нашим колдовским меркам), однако уже состоящая в должности Резидента местного бюро Ордена усмирителей Ирма Ахатова. Я сначала глазам своим не поверил, даже подумал, что путаю что-то по старости лет. Но нет. В тот момент, когда, разбудив Шабетая и строго-настрого наказав ему никуда не отлучаться, выполз из машины, молодая да ранняя как раз выпорхнула собственной персоной из калитки.

Похожая внешне на актрису Оливию Паскаль, она и на этот раз она была одета в своём излюбленном мрачноватом стиле. Гардеробчик ещё тот. Черный кожаный плащ, чёрные сапоги на высоченных платформах, аккуратненькие прямоугольные очёчки из чёрного стекла. На руках чёрные перчатки. В косы, собранные в подобье козьих рожек, вплетены чёрные ленты. Когда-то рыжие волосы и те выкрашены в чёрно-чёрный цвет. А в качестве контраста со всем этим неизбывным трауром по боевой подруге Варваре – ярко-вишнёвые по-детски припухлые губы на бледном лице.

Вообще-то, Ирма она хотя и ведьма, конечно, но славная девчонка. И очень толковая. А ещё – неравнодушная. Не люблю равнодушных чинуш, а вот она дела своей конторы ведёт мало того, что хватко, но ещё и с жизнерадостным остервенением. Будто каждое дело это её личное дело. Признаться, не хотел бы я когда-нибудь стать её персональным врагом, и очень, очень постараюсь, чтобы никогда таковым не стать. Впрочем, особо не зарекаюсь, вполне возможно когда-нибудь и придётся дорогу ей перейти. Жизнь есть жизнь, сложна и путана она, глупо зарекаться наперёд. Но до сих пор мы с этой молодой, но высокопоставленной Тёмной были в хороших отношениях. Даже в приятельских.

Да и как могло быть иначе? В прошлом сентябре – было дело – она Ашгарра от вампиров-киллеров спасла. Мало того, спустя каких-то пару дней меня самого в неслабой заварушке вместе с молотобойцами от удам-тугеннов, от воинственных и злобных демонов-гоплитов отбила. Так-то вот. К сожалению, до сих пор я ей этот долг не вернул. Не потому что скотина неблагодарная, просто случай удобный пока не представился. Правда, на Новый год в знак признательности перстень с лазуритом ей подарил. Непростой, конечно же, перстень, колдовской, из тех, что отводят от хозяина чары Пожирателя теней. Это очень редкий и полезный в хозяйстве артефакт. Да и просто красивый. Тёмно-синий камешек его украшающий не абы что, приличного качества. Хотя и здесь у нас, на берегах Озера найден, ничуть не уступает тем, что добывают в копях Бадахшана. Плотный такой, без мусорных вкраплений, однородно окрашенный, чудо, а не камень. К тому же огранён весьма искусно. Кстати говоря, слово "лазурь" происходит от арабского слова "азул", обозначающего чистое небо, а в Древнем Египте его так и называли "камень неба". Видимо, поэтому и является он символом искренности. Да-да, я прекрасно осознавал, какими именно смыслами нагруженную вещь преподношу. Ирма, надо отдать ей должное, мой намёк преотлично поняла и, принимая подарок, много всяких хороших слов наговорила, даже поцеловала на радостях. И всякий раз теперь, как только где увидит меня, реагирует так, будто я ей кровная родня.

Вот и в этот раз вскрикнула радостно, подбежала и, обхватив руками, ткнулась мне куда-то в подмышку. Я её тоже мягко обхватил лапищами, а потом, испытывая некоторое смущение от столь бурного проявления чувств, понюхал прядь у неё за ушком и произнёс:

33
{"b":"121236","o":1}