ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Выслушав подробный доклад верного Деревеньки, Николай помолчал, потом проговорил устало:

– Хорошо. Потом мы ещё потолкуем. Поди узнай: могу я выйти на воздух, погулять? Засиделся я в вагоне…

К начальнику караула немедленно явился дежурный камер-лакей и привычно-чинным тоном, отчётливо доложил:

– Бывший император хочет совершить прогулку по дворцовому саду и просит дежурного офицера взять ключ и находиться в саду при прогулке.

Прогулка бывшего государя продолжалась минут сорок.

Низложенный император одиноко ходил по занесённым снегом пустынным дорожкам сада, угрюмо и сосредоточенно куря папиросы…

Через некоторое время в караул вошёл камердинер и передал собственноручно написанную Николаем II телеграмму его матери, Марии Фёдоровне.

Телеграмма гласила:

«Приехал благополучно. Не беспокойся… У Марии тоже корь… Всех нашёл в хорошем состоянии… Мысленно с тобой. Николай».

В Вербную субботу 24 марта во дворец были приглашены настоятель Фёдоровского собора митрофорный протоиерей Беляев, диакон и четверо певчих. Они пробыли во дворце до двух часов дня Святой Пасхи (до этого времени выход из дворца им был воспрещён), служили всю Страстную неделю и Христову заутреню во дворцовой походной церкви.

Бывший царь с супругою стояли первыми посередине храма. Николай был одет в военную форму со знаком святого Георгия на тужурке. Александра Фёдоровна, бледная как полотно и похудевшая, но всё ещё сохранявшая властный вид, была в костюме сестры милосердия.

В первый раз отрёкшийся царь с супругою присутствовали на богослужении, за которым не упоминались их имена. На ектениях и за большим выходом, а также и в других местах читалось и произносилось: «Богохранимую державу Российскую и благоверное правительство ея».

Тридцатого марта, когда население и гарнизон Царского Села хоронили борцов, павших за свободу, Николай Романов, находившийся в это время на прогулке в парке Александровского дворца вместе с бывшим гофмаршалом князем Долгоруковым и дочерью Татьяной, обратился к караульному офицеру с двумя вопросами.

– Объясните, – спросил он, – почему артиллерия не салютовала при опускании жертв в могилу, почему процессия так поздно подошла к братской могиле?

Многочисленные войска царскосельского гарнизона и население Царского Села в этот момент стройными колоннами проходили мимо Александровского дворца с сотнями знамён и музыкой, провожая борцов за свободу к месту их вечного упокоения. Главные ворота дворца были в это время открыты, и Николаю предоставлялась возможность наблюдать величественную картину гражданских похорон жертв революции.

В Страстную субботу вся семья бывшего царя, за исключением Ольги и Марии, причастилась Святых тайн. Потом Николай с Татьяною и Долгоруковым совершил прогулку. Дойдя до китайской беседки, они попросили ломы, а когда их получили, стали скалывать лёд, делая сток для ручейка. Татьяна была в высоких сапогах и принимала деятельное участие в работе.

Появление бывшего государя собрало у ограды сада большую толпу любопытных.

Николай Романов всё время шутил с офицерами, Татьяна также поддерживала разговоры, в шутку предлагая офицерам взяться за ломы…

В тот же день около семи вечера к дворцу подъехали на автомобиле две дамы и попросили дежурного офицера.

К ним вышел прапорщик Жонголович. Одна из дам пригласила его в автомобиль, и когда он это сделал, дама, закрыв дверцы, спросила:

– От кого зависит передать посылку во дворец – от караульного начальника или от дежурного офицера?

Жонголович сказал, что это зависит от него, и тогда ему была передана посылка, в которой находилось семь красных мраморных яиц с золотыми ободками, и в той же посылке лежала визитная карточка с надписью «Христос воскресе! Тётя Ольга и Елена».

Одна из дам была, по-видимому, королева эллинов.[663]

Посылка была передана по принадлежности.

После заутрени близкие люди были приглашены к столу, который был очень скромен. Беседы велись вполголоса, без оживления, и через полчаса все разошлись.

Утром первого дня Святой Пасхи Николай прочёл газеты, а в половине первого пополудни состоялось обычное поздравление их бывших величеств прислугой. Всем раздавали фарфоровые яйца с инициалами «Н. А.»

Однажды Николаю объявили, что представители Совета рабочих и солдатских депутатов хотят его видеть хотя бы издали. Оказалось: исполком Совета получил сведения том, что Временное правительство решило отправить Николая II с его семьёй в Англию. Совет рабочих и солдатских депутатов постановил: принять меры к недопущению этого. В Царское Село немедленно была командирована рота солдат с офицерами и пулемётами под начальством С. Д. Масловского, облечённого чрезвычайными полномочиями.

После переговоров с царскосельским комендантом и начальником гарнизона Масловского пропустили в Александровский дворец, причём ему был представлен подробный план последнего.

Дабы дать возможность убедиться Масловскому, что Николай находится во дворце, условились, что бывший царь через десять минут пройдёт по коридору.

Николай, проходя мимо Масловского и окружавших его офицеров, был, по-видимому, смущён, приостановился, как бы желая что-то спросить, и пристально взглянул на Масловского. Однако вопроса не задал, а прошёл дальше. Бывший царь был в кителе, без оружия. Масловский тщательно осмотрел, как организована охрана дворца. Он убедился, что она надёжна и что всякая возможность бегства бывшего царя устранена, о чём и доложил по приезде в Петроград исполнительному комитету Совета рабочих и солдатских депутатов.

В другой раз не такую тревожную, но ещё более горькую минуту пришлось пережить Николаю.

Во время смены караула новый караульный начальник, приложив руку к козырьку, отрекомендовался стоящему тут же Николаю. (Во время смены караула сменяющийся караульный начальник сдаёт вступающему арестованных Николая и Александру, для чего они являются с докладом к дежурному офицеру.)

– Начальник караула прапорщик такой-то! – отчеканил дежурный офицер.

Николай, отняв руку от козырька, протянул её офицеру. Последний, сделав два шага назад, сказал:

– Господин полковник, было время, когда русский народ простирал к вам свои руки, но вы оттолкнули их. Теперь я как сын этого народа не считаю возможным взять вашу руку.

Николай с протянутой рукой сделал шаг вперёд и сказал едва слышно:

– Забудьте прошлое.

Проверить, как живёт и содержится бывший государь, пожелал и обер-прокурор империи, гражданин-министр из партии социал-революционеров.

21 марта А. Ф. Керенский выезжал в Царское Село с целью ознакомиться на месте с порядком как внутренней, так и внешней охраны дворца. Вместе с министром отправился в Царское Село и новый комендант Александровского царскосельского дворца подполковник Коровиченко.

В сопровождении коменданта Коровиченко, помощника комиссара министерства двора, начальника царскосельского гарнизона и коменданта Царского Села министр лично обошёл все помещения Александровского дворца. При обходе разъяснения давали бывший обер-гофмаршал граф Бенкендорф и князь Долгоруков.

Затем министр юстиции лично осведомился у бывшего императора и его семьи об их здоровье и времяпровождении и получил вполне удовлетворительные ответы.

Порядок внешней и внутренней охраны был признан министром вполне удовлетворительным, причём им были даны некоторые дополнительные инструкции лицам, ведающим охраной Александровского царскосельского дворца.

Затем Керенский прошёл в помещение госпожи Вырубовой и сделал распоряжение о немедленной её изоляции, о прекращении с нею сношений всех лиц, содержащихся в Александровском дворце, и о переводе её в течение ближайшего срока из дворца в другое помещение. При вторичном приезде Керенского в Александровский дворец Николай Романов старался заговорить с ним на политические темы.

вернуться

663

Ольга Николаевна (1851 – 1926), великая княгиня, дочь великого князя Константина Николаевича, вдова греческого короля Георга I.

108
{"b":"121244","o":1}