ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Основные положения, выдвинутые К. Булавиным

Присланный материал имеет следующие разделы:

«Наука с черного хода», «Сомнительная важность работ Эйнштейна», «Спекулятивная физика», «Силовые методы», «Канонизация божества» и в основном состоит из многочисленных цитат авторов, ругающих теорию относительности, хотя бы и в варианте Эйнштейна.

И здесь автор совершенно прав, говоря о себе, что он «не физик, не инженер», так как материал полон противоречий и неточных формулировок, а иногда проводится вольно или невольно мысль, что «бремя всемирной славы подавило в нем творческие начала, уничтожило в Эйнштейне физика, выставив всем напоказ униженного и жалкого человека - заложника сионистских интриг…».

Следовательно, отсюда возникает, как пишет автор в сопроводительном письме, образ «талантливого, но заурядного ученого» - жертвы сионизма (выделено мной. - В.Б.).

Обратимся к словарям (например, к «Словарю русского языка» СИ. Ожегова)[66], где говорится: «талант - выдающиеся врожденные качества, особые природные данные»; «заурядный - ничем не выдающийся, посредственный». Возникает вопрос: как можно быть выдающимся, но ничем не выдающимся, заурядным?

Следующая категория - ученый - «специалист в какой-нибудь области науки». Одним из формальных показателей принадлежности человека к этой категории является защищенная диссертация - докторская (в нашем понятии - кандидатская) за рубежом. У Эйнштейна же диссертация «Новое определение размера молекул», «посвященная броуновскому движению, была признана ошибочной (см. Собрание сочинений Эйнштейна, т.1)», - отмечает академик Российской академии наук В.Ф. Журавлев (выделено мной. - 6.5.).

К числу неточных формулировок относится и название раздела материалов «Канонизация божества». Опять смотрим словарь - канонизировать - «причислить к числу «святых»»; божество - то же, что бог. Но святой и бог, как говорят русскоязычные «юмористы», - это две большие разницы.

Автором материалов приводится также следующая цитата (точность цитирования остается на совести анонимного автора): «Для науки совершенно все равно, кто создал теорию относительности, - Эйнштейн, Цвейштейн или какой-нибудь Дрейнштейн. Ведь научная ценность и значимость любой физической теории определяется исключительно тем, как точно и насколько глубоко она объясняет выявленные наблюдениями и экспериментами природные закономерности». Если вторая половина утверждения справедлива, то первая - оправдывает научное воровство.

Еще одна мысль, проводимая автором материалов, - сделанное замечание о том, что бы было, если бы «из научного наследия Пуанкаре вычеркнуть заложенные им основы специальной и общей теории относительности как ошибочные». На каком основании? Только потому, что они были использованы Эйнштейном?

Пользуясь терминологией, близкой «Русскому радио» («Рекламному радио»?), можно сказать: «Мысль, изложенная дважды, становится понятней». Недаром приемом повторения основных идей пользуется в своих произведениях Г.Климов.

Основные идеи статьи «Эйнштейн. Миф хх века»

Основные положения статьи сводились к следующим:

1. Специальная теория относительности применяется в электромагнетизме и ядерной физике. В других науках она не нужна.

2. «Что касается общей теории относительности, то она имеет сомнительный мировоззренческий характер… В любом случае шум вокруг релятивизма - это явление политическое, а не научное» (В.Ф.Журавлев) (выделено мной. - В.Б.).

3. Все гениальное, сделанное Эйнштейном, сделано не им.

4. Великий французский ученый Анри Пуанкаре[68], получивший основные соотношения теории относительности (в том числе и знаменитое уравнение, связывающее энергию с массой и скоростью), в отличие от Эйнштейна великолепно знал математику, что позволяло ему делать строгие выводы, а не получать результаты «из общих со ображений», как это делал гений всех времен и одного народа.

5. Когда говорят, как это делает автор анализируемого материала, что Эйнштейн приобрел славу великого ученого только благодаря международным сионистским кругам с 1919 года, то забывают, что вся деятельность Эйнштейна, начиная с юности, проходила при ежедневной поддержке «международного еврейства», как его называл Г.Форд. И такие примеры приводятся в статье.

6. Полная неспособность Эйнштейна, как ученого, особенно ярко проявилась в период, когда имя его уже сделали легендой, а научное направление, развиваемое им даже с помощью ученых евреев, оказалось тупиковым, поиском «философского камня».

7. Нобелевская премия присуждена Эйнштейну «…за открытие закона фотоэлектрического эффекта и за его работы в области теоретической физики» потому, что так было надо международному еврейству, а не по причине выдающегося характера его работ. Кроме того, дана она за один из законов, объясняющих фотоэлектрический эффект.

8. Гению всех времен и одного народа была свойственна абсолютная (а не относительная!) неблагодарность по отношению к тем людям, которые содействовали формированию его публичного образа, будь то семья, жены, любовницы, учителя, помощники, коллеги, уступившие ему свои профессорские должности (но ни один биограф не пишет, под каким давлением были сделаны эти подарки).

Приводимые автором материала цитаты ничего нового не добавляют к облику Эйнштейна и содержат только два момента:

1) сообщение о решении Президиума АН СССР о нерассмотрении работ, критикующих теорию относительности;

2) обмен посланиями Эйнштейна и Гильберта.

Первый момент не был отражен в статье «Эйнштейн. Миф XX века» как не имеющий принципиального значения и нуждающийся в специальном, дополнительном разъяснении (при подготовке расширенных и дополненных материалов об Эйнштейне в текст введена информация о решении Президиума АН СССР, запрещающем публикацию критических материалов по теории Эйнштейна). И в этой связи вспоминается академический анекдот, по которому чрезвычайно известный ученый, заглянув в комнату Президиума Академии наук, сказал: «А, Прежидиум уже собрался!»

Второй момент - это указание на то, что соотношение получено Эйнштейном «из общих соображений» или «методом подбора». Именно так он объяснил свою неспособность дать строгий математический вывод формулы, ранее сделанный Гильбертом и простодушно сообщенный последним Эйнштейну. Видимо, здесь необходимо добавить, что, по словам Гильберта, если бы в то время германская почта работала бы не так хорошо (в смысле быстроты доставки корреспонденции), то у известных соотношений Эйнштейна был бы другой автор. В этих словах дана оценка Гильбертом эйнштейновской способности присваивать чужие результаты.

Хотелось бы добавить еще один штрих, характеризующий бытописателей гения всех времен и одного народа. Смотрим книгу[69]: «Еще до того как Альберт стал школьником, отец показал ему компас. Эта диковинная вещь поразила пятилетнего мальчика, он никак не мог понять, почему стрелка указывает одно направление? Мальчик долго рассматривал предмет, крутил в разные стороны, подносил к глазам и… думал, а потом вдруг сказал: «Я думаю, что вокруг стрелки есть что-то, что толкает стрелку». Вот так пятилетний мальчуган сформулировал впервые свои мысли по поводу существования магнитного поля Земли. Проблема свойств поля появилась у великого физика в столь юном возрасте» (выделено мной. - В.Б.).

По поводу этого выдающегося, по глупости бытописателей, эпизода добавим: по свидетельству многочисленных биографов, маленький Альберт в этом возрасте еле мог связно произнести пару слов по причине своего редкого, чрезвычайно замедленного развития. Рассказами о гениальных высказываниях Эйнштейна полны его биографии. Вот один из примеров из[69]:

«Как-то раз Плещ рассказал Эйнштейну, что люди с болезнью сердца очень плохо себя чувствуют, идя навстречу ветру. Сразу же в голове Эйнштейна возник вопрос, произнесенный вслух: «Почему?» На следующий день (выделено мной. - В.Б.) врач получил от Эйнштейна письмо с объяснением: ветер оказывает повышенное давление на лицо человека».

40
{"b":"121246","o":1}