ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя семья и другие звери
Непарадная Америка
Отец. Как воспитать чемпионов в спорте, бизнесе и жизни
Женщина, я не танцую
Год наших тайн
Пепел над океаном
Великий уравнитель
Элеанор Олифант в полном порядке
Пацаны. Том 1. Самое главное

– Как интересно, – протянула Кара в ответ.

– Прости, – еще раз извинилась Юнона.

– О! Не стоит, право слово. Лучше задавай вопросы, пока у тебя есть такая возможность. Ведь не обо всем тебе удобно спросить Велеса, ведь так? – Юнона кивнула, что-то решая для себя.

– Мне вот интересно, почему, когда мы вошли, почти все присутствующие разглядывали нас с таким жадным любопытством?

– По нескольким причинам, – Кара почувствовала, как в ней просыпаются лекторские инстинкты, и даже немного посочувствовала Юноне, которой предстоит все это выслушать. – Во-первых, Велеслав обладает очень мощной аурой силы, которая так притягательна для всех живущих на сумеречной стороне мира.

– Что-то я не заметила у него никакой особой ауры…

– Тебе в этом отношении проще, – Кара подмигнула собеседнице. – Ты проводишь с Велесом довольно много времени, поэтому зачастую даже не замечаешь его истинной силы. Юнона, ты не обратила никакого внимания на наши с Яром ауры, что еще раз подтверждает: силой тебя привлечь невозможно – у тебя благодаря Велесу своеобразный иммунитет к этому.

– Интересно, почему ни Велеслав, ни Хран ничего мне об этом не рассказали? – чуть слышно спросила девушка саму себя. – Прости, Кара, ты ведь еще не закончила мой урок, – Юнона улыбнулась.

– Не закончила, – оборотень тоже улыбнулась. – Велеслав хоть и не является первым вампиром Екатеринбурга, – Оборотень увидела не понимание в глазах собеседницы. – В некотором роде главой города среди вампиров, – пояснила Кара. – Хотя с легкостью может им стать, но просто не хочет связываться.

– А я и не знала, – стушевавшись, выдохнула Юнона, когда Кара сделала паузу.

– Ты не учла только одно, я сказала: «Во-первых…». А это подразумевает как минимум наличие «во-вторых», – оборотень самодовольно улыбнулась. – Во-вторых, – она смаковала это слово, – внимание привлекаешь ты. Слух о том, что Велеслав завел подопечную, – Юнона недовольно поморщилась, – уже облетел город.

– И что в этом такого? – удивила будущая целительница.

– Довольно много всего. В основном всех интересует, кто сумел добиться такого расположения этого, вынуждена признать, довольно замкнутого и стойкого вампира.

– Кара, я тебя совсем не понимаю.

– Ну, пока я ничего такого не сказала, а лишь назвала предпосылки, – Кара уже поняла, что Велес не объяснил своей подопечной двоякого положения подопечных сильных мира сего. «И о чем он только думал?! – задала она сама себе вопрос и сама же ответила. – О Хелен…». Черт. Хотя ее дело объяснить так, чтобы у Юноны не появилось желание убить этого вампиристого недоумка. Посмотрев на девушку еще раз, Кара поняла, что вряд ли сумеет выполнить задуманное: Юнона уже, видимо, о чем-то догадалась. Вежливая маска, которая застыла на лице будущей целительницы, не предвещала одному новоиспеченному наставнику ничего… хорошего, разумеется. Кара мысленно глубоко вздохнула и заказала им еще по одной порции глинтвейна. – Собственно те, у кого нет родственником на сумеречной стороне мира, чаще всего попадают к профессиональным наставникам. Но… это сладкое слово «но»… Чаще всего, если у подопечного сильный дар, он может заинтересовать кого-то обладающего достаточной силой… В таких случаях подопечные после окончания обучения вливаются в клан своего наставника, в качестве еще одного вассала.

– Я слышу, как ты его назвала волшебное слово «но».

– Ты вновь права. И есть еще один вариант, который внешне очень напоминает вас с Велесом, – Юнона напряглась. – Когда подопечный довольно красив и корыстен, чтобы стать любовником или любовницей своего наставника.

– Что? – слов у девушки явно не хватало, потому что она беззвучно открывала и закрывала рот не то, пытаясь сделать вдох, не то сказать что-то.

– Вот так. Им интересно посмотреть на новую любовницу, как им думается, наследника клана Крови. Но могу тебя уверить, у Велеслава нет и в мыслях ничего подобного, – Кара поспешила хоть что-то сказать в защиту друга. Оборотень уже поняла, что из-за ее желания решить часть проблем они только прибавились. Правда, судя по всему, только у Велеса.

– Любовницу? Смотрины… – прошипела Юнона себе под нос.

– Да не собирается он делать тебя своей любовницей! – Кара постаралась ободрить собеседницу.

– Собирается, не собирается. А сказать бы мог…

Юнона залпом допила свой глинтвейн. Кара смотрела на все это и понимала, что Велесу предстоит сегодня не легкий разговор. Она заказала еще глинтвейна и постаралась отвлечь Юнону пустой болтовней о приятных женскому сердцу вещах, но из этого мало что вышло. Ледяная маска и острая вежливость не собирались отпускать из своих цепких рук подопечную Велеса и возвращать ее веселости.

Софья пила горячее вино и думала о том, что Велеслав не пожелал ей сказать. Злость, постепенно разливаясь по венам, подбиралась к сердцу и мозгу. Выпитое тихо шумело в голове, но никак не желало менять восприятие ситуации. Было противно. Девушка практически не слышала, что говорила ей Кара, полностью погрузившись в себя и свои чувства. Чувствуя себя преданной, она не желала сейчас пытаться понять мотивы, которые заставили вампира поступить именно так. Общественное мнение обычно для нее ничего толком не значило, но то что Велес не пожелал ей сказать… Почему? Ну, почему нельзя было просто сказать? Софья знала, что тогда она смогла бы понять его. Понять положение и то, что, возможно, вампир действует ей во благо. Но сейчас… Сейчас от всего этого становилось только горче.

Они вернулись, когда Софья допивала третий бокал глинтвейна. Знаки планет теперь у обоих вампиров горели кровью, значит, они сделали то, что собирались. Яромир сначала улыбнулся, но, посмотрев на нее, его улыбка пропала. Вампир быстро перевел взгляд на Кару и протянул ей руку.

– Думаю, мы вынуждены откланяться, – проговорил он, обернувшись к Велеславу.

– Да, да, у нас были еще кое-какие планы на эту ночь, простите, – проговорила Кара, поднимаясь из-за стола. Она ободряюще улыбнулась Велесу, словно прося прощения, и они покинули ресторан.

– Посидим еще немного? – спросил вампир, он тоже не блистал радостью.

– Как хочешь, мне без разницы, – ничего не выражающим голосом ответила Софья. Она не собиралась выяснять отношения здесь. Это было бы дурным тоном и лишней публичностью. Ни того, ни другого она не хотела.

Велеслав подозвал официанта и попросил счет, Софья принципиально не смотрела на наставника, чтобы не сорваться. Взгляд искал хоть какую то зацепку, чтобы можно было использовать ее как якорь, и нашел. Ученический браслет, выглядывая из-под рукава, слабо мерцал камнями в неровном свете. Девушка искала слова и одновременно пыталась себя успокоить. И то и другое выходило у нее безрезультатно. Софья прикусила губу, когда Велеслав помогал ей облачиться в пальто, потому что слова так и рвались наружу. « Не здесь! Не здесь!» – не то уговаривала, не то мысленно приказывала себе девушка.

Софья не помнила, как они добирались домой. «Домой?» – мысленно одернула она себя. Ей вообще не хотелось ничего и никого видеть. Вот и погрузилась в мысли, так глубоко, как смогла. Даже пьянящая прелесть черной осенней ночи не смогла выманить ее оттуда. Она полностью вернулась к реальности уже в коридоре, когда Велес помогал ей снять пальто. Злость вновь накрыла ее с головой, но Софья постаралась удержать ее в узде. Поговорить? Надо поговорить, но не у порога же, правда?

– Хочешь поговорить? – спросил Велес.

– Да, – Софья даже кивнула, чтобы подтвердить серьезность своего желания.

– Тогда пойдем в кабинет, думаю, так будет лучше.

– Хорошо.

Он чувствовал злость, которой была охвачена подопечная. Она как неверный огонек то вспыхивала, то почти затухала. Злость, обида, разочарование – вот, что испытывала Юнона. Она была непривычно холодна и отрешена сейчас. И Велес начал беспокоиться о том, что могла сказать ей Кара. Вампир и сам пребывал в нерадостном состоянии после посещения «У кошки», но злости он не испытывал, в отличие от подопечной. Очередная волна ее злости накрыла Велеслава, когда он помог Юне снять верхнюю одежду. Неужели злится на него?

17
{"b":"121250","o":1}