ЛитМир - Электронная Библиотека

– Софья, тебе надо восстановить потерянную кровь. Так что сейчас мы будем ужинать.

– Я не хочу, – протянула она.

– Надо. Что будешь? Есть пюре, пара салатов (они на столе выбирай и накладывай сама) и печень.

– Пюре чуть-чуть, ладно? – настороженно посмотрела в глаза Велесу девушка.

– Но тебе нужно поесть печень, она очень полезна для крови.

Девушка замялась, вампир ощутил как ей неудобно.

– Прости, знаю, что это выглядит капризом, но я не ем печень ни в каком виде, – услышав это, Велес расхохотался. – Что в этом смешного? – обиженно спросила девушка.

– Я просто ее тоже ненавижу, при этом готовить еще больше, чем есть. Но уверял себя, что это надо сделать, потому что с гематогеном у большинства девушек отношения еще натянутее.

– С гематогеном у меня хорошие отношения, – улыбнулась Софья.

Ужинали и разговаривали ни о чем. Велес убедился, что девушка не глупа и не заноза, хоть за словом в карман не лезет. Рассказывать ей о своем мире прямо сейчас вампир не видел смысла, поэтому потихоньку вытаскивал информацию о жизни Софьи. Девушка, как оказалось, работала секретарем и жила одна на съемной квартире, чтобы не мешать родителям. Ее мама недавно второй раз вышла замуж. В немалой степени то, что разговор проходил так легко, Велес был обязан природным умением вампиров располагать к себе окружающих. После ужина загрузив посуду в моечную машину, Велес пригласил девушку к себе в кабинет, чтобы начать рассказ о мире, в котором теперь ей придется жить.

Он включил свет в кабинете и жестом предложил гостье занять кресло напротив стола. Велес с легкой улыбкой смотрел на то, как девушка пытается устроиться. Это было довольно забавно, ведь Софья оказалась примерно такого же роста, что и Кара. Но оборотень давно привыкла залезать в это кресло (рассчитанное на высокого мужчину) с ногами, потому что, когда она пыталась сидеть в нем прилично, ноги до пола не доставали. Помучившись под взглядом веселившегося вампира, Софья все же нашла выход – она уселась на самом краешке. Неудобно, зато прилично.

– Ты не против, если я закурю? – спросил Велес.

– Нет, конечно. Кури.

Вампир медленно курил, подбирая слова и решая с чего же начать рассказ. Велес сделал очередную затяжку, отгоняя воспоминания прочь, но они с муравьиным упорством штурмовали разум. Тридцать лет назад, еще во Франции, у него была похожая ситуация. Тогда Велес случайно наткнулся на девушку-оборотня после первого обращения, и ему пришлось показывать ей мир сумеречной стороны. Быть наставником. Единственная ошибка, которую совершил тогда вампир с ней, до сих пор отдавалась болью в сердце и душе. Он влюбился в свою подопечную и даже сейчас расплачивается за это. Возможно, все было бы не так горько, если бы она ушла… по-другому. Но… ничего не изменить и не переписать – надо жить дальше. Велес взглянул на сидящую напротив девушку, и ему стало стыдно. Он не часто позволял себя раскрываться, но в своей квартире раньше у него не было смысла скрывать что-то как минимум от себя самого, и теперь эта привычка обернулась против него. Софья оказалась очень восприимчивой и сейчас под воздействием его эманаций чувствовала себя не лучшим образом.

– Прости, задумался, – невольная спасительница вопросительно приподняла бровь. – Я чуть позже расскажу тебе о силах, подвластных обладающим силой народам. Просто мне доступна эмпатия, и порой я невольно делюсь своими особенно яркими чувствами с окружающими. Ты только что попала под одну из моих эманаций, – кратко пояснил произошедшее только что вампир.

Софья виновато опустила глаза, как будто это она влезла в Велеса душу. Стыд обжег вампира, не хуже волшебного пинка подгоняя рассказ, который так и не был продуман.

– Пожалуй, я начну рассказ о моем мире с имен, – быстро проговорил, стараясь разрядить обстановку. – При рождении родители нарекают каждого ребенка именем – это имя судьбы, оно определяет некоторые качества, которые проявятся позже. Это имя зачастую знают только ближайшие родственники, побратимы и возлюбленные, так же им скрепляют особо важные клятвы всю жизнь. Когда просыпается сила, каждый выбирает себе имя пути или имя для всех, как его еще называют. Имя пути возможно менять, но желательно этим не злоупотреблять. Как только происходит выбор пути, имя судьбы становится тайным и постепенно обретает силу и даже некоторую власть, над своим носителем.

– А ведь свое ты выбрал не сам? – невпопад спросила девушка и тут же смутилась.

– Я редкое исключение, – удивившись, ответил он. Вампир никому не рассказывал, что, когда пришло его время выбирать свой путь, теперешний Говорящий за вампиров в Совете Венцедар настойчиво порекомендовал ему выбрать это имя.

– Ладно, про имена я все поняла. Но с чего ты взял, что во мне есть сила? – задала давно терзающий ее интерес вопрос девушка.

– Если бы в тебе не было силы, ты никогда не откликнулась на мой Зов. И, кстати, наличие у тебя силы легко проверить.

Велес легко встал из-за стола, отчего Софья немного испуганно попыталась залезть в кресло поглубже. Вампир прошелся по кабинету до окна и взял с подоконника один из горшков с комнатным растением. Кара умудрялась заставить этой зеленой живностью не только свою, но и его квартиру. Вернувшись к столу, мужчина поставил горшок на стол и предложил Софье попробовать на нем использовать ее силу. Девушка нехотя встала из кресла, потом долго рассматривала растение прежде, чем спросила:

– И что я должна сделать, Велес?

– Все просто. Дотронься до стебля и сосредоточься. Потом представь, что ты делишься с растением энергией.

Софье эти слова показались весьма глупыми, но обижать Велеса прямым неверием ей было неудобно. Она, как и было рекомендовано, слегка коснулась растения и постаралась мысленно поделиться с ним силой. Меньше чем через минуту вокруг ее руки возникло сияние, и девушка от неожиданности вскрикнула и отдернула руку – сияние тут же исчезло. Велеса окатила волна потрясения, исходящего от девушки, потом удивления, затем неверия.

– Это точно сделала я, а не ты? – спросила гостья.

– Ты. Завтра с утра, когда я поеду забирать твое пальто, потренируешься еще и убедишься в своих силах. Главное, не увлекайся – ты еще не полностью восстановилась.

– Хорошо, – покладисто кивнула девушка.

– Тебе бы еще имя выбрать не помешало. Я тогда сразу закажу для тебя документы, – продолжил разговор Велеслав.

– Юнона, – не раздумывая, ответила она.

Велеславу стало не по себе, когда он услышал имя, которое избрала для себя Софья. Он прекрасно знал о происхождении этого имени и его немало удивило, насколько близки по сути между собой имена судьбы и пути девушки. Это настораживало, своей необычностью.

– А какие документы-то? – спросила девушка.

– Паспорт, полис, – перечислил он, – ну и другие.

– Зачем? – Велеса окатило недоумением девушки.

– Ну, документы и в нашем мире тебе будут нужны. А раз ты уже выбрала имя пути – не следует понапрасну сверкать именем судьбы.

– Велес! Зачем все это? Я не собираюсь жить в твоем мире, мне и своего хватает!

– Не получится, Юнон, – сокращение ее нового имени пришло к нему совсем естественно, словно он тысячу лет только так ее и называл. – Ты уже не выберешься из нашего мира – раз в тебе пробудилась сила, – невесело усмехнулся вампир. – И по законам нашего мира, пока ты не научишься контролировать свои возможности перед обществом за тебя должен нести ответственность наставник. А твой мир, прости, но никогда не сможет принять тебя такой.

И тут наконец-то у девушки началась истерика. Велес честно признался себе, что с нетерпением ее ждал до этого момента. Было что-то пугающе-неправильное в поведении Юноны до этого. Спустя час, когда его спасительница окончательно успокоилась, Велеслав проводил ее в гостевую спальню и, выдав чистый набор постельного белья, пожелал спокойной ночи. Ему напоследок пришлось пообещать, что завтра утром он сразу же заберет ее пальто из чистки и отвезет девушку к ее дому. Велес прошелся по квартире, спать он еще не собирался – слишком рано для того, кто привык вести ночную жизнь. Он позвонил Каре и договорился о встрече на завтра, потом отослал запрос на документы для Юноны. Велеслав удивился, насколько легко он принял новое имя девушки. Когда первоочередные дела закончились, вампир занялся уборкой в квартире – делом скучным, но нужным.

5
{"b":"121250","o":1}