ЛитМир - Электронная Библиотека

— Судя по документам, — вставил слово дядя Гарик, — бандитами руководит прокурор области Власов. Тот самый, у которого сына недавно убили.

— Да и главаря его марионеточных гангстеров тоже пристрелили, — усмехнулся Егор, — в бандитской среде города безвластие.

— Это я знаешь к чему сказал, — промолвил дядя Гарик, — ведь сейчас начнется резня между бандитами кукольными и настоящими туберкулезниками, которые в зоне сидели лет по двадцать. Настоящим зэкам, которые прошли лагеря и пересылки, Фофан этот с его спортсменами как кость в горле сидел. Теперь Фофана нет, его самых крутых тоже нет, спортсмены начнут за власть бодаться, а в это время их ряды уголовники своими ножами проредят. Милиции не до них будет, потому что все ищут того, кто покушался на губернатора. Ох, и анархия в городе начнется!

— В мутной воде легче рыбку ловить, — улыбнулся Егор, — развалим мы с тобой этот клан, ДГ, развалим. Это будет славная оплеуха этим гадам за то, что моего отца так унизили и довели до инфаркта. Гораздо лучше, чем если бы я только Боброва пристрелил. А может, и правда тот голубь был божьим знаком?

— Может, и так, — согласился дядя Гарик и пошёл на кухню доделывать свою бомбу.

Глава 17

Настя подкрасила глаза, губы, полюбовалась на себя в зеркало и пошла в коридор мимо кабинета отца, который сидел и хмуро смотрел в приоткрытую дверь. После покушения на себя он стал сам не свой. Часто и подолгу задумчиво сидел в своем кабинете и что-то решал, шевеля густыми бровями. Настя постаралась прокрасться незамеченной, но отец остановил ее и позвал к себе. Девушка вздохнула и вошла к отцу.

— Ты куда собралась? — спросил Бобров.

— Просто на улицу погулять, — ответила Настя, — а что, нельзя?

— Это опасно, — сказал губернатор, — пока я не найду того, кто стрелял, тебе стоит быть поосторожнее.

— Стреляли-то в тебя, — ответила Настя, — а я тут при чем? В меня никто не стрелял.

— Вокруг враги, — сказал Бобров, — могут, чтобы надавить на меня, тебя похитить или чего похуже. Так что посиди дома дня три-четыре. Поиграй в компьютер, почитай. В школу тебя будут отвозить и забирать двое парней из службы безопасности, и все эти дни они тоже будут за тобой приглядывать.

— Да не хочу я! — возмутилась Настя. — Между прочим, у меня свидание! И ты не имеешь права…

—Имею, имею, — устало сказал Бобров, — иди в свою комнату.

—Ах, так! — рассерженно воскликнула Настя. — Ну, тогда я… я тогда…

Она с гневом стала озираться по сторонам, думая, чем же она может пригрозить отцу. Бобров спокойно отвернулся от разъяренного «цыпленка» и стал заниматься своими делами. Настя, увидев, что отцу безразличен ее гнев, выскочила в коридор и решила, несмотря на запрет, сбежать из дома. У входной двери ее встретили два вежливых молодых человека с непроницаемыми лицами, которые преградили ей выход наружу.

—В чём дело? — возмутилась Настя. — Это моя квартира, это моя дверь и, в конце концов, моя жизнь!

—У нас есть приказ вас никуда не выпускать, — равнодушным казенным тоном ответил один из охранников, — так что извините.

—Так! — Настя встала в позу. — Я требую, чтобы вы меня пропустили!

Из комнаты выглянула мама и попросила Настю:

—Доченька, иди к себе. Это не так трудно — посидеть дома какое-то время. Не надо, пожалуйста, перечить отцу.

Анастасия развернулась и со слезами кинулась в свою комнату. Вот так! Она с Брэдом договорилась встретиться в парке, чтобы погулять. На улице прекрасная погода, Брэд может постоять за себя и за нее. С этим аргументом она предприняла последнюю попытку размягчить суровое сердце отца. Настя осторожно заглянула к нему в кабинет.

—Между прочим, — сказала она, — в прошлый раз Брэд справился со здоровенным охранником в баре. Он сможет за меня постоять! Бояться нечего.

—Мне вообще подозрителен этот американец, — сказал Бобров, — что-то очень неожиданно он появился на горизонте. Как, ты говорила, его зовут и откуда он родом?

—Его зовут Брэд, — ответила Настя, — Брэд Беннетс, он из Чикаго, его папа миллиардер.

—Чикаго большой город, — почесал нос губернатор, — но все равно, попробуем.

Он поднял трубку и приказал кому-то разыскать данные на Брэда Беннетса, примерно восемнадцати-двадцати лет от роду. Настя подсказала еще, что слышала об американце и его семье. Ей и самой хотелось узнать, правду ли говорил ей этот парень, в которого она так неожиданно влюбилась. Настя не уходила, отец писал какие-то бумаги и наконец поднял глаза.

—Чего тебе? — спросил он.

—Папа, ты же тоже был молодым… — начала жалобно канючить Настя.

—Брысь! — коротко ответил отец, и ей пришлось ретироваться из его кабинета.

Анастасия вбежала в свою комнату и бросилась на кровать. Горькие слезы потекли градом! Ей уже семнадцать лет, а ею распоряжаются, как маленькой. Минут через двадцать безутешного рыдания Настя услышала, что отец куда-то уехал по делам, и хотела выбежать на балкон, чтобы убедиться в этом. Но он оказался закрыт на маленький врезной замочек. Видимо, его врезали, пока Настя ходила в школу.

—Ах, так! — произнесла возмущенная пленница. — Ах, так! — произнесла она решительней, и бесенок противоречия заиграл в ней с новой силой.

Порывшись в своем сундучке, Настя достала большую шпильку и стала ковыряться в замочке. Он не поддавался, но и Настя была упорной. «Медвежатник» из нее не получился, желтенький язычок замка словно издевался над ней, поглядывая из щели между дверью и косяком. Настя в поисках инструмента для грубого взлома залезла в шкаф и нашла там альпеншток — инструмент для скалолазания, который подарил ей отец на пятнадцатилетие вместе с полным комплектом снаряжения. Настя даже занималась целый год в секции альпинизма и скалолазания, а потом бросила, как и многое в ее жизни. Все ей было доступно, все ей было легко, и поэтому ничего не доставляло интереса и удовольствия.

Снаряжение навело её на дерзкую мысль. Она включила телевизор погромче, одним движением альпенштока выломала хлипкий замочек. Затем закрепила трос на перилах каменного балкончика, который выходил в. уютный зеленый дворик. Бобров именно потому приказал закрыть балкон, что опасался: в Настю, как и в него, могут выстрелить с чердака, когда она выйдет подышать. Но Настя этого не знала, трос тихо упал вниз, а по нему скользнула и сама бесстрашная альпинистка. Да и чего было бояться — второй этаж, хотя потолки у них были высокие.

Бабушки у подъезда с изумлением взирали, каким мудреным способом дочь губернатора покидает квартиру, и только цокали языками. Настя почувствовала ногами землю, торжествующе хихикнула, взглянула на часы и бегом побежала в сторону проспекта. Там она взяла такси и помчалась к своему любимому на свидание. Пропажа ее обнаружилась через полчаса, когда в комнату заглянула мама, чтобы пригласить дочь попить чаю. О побеге было сообщено Ивану Петровичу, и он пришел в ярость.

Тем временем Брэд ждал Настю у входа в парк. Прошло уже полчаса с назначенного времени, Настя задерживалась, Брэд крутил в руках букет георгинов и насвистывал мелодию из какого-то фильма. Вскоре подъехало такси, и Настя выскочила из него раскрасневшаяся и восторженная.

— Я сбежала из дома! — выпалила она Брэду.

— Как? — удивился американец.

— Меня заперли в комнате, а я убежала через балкон! — ответила Настя.

— Тебе попадёт, — покачал головой Брэд, — на твоего отца, я слышал, было покушение. Тебе нужно быть осторожнее.

— Ещё один зануда! — топнула ножкой Анастасия. — Я, между прочим, к тебе сбежала! Цветы мне?

— Да, да, — кивнул растерянный Брэд и протянул букет Насте.

Настя взяла цветы, понюхала их теплый аромат и спросила:

—Куда пойдём?

—Здесь в парке есть хорошее кафе, — сказал Брэд, — давай там посидим. Там не плохие шашлыки жарят и даже есть гамбургеры с кока-колой.

—Что, о родине загрустил? — спросила Настя.

—Почему ты так решила? — не понял Брэд.

32
{"b":"121251","o":1}