ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут же два амбала профессионально скрутили бедного губернатора и повалили на пол.

— Помыть его, одеть в фиксирующую рубашку и к буйным, — приказал доктор, — будем оформлять.

— Не-е-ет!!!! — завопил губернатор так, что все больные в психдиспансере вздрогнули.

Но это его не спасло.

Глава 22

План дальнейших действий Рябиновскому подсказали сложившиеся обстоятельства, когда он вышел из здания администрации города и засел в машине, обдумывая сложившуюся ситуацию. Он никак не мог придумать ничего, но, когда увидел толпы людей, приветствующих госпожу Смирнову — разоблачительницу власть имущих ворюг, — решение моментально пришло само собой.

— Конечно, — сказал себе доктор наук, — Смирнова — вот достойный кандидат на место губернатора. Она неглупа, но ровно настолько, чтобы не выдать себя, она не запачкана, потому что мы ее к кормушке слишком близко не подпускали. И, наконец, она обличила через газету своих зарвавшихся товарищей, тем самым обеспечив себе народную любовь и уважение.

Оставалось только подумать о том, чтобы троица Илов — Бобров — Власов не предала самого доктора наук, когда их под белые ручки поведут в зал суда. Документально Рябиновский чист, но если кто-то из них начнет давать показания, то на основе этих показаний и Ко-Ко могут повязать и к делу подшить. А это обстоятельство доктору наук было совершенно не нужно. Более того, оно его пугало.

И опять внешние обстоятельства сработали на доктора Рябиновского. Через час, вырвавшись от обезумевшей толпы, Смирнова сама прибежала к доктору наук в кабинет и громко закричала:

—Константин Константинович, ведь Илов-то мертв!

—Как? Уже? — удивился Рябиновский.

—Да, да! Его толкнул Власов, он упал и ударился о край стола! — сказала Смирнова. — Потом об стул! Потом об пол! Ужас! И сразу же умер! Он там лежит и не дышит! Прокурор, когда убил Илова, словно обезумел и стал душить меня! Я обещала ему не говорить, что это он толкнул мэра! Спасите меня, Константин Константинович!

—Не беспокойся, Наташа, — ласково сказал Рябиновский, — я не дам тебя в обиду.

—Спасибо, спасибо, Константин Константинович, — запричитала Смирнова и, рухнув перед ним на колени, стала целовать Рябиновскому руки.

Он не убирал свои персты — это проявление покорности и верности ему льстило.

—И откуда прокурор взял, что это Илов заказал убийство его сына? — задумчиво произнес Рябиновский, глядя поверх головы Смирновой. — Но это, в общем, и неважно. В настоящий момент нам нужно действовать быстро и уверенно. И тогда мы спасем не только свою репутацию, но и свое теперешнее положение.

— Разве это возможно? — с сомнением спросила Смирнова.

— Ты, Наталья Семеновна, больше не отказывайся от того, что именно ты написала эти статьи, — приказал Рябиновский, — говори, что именно ты их написала.

— Это не я! — возопила Смирнова. — Я не писала!

— Заткнись и слушай, что тебе говорят! — приказал Рябиновский. — Теперь ты будешь воплощением нового веяния нашей политики. Ты герой, который не побоялся обличить зажравшихся чиновников и выступить против их произвола! Ты будущий губернатор края!

— Я? — удивилась пресс-секретарь. — Я не смогу…

— Сможешь, — ответил Рябиновский, — если уж тупица Бобров смог, то ты и подавно справишься. Да и делать тебе самостоятельно ничего не придется. Думать и принимать решения за тебя буду я. Как и раньше было. Но нам с тобой первым делом нужно обезвредить тех, кто может нам навредить. К несчастью, все они наши прежние соратники. Одного уже нет. Обстоятельства нам очень помогли. Христофор Ульянович Илов уже мёртв, и это хорошо. Нам не придется самим лишать его жизни. Значит, провидение за нас. Займемся Власовым, который сам себя подставил. Пока о случившимся в кабинете Боброва никому ни слова!

Смирнова кивнула.

— Я думаю, что Власов прибежит ко мне за советом, — сказал Рябиновский, — так что я направляюсь домой. И ты тоже езжай домой. Никому ничего не говори, спрячься, пока я не найду прокурора.

Рябиновский как в воду глядел. Он нашел Власова в подъезде своего дома, когда приехал из НИИ. Растерянный прокурор пришел к нему за советом, как ему быть дальше и как сохранить свою задницу. Когда Рябиновский вошел в подъезд, Власов бросился к нему в ноги из двери подвала, где прятался, и закричал:

— Спаси, Ко-Ко! Что нам теперь делать? Все против меня, даже народ!

— Народ никогда и не был за тебя, — ответил Рябиновский. — Пойдём наверх, и успокойся.

Они вошли в квартиру, прошли в кабинет доктора наук. Власов, нервно дрожа всем телом, уселся в кресло, Рябиновский встал у окна.

— У тебя один выход, Власов, — нарочито грозно сказал Рябиновский, — поступить как настоящий мужчина, на которого пало клеймо вора и взяточника! Ты понимаешь, о чем я говорю?

Рябиновский поднес указательный палец правой руки к своему виску.

— Нет! — замотал головой Власов. — Я не хочу умирать! Я хочу жить, да и зачем мне это? Ты что, шутишь?

— Да, я пошутил, — успокоительно улыбнулся прокурору Рябиновский, — просто хотел проверить, нет ли у тебя дурных мыслей о самоубийстве. Вижу, что нет. Это хорошо. Я тебе помогу, конечно, но на всякий случай дай мне пока твой пистолет, чтобы не произошло чего-нибудь непредвиденного. Я вижу, что ты не в себе.

— Не дам! — сказал Власов. — Как я буду защищаться?

— От кого? — спросил Рябиновский. — Ты у меня дома! Я не хочу, чтобы ты сдуру начал тут палить! Или давай пистолет, или уходи!

Прокурор задумался, просчитал в голове возможные варианты, решил, что и правда он на грани срыва, потом полез в карман, достал пистолет и протянул Рябиновскому.

— Вот и славненько, — сказал доктор наук, — пойду поставлю чайник, вернусь, обсудим, что нам с тобой делать дальше.

Прокурор кивнул и подумал, как хорошо, что Ко-Ко еще не знает о том, что он убил мэра. Власов верил, что мудрый мозг доктора наук найдет выход из сложившейся ситуации. Эти мысли придали ему сил.

Рябиновский тем временем скрылся на кухне, там взвел затвор прокурорского пистолета, поставил на поднос две чашки с чаем, а оружие спрятал за спиной. Он неторопливо вернулся в комнату, где прокурор напряжённо смотрел по телевизору региональные новости. Власов нервно кусал ногти на руках, выплевывая их прямо на персидский ковер Рябиновского. Доктор наук подошел к прокурору вплотную сбоку, быстро приставил дуло к его виску и плавно нажал на курок.

Грохнул выстрел, голова Власова мотнулась, его отбросило с кресла, и он упал окровавленным лицом на пол. Рябинов-ский спешно поставил поднос на столик, взял салфетку, стер с пистолета свои отпечатки пальцев и сунул оружие в руку прокурору. Получалось, что Власов застрелился сам. Вбежала жена Рябиновского, которая тоже смотрела телевизор в соседней комнате. Увидев труп, она взвизгнула и завопила:

—Что это, Ко-Ко?!

—Прокурор застрелился, пока я ставил чайник, — ответил Рябиновский, делая вид обеспокоенный и тревожный, — что естественно после такого несмываемого позора…

—Да, я всё видела по телевизору, — ответила жена доктора наук.

Рябиновский набрал номер милиции, сообщил о случившемся, и они стали ждать появления следственной бригады. Через полчаса Рябиновский в десятый раз пересказывал следователю историю о том, как к нему пришел прокурор в расстроенных чувствах, доктор наук пошел поставить чайник и успокоить преступившего закон государственного служащего. В кухне он услышал выстрел и, вернувшись в комнату, обнаружил труп. Рябиновский настолько правдоподобно поведал эту историю, что усомниться в правдивости его слов ни у кого не возникло даже и мысли.

Покойника упаковали в мешок и отправили в морг. Областной город, где все это происходило, из-за происходящих чуть не каждый час роковых событий приобретал уже поистине всероссийскую славу. Не было ни одного выпуска новостей из Москвы, где бы не упоминалось о том, что творится в их городе. Рябиновского беспокоило только одно — куда-то пропал бывший губернатор Бобров. Хорошо, если он успел свалить за границу или его убили. Но если он жив и рано или поздно попадет в руки правосудия, тогда и Рябиновский может сильно поскользнуться.

43
{"b":"121251","o":1}