ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 24

В Москве Егор и дядя Гарик сняли двухкомнатную квартиру в центре. Егор перевёл часть денег на счёт в столице, обналичил некоторую сумму и зарегистрировал фирму по поставке компьютеров в Россию. Попытки привлечь дядю Гарика в бизнес успехом не увенчались. Пару дней он работал с неудержимым энтузиазмом, критиковал всех, кто работал до него, пытался наладить свой метод, нервничал и ругал вечную русскую расхлябанность. На третий день энтузиазм его угас, а потом и вовсе сошел на нет. ДГ становилось скучно, и больше на рабочее место его нельзя было вытащить даже на аркане.

Егор перепробовал несколько должностей для дяди Гарика — и начальника рекламного отдела, и помощника по общим вопросам, и маркетолога. Но на любом поприще ДГ за три дня наводил неразбериху и путаницу, а потом уходил в сторону. Наконец Егор оставил попытки приспособить ДГ хоть к какой-нибудь полезной работе и разрешил ему заниматься ничегонеделанием дома, где дядя Гарик с удовольствием целыми днями смотрел спутниковое телевидение и попивал пиво с креветками.

Так прошло два месяца. Ни на минуту Егор не забывал о существовании Насти. Его тянуло к ней, но он не мог поехать. Допустим, он приедет, и что ей скажет?

—Привет, Настя. Я не тот, за кого себя выдавал. Кроме того, я разорил твоего отца и бросил на дороге.

Кроме пощечины от Насти, за эти слова он ничего бы не получил. Но ему нужно было поехать, потому что он уже открыл счет на ее имя, где хранились, как он и обещал, пятьсот тысяч долларов. У Егора была мысль опять притвориться Брэдом, чтобы встретиться со своей возлюбленной, но он не мог больше лгать. Ведь ему хотелось, чтобы Настя полюбила его, Егора Никитина, а не какого-то американца.

Неожиданное обстоятельство дало повод Егору посетить город, где жила Настя, и даже по ее просьбе. Настоящий Брэд Беннетс, который к тому времени уже вернулся домой в Штаты, зная адрес электронной почты Егора, однажды прислал ему письмо.следующего содержания:

«Дорогой Егор! Мне сегодня пришло по почте письмо от какой-то девушки из России. Оно дошло без точного адреса. Адрес был очень смешным. США. Чикаго. Брэд Беннетс. Сын миллиардера. Даже с таким адресом письмо меня нашло. Хорошо, что моего отца многие знают в Чикаго, и поэтому письмо принесли прямо в офис фирмы отца. Я подумал, что письмо адресовано тебе, потому что я никогда не был в том городе, откуда оно пришло, и не знаю девушку по имени Настя Боброва. Поскольку ты писал мне о том, что некоторое время был мною, то я намеренно отсканировал для тебя письмо и посылаю его тебе. С уважением, Брэд».

Егор поспешил открыть вложенный файл и там прочел следующее послание от Насти:

«Дорогой Брэд! Ты исчез так внезапно, что мы не успели даже попрощаться. Ты не говорил, что собирался уезжать. Наверное, обстоятельства заставили тебя уехать. Из-

вини, что пишу так путано, просто у меня в жизни все рухнуло. Мой отец пропал, его обвинили в коррупции и еще бог знает в чем. Был суд, у нас все конфисковали. Все, все, все. Нас приютил мой дядя Рябиновский К. К. Мы жили с мамой у него на даче. И вот теперь он решил выдать меня замуж за какого-то «нужного» человека, которому уже сорок восемь лет и который очень богат. Он нужен Рябиновскому, но мне он противен. Извини, что я буду говорить прямо и открыто, но, Брэд, я полюбила тебя. Я ждала тебя так долго, но вот теперь меня выдают замуж, и я не в силах этому противостоять. Тебя нет рядом. Я плакала, умоляла дядю не делать этого, я не хочу этой свадьбы, но он меня не слушает, говорит, что я еще спасибо ему скажу. Я знаю, может быть, я тебе безразлична. Может быть, ты меня сразу забыл. Кто я теперь? У меня нет ни цента. Но мне будет легче, если я тебе это скажу. Я люблю тебя! Я буду любить только тебя. Даже когда мне придется жить с этим, я все равно буду думать только о тебе. Прощай, мой любимый! Хоть иногда вспоминай меня. Твоя Настя».

Невозможно передать, что творилось в душе Егора, когда он читал это письмо. Его сердце сжималось от счастья и боли. Он не знал, что делать. Решение пришло за три минуты. Егор быстро оделся и вышел во двор. На улице была осень, золотые листья сквера опадали и, кружась, ложились на скамейку, где дядя Гарик обсуждал с пенсионерами политическую обстановку в мире, горячо споря и размахивая руками.

— ДГ, меня около недели не будет, — сказал ему Егор. — Смотри за домом.

— Ты куда? — вскочил дядя Гарик. — Я с тобой!

— Нет, нет, — помотал головой Егор, — будь дома. Если будут звонить, отвечай, что я в командировке.

— Слушай, ну, куда ты? — бежал следом дядя Гарик. — Я, как твой дядя, имею право это знать!

— Я получил письмо от Насти, — ответил Егор, — вернее, оно было адресовано Брэду Беннетсу, но он переслал его мне. Я еду к Насте.

— Ты что, с ума сбрендил? — воскликнул дядя Гарик. — Тебе нельзя в этот город возвращаться! Там же Рябиновский правит бал. Если он тебя узнает, то… я даже боюсь подумать, что будет!

— Не бойся, ДГ, я все продумал! — ответил Егор. — Мне Рябиновский не страшен.

Они подошли к припаркованному под окнами шикарному спортивному «Порше», который Егор купил недавно. Машина приветственно мурлыкнула сигнализацией, Егор открыл дверь и сел внутрь.

— Ой, не знаю, племянник, что ты задумал, — покачал головой дядя Гарик, — подумай много раз.

— Она любит меня, — ответил Егор.

— Она любит американца, — ответил дядя Гарик. — Если она узнает, кто ты такой, то первая сдаст тебя Рябиновскому!

— Позванивай мне на мобильный, — сказал Егор, — если что случится, ты об этом узнаешь первым.

— Типун тебе на язык, — ответил дядя Гарик, — у меня к тебе просьба.

— Какая? — спросил Егор.

— Зайди в больницу, — потупил взор ДГ, — Светлане Лазаревне купи от меня букет роз.

— А-а, наконец-то я от тебя хоть одну разумную вещь услышал, — улыбнулся Егор. — Конечно, заеду, конечно, куплю. Самый огромный букет роз!

— Тогда ни пуха тебе, ни пера, — махнул рукой дядя Гарик.

— К чёрту, — ответил Егор и рванул с места.

Он спешил к своей любимой.

Через пару дней Анастасия с печальным выражением лица стояла перед зеркалом самого шикарного номера люкс в их городе. Она была в роскошном белом свадебном платье и в легкой фате на прекрасно уложенных волосах. Настя печально смотрела на свое отражение и думала о том, что еще три часа назад она была Бобровой, а теперь стала по мужу Гондурасовой. Смешная и противная фамилия! Настю от нее тошнило. Неужели ее теперь будут звать Анастасией Гондурасовой?

Брэд так и не появился больше в ее жизни. Наверное, он получил письмо от неё, посмеялся над чувствами влюбленной русской девушки и выбросил послание в мусорную корзину. Конечно, у него, сына миллиардера, в Америке таких, как она, миллион и сто тысяч.

«Нет!» — сказала себе Настя. Таких, как она, больше нет на свете! Она красивая. Нет, она очаровательная! Особенно в этом белом подвенечном наряде. Как ей хотелось бы, чтобы рядом с ней в загсе стоял не обрюзгший Вася Гондурасов — «новорусский» нувориш, хозяин жизни, а Брэд, ее любимый американец. Но он даже не ответил ей на письмо. Надежды нет, и придется теперь жить с Гондурасовым, ходить с ним в гости, ложиться с ним в одну постель. Ужас!

И вот стоит она перед зеркалом в номере люкс самой лучшей гостиницы города в ожидании того страшного момента, когда вырубившийся на диване от выпитого спиртного Вася Гондурасов потребует от нее исполнения супружеского долга. Она представила его дряблое тело, обвисший живот, слюнявый рот, и ее стало подташнивать. На свадьбе она не пила, скучно принимала поздравления и машинально подставляла губы, когда кричали: «Горько!» Васю это не смущало, он тихо напивался и прижимался толстым своим брюхом к ее животику. За столом он плотоядно поглядывал на Настю, представляя, как в гостиничном номере он будет мять её прелести и, сопя, взгромоздится на прекрасное молодое тело.

Гондурасов принимал поздравления, и Рябиновский крутился рядом с ним. Недалеко от молодоженов в качестве свадебного генерала сидела и исполняющая обязанности губернатора госпожа Смирнова, которая даже за столом ничего не делала и не говорила без указки Рябиновского. Гости еще остались в банкетном зале, когда «молодые» покинули зал торжества и на лифте поднялись в свой номер, где Вася вырубился, а Настя подошла к зеркалу. Гондурасов на диване захрипел и проснулся. Ему хватило десяти минут сна, чтобы прийти в себя.

46
{"b":"121251","o":1}