ЛитМир - Электронная Библиотека

Но, несмотря на все эти перипетии, Христофор Ульянович продолжал восседать в своем кресле мэра, являлся почетным гражданином города, лауреатом различных премий и медалистом. За годы своей власти он оброс связями, понасажал везде своих людей и иногда вспоминал, как двоюродный дедушка геолог Рябиновский качал его на своих коленях.

На следующий день после банкета были выходные, а после них в кабинете мэра собрались для краткого совещания уже известные нам персоны — доктор наук Рябиновский и прокурор области Власов. К ним присоединилась пресс-секретарь губернатора некая Смирнова Наталья Семеновна. Это была женщина лет пятидесяти, сохранившая хорошую фигуру, обаяние, привлекательность и шарм. А прожитые годы давали ей опыт, сноровку, связи и, с помощью клана, к которому она тоже, без сомнения, принадлежала, давление на все СМИ в области.

Рябиновский вкратце рассказал детали происшествия, произошедшего на праздковании юбилея губернатора, поскольку все фабулу знали, пересказал диалог зарвавшегося Никитина и губернатора, а под завязку поведал «просьбу» губернатора отсудить у этого отступника его мебельную фабрику. С этими словами Рябиновский положил на стол перед Власовым папку с документами, касающимися владения Никитиным его производством. В деле где острым ногтем, где маркером уже были отмечены Рябиновским слабые места владения частной собственностью. Власов начал листать дело.

— Так я не понял, — спросил Христофор Ульянович, — нам этого Никитина надо на «край» поставить для того, чтобы он перед Лазаревым извинился, или это только повод, чтобы его с землей разровнять?

— Чтобы спесь с него сбить, — ответилРябиновский.

— Ну, чего, я думаю, зацепим, — просмотрев дело, выдал резюме Власов, — и не таких ломали. Еще на коленях приползет прощение просить, когда его фабрику опечатают. Мне он тоже не нравится.

— Да, до появления в наших краях Боброва я о нем и не слыхивал, — сказал Христофор Ульянович, — вылез, как фурункул.

— Пойдем по накатанной, — предложил Рябиновский. — Вы, господин Власов, организуйте, пожалуйста, дело, подключите опытных адвокатов. Ну что я вас учу, вы же все сами знаете.

Власов усмехнулся и сказал:

— Сделаем все по высшему классу, он и опомниться не успеет, как окажется голым и босым. Мне еще нужно, чтобы Христофор Ульянович подсобил.

— Счёт Никитина притормозить? — догадался мэр, у которого все банкиры были на подкормке.

— Да чтобы никто не подкопался, — кивнул Власов, — мы должны в любом случае быть ни при чем. Пусть девочка-оператор там забудет ввести какой-нибудь код или забеременеет, уйдет в декрет, или компьютер пусть зависнет. Это пусть банкиры придумают сами, они мужики ушлые. Сделают хорошо, а мы их потом отблагодарим. Пусть поваляют дурака в течение месяца-двух, пока мы этого Никитина обкладывать будем, чтобы ему нечем было защищаться.

— А в каких банках у него счета? — спросил Илов.

— Вот, здесь все записано, — протянул Христофору Ульяновичу листок Рябиновский, — номера счетов, банки: Пусть заодно поищут, нет ли у него где-то еще запасов на левых счетах?

— Могут быть и в кубышке деньги припрятаны, — подсказала Наталья Семеновна, — на черный день. И этих денег из кубышки Никитину может хватить, чтобы адвоката хорошего нанять. Это нам может сильно повредить. Кроме того, я слышала, что у него на фабрике как раз такой юрист высшего пилотажа работает, и, сколько его ни переманивали в другие места, он не уходит. Очень привязан к этому Никитину. Он может, перебить наших юристов, потому что дока в любых вопросах, несмотря на молодость.

— Я знаю причину этой привязанности, — вставил свое слово мэр Илов. — Никитин дочку этого юриста от смерти спас, Теперь юрист ему по гроб жизни обязан за жизнь дочери. Но мы и его обломаем. Тоже мне персона.

— Юристом займется главный прокурор, — усмехнулся Рябиновский. — Недаром же мы этого Фофана и всю его бригаду кормим, поим, одеваем. Разберутся, но чтобы, господин Власов, без лишнего шума!

— Не стоит беспокоиться, — ответил главный прокурор области, — уберем по-тихому.

— А насчет кубышки, Наталья Семеновна, не переживайте, — сказал Рябиновский, — она у него быстро выдоится, когда счёт притормозят. Рабочим он платит исправно и не посмеет задерживать зарплату. Такой он правильный. Да, еще чуть не забыл! Христофор Ульянович, надо бы, чтобы поставщики Никитина отказались от него как от партнера.

— С этим посложнее будет, — нахмурился Илов, — он материал из Карелии везёт, там у нас влияния ноль целых хрен десятых, простите, Наталья Семеновна.

Наталья Семеновна, несмотря на свой возраст, корчила из себя целку и к матам относилась отрицательно. Говорили, что Илов ее «потягивает», но точно этого никто не знал. Смирнова кивнула в знак прощения.

— В Карелии влияния нет, зато на железной дороге есть, — подсказал Рябиновский. — Пусть тогда вагоны с деревом «погуляют» где-нибудь пару месяцев. Больше не надо, мы с ним разделаемся за это время, а потом пусть везут снова. К тому времени и фабрика будет уже наша.

—Сдается мне, он тебе как кость в горле, — сказал Христофор Ульянович, — а как же Лазарев с его извинениями? Если Никитин извинится перед депутатом, то что с фабрикой делать?

—Да не нужны Лазареву никакие извинения, — ответил Рябиновский. — Он мне сказал, мол, буду я на всякое говно ещё обижаться! Это я для Боброва придумал, чтобы Никитин нам больше не мешал. Да, кстати, ваша задача, Наталья Семеновна, будет такой. Пусть ваши журналисты найдут этого Никитина и возьмут у него интервью. Без разницы, что спрашивать, а вот в статье пусть напишут от его лица про то, какой у нас хреновый губернатор, как он бездарно делает дела и так далее и тому подобное, не мне вас учить. Пусть Бобров побесится. Ясно?

—Все напишем, как скажете, — ответила мастерица пера, записывая задание в блокнот.

—А попозже мы еще сделаем через СМИ одно разоблачение «грязных» делишек, якобы творящихся на его фабрике, — продолжил Рябиновский, — о том, как нагло обманывал покупателей фабрикант Никитин. Дерево гнал некачественное или что-то там ещё. Обивку. Ну, придумаете.

—Придумаем, — согласилась Смирнова.

—Ну, что ж, тогда за дело, дорогие друзья, — сказал Рябиновский, вставая.

— Кстати, — Наталья Семеновна оторвалась от блокнота, — у Никитина сын учится в Америке.

— Придется ему вернуться на Родину, — усмехнулся Рябиновский, — ведь у папаши скоро не будет денег, чтобы оплачивать его обучение. Пойдет работать на завод, где ему и место. Повылезали как сорняки на нашу голову с этой перестройкой.

— Это точно, — согласился Христофор Ульянович.

Все гости мэра вышли в приемную, где уже толпились ходоки, и разошлись по своим делам. Через пять минут машина по вдавливанию человека в землю была уже запущена Власовым, который приказал выписать и отправить Никитину повестку явиться в прокуратуру для рассмотрения дела о правомочности его владения фабрикой по производству мебели, которую он сам построил десять лет назад.

7
{"b":"121251","o":1}