ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Разве это не разумное и не великодушное отношение к врагу, который до того, как его разгромили, вел себя как свирепый и вероломный варвар? Несмотря на ужасные преступления Германии против человечества, мы обещаем немцам то, чего они не хотели давать порабощенным Германией народам.

Давайте вчитаемся в текст соглашения — в этот примечательный документ. В разделе, посвященном Германии, в частности, говорится, что цель оккупации Германии:

— Осуществить полное «разоружение и демилитаризацию Германии и ликвидацию всей германской промышленности, которая может быть использована для военного производства, или контроль над ней». (В тексте перечислены все военные и нацистские организации, подлежащие упразднению, «включая Генеральный штаб, офицерский корпус, корпус резервистов, военные училища, организации ветеранов и все другие военные и полувоенные организации, вместе с их клубами и ассоциациями, служащими интересам поддержания военных традиций в Германии…»)

— Уничтожить национал-социалистскую партию и ее филиалы и подконтрольные организации, распустить все нацистские учреждения, обеспечить, чтобы они не возродились ни в какой форме, и предотвратить всякую нацистскую и милитаристскую деятельность или пропаганду.

— Подготовиться к окончательной реконструкции германской политической жизни на демократической основе и к эвентуальному мирному сотрудничеству Германии в международной жизни.

Далее в Политических принципах соглашения предусмотрено:

— Все нацистские законы, которые создали базис для гитлеровского режима или которые установили дискриминацию на основе расы, религии или политических убеждений, должны быть отменены…

— Военные преступники… должны быть арестованы и преданы суду.

— Все члены нацистской партии, которые были больше чем номинальными участниками ее деятельности… должны быть удалены с общественных или полуобщественных должностей и с ответственных постов в важных частных предприятиях.

— Образование в Германии должно так контролироваться, чтобы полностью устранить нацистские и милитаристские доктрины и сделать возможным успешное развитие демократических идей…

— Управление в Германии должно проводиться в направлении децентрализации политической структуры…

— Во всей Германии должны разрешаться и поощряться все демократические политические партии с предоставлением им права созыва собраний и публичного обсуждения.

— Пока что не будет учреждено никакого центрального германского правительства. Однако… будут учреждены некоторые существенно важные центральные германские административные департаменты, возглавляемые государственными секретарями, в частности в области финансов, транспорта, коммуникаций, внешней торговли и промышленности…

— С учетом необходимости поддержания военной безопасности будет разрешаться свобода слова, печати и религии и религиозные учреждения будут уважаться. Будет разрешено создание свободных профсоюзов…

Таковы Политические принципы. Разве они не великолепны?

Наряду с ними приняты также Экономические принципы. Основные из них следующие:

— В целях уничтожения германского военного потенциала производство вооружения, военного снаряжения и орудий войны, а также производство всех типов самолетов и морских судов должно быть запрещено…

— …Германская экономика должна быть децентрализована с целью уничтожения существующей чрезмерной концентрации экономической силы, представленной особенно в форме картелей, синдикатов, трестов и других монополистических соглашений.

— При организации экономики Германии главное внимание должно быть обращено на развитие сельского хозяйства и мирной промышленности для внутреннего потребления.

— В период оккупации Германия должна рассматриваться как единое экономическое целое.

Договоренность о репарациях занимает отдельный раздел Потсдамского соглашения. На этот раз, в отличие от победителей в Версале, союзники не предусматривают денежных репараций. Все репарации с Германии вместо этого будут взиматься «натурой».

Таковы результаты Потсдама. С учетом ограниченных возможностей человека и господствующих сейчас настроений после самой жестокой из всех развязанных Германией войн, мне думается, это великолепное соглашение.

Нью-Йорк, 5 августа

Вот что еще хочется написать о Потсдаме после дополнительных размышлений: это подлинная веха в истории человечества. Применительно к Германии в Потсдаме попытались сделать нечто, почти не имевшее прецедентов в истории с тех пор, как империи и государства впервые прибегли к агрессивным войнам. Ибо Германия, какой мы ее знали, та Германия, которая трижды за последние три поколения развязывала войны, должна перестать существовать. Таков приговор, вынесенный в Потсдаме.

Как замечательно, что союзники извлекли урок из горького опыта, поскольку страны, как и люди, обычно не извлекают уроков из прошлого! Версальский договор потерпел неудачу по той причине, что не предусмотрел ликвидацию источников германской агрессии. Он оставил их в неприкосновенности частично потому, что в. 1919 году западные державы хотели иметь буфер против коммунистической России. В Потсдаме союзники решили раз и навсегда уничтожить все источники и очаги немецкой военной мощи и агрессии. И одновременно немецкому народу обещаны хорошие перспективы, если немцы захотят стать свободными людьми в цивилизованном, миролюбивом и демократическом сообществе.

Лондон, 11 октября

Обед, а затем затянувшаяся далеко за полночь беседа с редактором журнала «Нью стейтсмен энд нейшн» Кингсли Мартином и новым лейбористским членом парламента Диком Кроссменом. Исключительно способный человек, но имеющий абсолютно неверное представление о Соединенных Штатах и Германии.

У моих друзей из лейбористской партии неправильная и опасная позиция в отношении Германии. Они хотят восстановить Западную Германию, особенно Рур, как они говорят, «в интересах европейского процветания». Они отказываются признать, что возможным последствием этого может быть возрождение Германии как военной державы (ибо в основе военной мощи лежит сильная экономика). Так же как и после первой мировой войны, эти милые английские либералы и лейбористы полагают, что Германия слишком основательно разгромлена, чтобы еще раз попытаться начать все сначала. Достойно сожаления, что такие неглупые люди готовы вторично совершить одну и ту же ошибку.

Берлин, 4 ноября

«Говорит Берлин!»

Так странно вновь начинать репортаж в эфир с этих слов. Прошло уже порядочно времени с той поры, когда я впервые начал вести радиопередачи из Берлина. В последний раз, судя по моим заметкам, я выступал 3 декабря 1940 года — почти пять лет назад. С того зимнего дня многое изменилось в самом Берлине и вокруг него.

Вчера я проехал на машине мимо здания на площади Адольфа Гитлера (так она называлась раньше), откуда мы в свое время вели радиопередачи. От него осталась куча обломков. Не погребены ли под ними мои бывшие цензоры? По меньшей мере, сегодня их не было, и никто не пытался вычеркнуть правду из текста моего репортажа, никто не стоял за моей спиной и не следил за тем, чтобы я, читая в микрофон, не попытался как это часто бывало в прошлом, отступить от текста.

Сами цензоры и все, чему они служили, канули в Лету. Можно снова передавать в эфир правду.

Мне надо попытаться написать репортаж о том, как мы, американцы, осуществляем контроль в нашей оккупационной зоне. Вчера вечером серьезный молодой капитан американской армии с горечью и разочарованием рассказал о том, что происходит. По его мнению, мы ведем себя недостойно. Он рассказал, что в Дармштадте наша армейская контрразведка Си-ай-си дошла до того, что пригласила на службу нацистских гестаповских агентов для слежки за немецкими коммунистами, хотя коммунистическая партия признана законной в нашей и во всех других зонах. Нацистские элементы, продолжал он, командуют в лагерях для немецких военнопленных и обращаются с антифашистами так же грубо, как они раньше обращались с военнопленными союзных стран в немецких концентрационных лагерях. Капитан подчеркнул, как срочно необходим приезд сюда немецких антифашистов, живущих в США, — но мы не разрешаем им вернуться в Германию. Он рассказал возмутительную историю о том, что в числе наших главных политических советников подвизается одиозный тип, бывший протеже Шахта, бывший эсэсовец и рьяны немецкий националист. И вот эта подозрительна личность дает нам советы по поводу того, что делать немцами!

104
{"b":"121258","o":1}