ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Задача люфтваффе в начальной фазе плана «Барбаросса» была не из легких. От итогов этого вероломного внезапного рейда ударных групп бомбардировщиков в час, когда забрезжит рассвет — ни раньше, ни позже, — зависел весь план нападения на Россию. Чтобы обеспечить успешное осуществление плана «Барбаросса», немецкому командованию необходимо было с первого же дня завоевать господство в воздухе.

Успеху немцев содействовал один важный фактор: с февраля 1941 года их специально оборудованные разведывательные самолеты систематически совершали полеты над всей западной частью территории Советского Союза вплоть до Крыма, ведя аэрофотосъемку военных аэродромов и других военных объектов. Полеты осуществлялись на большой высоте — до 12 тысяч метров, и немцы располагали подробными сведениями об аэродромной сети западных военных округов. К тому же эта разведывательная операция дала им сведения о дислокации советских бронетанковых соединений вблизи от границы — исключительно ценная информация для командиров немецких танковых дивизий, наступавших в авангарде армий вторжения.

Немецкий план внезапного удара по основным советским аэродромам сработал. Подкравшись на большой высоте, разбившись на тройки, бомбардировщики нанесли удар как раз в тот момент, когда немецкая артиллерия в 3.15 открыла огонь по советской территории и основные силы немецкой авиации пересекали пылающую границу — 500 бомбардировщиков, 270 пикирующих бомбардировщиков и 480 истребителей — и направлялись к намеченным целям.[90]

К 4.30 большинство немецких самолетов вернулись на свои базы, где наземные команды спешно заправляли их горючим и бомбами, готовя ко второму удару. Сообщений о воздушных боях почти не было — советские ВВС были захвачены врасплох.[91]

Однако позднее, этим же утром, во время последующих операций люфтваффе положение резко изменилось. В 9.15 «Мессершмитты-110» 26-й истребительной эскадры в районе Кобрино встретились с советскими И-16 из 124-го авиаполка. В стремительной воздушной схватке два «мессера» и три И-16 рухнули на землю, охваченные пламенем. Четвертый «рата», который пилотировал лейтенант Д. В. Кокорев, таранил немецкий самолет, и они оба упали вниз и взорвались на земле.[92]

По меньшей мере, еще в пяти случаях в тот первый день войны советские летчики самоотверженно таранили своих врагов. Трое из них входили в состав 123-го истребительного авиаполка, где пример им подал политрук. Тремя первыми советскими воинами, получившими в ходе начавшейся войны звание Героя Советского Союза, были летчики-истребители М. П. Жуков, С. И. Здоровцев и П. Т. Харитонов. Они вышли победителями из этих напряженных воздушных боев первых дней и получили свои награды 8 июля 1941 года.

Хотя немецкие истребители Ме-109 и Ме-110 обладали более высокой скоростью, чем И-16 и И-153, советские летчики умело использовали лучшую маневренность своих самолетов на виражах. Когда русский пилот оказывался в трудном положении в воздушной схватке, он закладывал крутой вираж и на полной скорости устремлялся на ближайший «мессершмитт». Эта тактика обычно срабатывала, нервы немцев не выдерживали, и они резко выходили из боя.

В 11.00 22 июня советские бомбардировщики СБ и ДБ-3 совершили первый налет на немецкие авиабазы. Но без прикрытия истребителей днем, в тесном строю, эти тихоходные самолеты несли большие потери от немецких истребителей и средств ПВО.

К полудню 22 июня советские ВВС потеряли 1200 самолетов: 300 было сбито в воздушных боях, а 900 уничтожено на аэродромах. Особо тяжелый урон был нанесен авиации Западного Особого военного округа, где 528 самолетов было уничтожено на земле и 210 сбито в воздухе.[93]

В течение начавшейся недели немецкие танковые колонны, захватив Гродно, начали операцию по окружению советских войск в районе Минска, и советское командование бросило все имеющиеся самолеты для ударов по наступающим немецким сухопутным частям. На второй день войны молодой советский летчик, которому суждено позднее стать одним из лучших советских асов, одержал свою первую победу: его звали Александр Иванович Покрышкин. Совершая разведывательный полет с напарником в районе реки Прут на границе с Румынией, он вступил в бой с пятью «мессершмиттами» из 77-й эскадрильи, и, хотя его МиГ-3 был поврежден в последовавшей схватке, он сумел сбить Ме-109.

К 29 июня, когда после семидневных упорных боев немцам наконец удалось взять Брест и танковые дивизии Гудериана устремились вперед, немецкое командование решило, что советские воздушные силы фактически уничтожены и их четыре воздушных флота могут сосредоточить свое внимание на поддержке наземных операций.

Но 30 июня их ожидал сюрприз. Когда немецкие танки готовились сомкнуть стальное кольцо вокруг Минска, сотни советских бомбардировщиков появились в небе, волна за волной нанося удары по переправам, мостам и наступающим немецким танкам. В этих операциях, осуществлявшихся почти без прикрытия истребителями, советские бомбардировщики несли тяжелые потери. Тем не менее эти самоубийственно-отчаянные рейды советских ВВС служили одной важной цели: теряя сотни самолетов и жизней, русские выигрывали время. В то время как советские летчики приносили себя в жертву, армии рабочих спешно демонтировали целые самолетные и авиамоторные заводы в Москве, Харькове, Таганроге, Ленинграде, Воронеже и Запорожье; заводы перевозились на тысячи километров на восток в глубь страны. Их собирали вновь в Новосибирске, Казани, Комсомольске, Иркутске и Семенове — за Уралом и дальше — вне пределов действия люфтваффе. Из-за этой массовой эвакуации, которая затронула добрую половину всей авиационной промышленности страны, ежемесячное производство временно сократилось наполовину. Но уже к весне 1942 года выпуск самолетов вновь достиг довоенного уровня — 1000 самолетов в месяц — и затем стал неуклонно возрастать.[94]

В июле 1941 года, однако, люфтваффе господствовало в небе над Россией и русские войска отступали по всему фронту — от Балтийского моря до Черного — под непрерывными атаками немецких пикирующих бомбардировщиков, прокладывающих путь вермахту. На Западном фронте 9 июля немцы овладели Витебском и начали наступление на Смоленск. Бои за этот город — одни из самых кровопролитных боев на Восточном фронте — продлятся более шести недель.

На Юго-Западном фронте немецкое наступление развивалось медленнее. На третий день войны 1-я танковая группа фон Клейста понесла тяжелые потери в районе Ковеля в боях с танковыми корпусами 5-й и 6-й советских армий, но подавляющее превосходство немцев в воздухе спасло положение, и советские войска под массированными ударами люфтваффе вынуждены были отходить к старой государственной границе.[95]

На Крайнем Севере, где находился стратегически важный порт Мурманск, предпринятый 22 июня в 4.00 немецкой авиацией налет на советские авиабазы оказался нерезультативным: советские самолеты были заблаговременно рассредоточены и замаскированы. Попытки групп немецких бомбардировщиков прорваться к Мурманску успешно отражались советскими истребителями. 24 июня сбил свой первый немецкий самолет «Хейнкель-111» прославившийся позднее морской летчик Б. Ф. Сафонов. 28 июня немецкие войска начали наступление на Мурманск, но через три недели оно завязло в упорной обороне русских, и установившаяся линия фронта оставалась почти неизменной в течение четырех лет войны.

Тем временем в ночь на 22 июля Москва подверглась первому налету немецкой авиации. На передовых базах в Витебске, Орше, Минске и Шаталово немцы собрали 127 бомбардировщиков «Юнкерс-88» и «Хейнкель-111», в том числе специально переброшенные из Западной Европы. Учитывая стратегическое значение Москвы как важного промышленного, транспортного и политического центра, количество бомбардировщиков было весьма небольшим.[96] Немецкие летчики не знали, что этот рейд на советскую столицу был предпринят Герингом в ответ на саркастическое замечание Гитлера, что люфтваффе не хватает мужества пролететь 300 миль над территорией врага и бомбежкой Москвы нанести серьезный урон боевому духу русских.

вернуться

90

Из 4300 боевых самолетов первой линии, имевшихся в июне 1941 года в люфтваффе, для вторжения в Советский Союз было выделено 2770 самолетов: 775 бомбардировщиков, 310 пикирующих бомбардировщиков, 290 истребителей, 765 разведывательных самолетов и самолетов береговой авиации. — Прим. перев.

вернуться

91

22 июня 1941 года внезапным воздушным налетам подверглись 26 аэродромов Западного, 23 — Киевского, 11 — Прибалтийского Особых военных округов и 6 аэродромов Одесского военного округа. См.: История второй мировой войны 1939–1945 гг., т. 4, с. 35. — Прим. перев.

вернуться

92

Первым советским летчиком, таранившим немецкий самолет 22 июня 1 941 года, был старший лейтенант И. И. Иванов, который, израсходовав боеприпасы, винтом своего И-16 обрубил хвост «Хейнкеля-111». За этот подвиг И. И. Иванову посмертно 2 августа 1941 года было присвоено звание Героя Советского Союза. По неполным данным, за первый день войны советские летчики совершили 18 воздушных таранов. — Прим. перев.

вернуться

93

К 22 июня 1941 года в ВВС этого военного округа имелось 1909 самолетов, в основном устаревших типов, в том числе 1022 истребителя и 887 бомбардировщиков. В первый же день ВВС округа потеряли 38 процентов материальной части. — Прим. перев.

вернуться

94

С 1 января 1939 года по 22 июня 1941 года, то есть за два с половиной года, советские ВВС получили от промышленности 17 тысяч боевых самолетов, из них 3719 самолетов новых типов. — Прим. перев.

вернуться

95

Заслуживает внимания оценка немецкого историка Пауля Карелла, которую он дает в своей книге «Война Гитлера против России», итогам первых воздушных боев на советско-германском фронте: «В самый первый день войны советская истребительная авиация была уничтожена в “воздушном Пёрл-Харборе”. В результате немецкие горизонтальные и пикирующие бомбардировщики смогли расчистить путь немецким сухопутным войскам, не опасаясь вражеских истребителей… Без этого внезапного удара советские ВВС были бы опасным противником во время этих первых дней операций, имеющих критическое значение. Каждому сомневающемуся в этом достаточно взглянуть на потери, которые немецкие ВВС понесли за первые четыре недели войны. С 22 июня по 29 июля люфтваффе, несмотря на сокрушительные упреждающие удары, потеряло 1284 самолета сбитыми и поврежденными. Воздушная война на Восточном фронте отнюдь не была легкой, 22 июня три воздушных флота на Восточном фронте совершили 2272 вылета, в которых участвовало 1766 бомбардировщиков и 506 истребителей. Через семь дней оперативная мощь этих флотов упала до 960 самолетов» (Carell P. Hitler’s War on Russia. London, 1964, vol. 1, p. 57). — Прим. перев.

вернуться

96

Командиры немецких авиакорпусов на Восточном фронте и главное командование сухопутных войск противились выделению большего числа самолетов, ссылаясь на оперативные нужды своих секторов фронта. — Прим. перев.

35
{"b":"121258","o":1}