ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вместе со своими товарищами Александром Морозовым и Николаем Кучеренко он начал работу над проектом Т-34. Кошкин уже был больным человеком и в 1940 году умер от воспаления легких. Но именно его новаторский ум сделал многочисленные правильные выводы из опыта работы над танками типа ВТ и воплотил их в проекте боевой машины, которая хотя и не была идеальной, но среди всех прочих танков лишь одна отвечала требованиям современности.

Работа над новым танком велась быстро. К концу 1939 года проектирование оказалось завершенным, и вскоре были построены два первых опытных образца. В феврале — марте 1940 года эти две машины совершили в тяжелых зимних условиях испытательный пробег, как того требовала техническая комиссия, по маршруту от завода в Харькове, где они были построены, в Москву и обратно.

Так появился на свет танк Т-34. Он был детищем не внезапного наития гения, а трезвого здравого смысла. Своим рождением он был обязан людям, которые сумели увидеть поле боя середины XX столетия лучше, чем смог это сделать кто-нибудь другой на Западе. Творческая инициатива, проявленная конструкторским бюро Кошкина на Харьковском машиностроительном заводе в 1939 году, была призвана изменить историю войны, а тем самым историю Европы и всего мира.

Первые «тридцатьчетверки»

Новый танк весил 26,5 тонны. Длина равнялась 610 см, высота — 240 см, ширина гусеницы — 47 см, а клиренс (дорожный просвет) — 40 см. Экипаж состоял из четырех человек: механика-водителя и пулеметчика в переднем отделении танка и двух человек в башне — заряжающего и командира танка, который одновременно выполнял обязанности стрелка-наводчика. Танки в 1940 году не были столь совершенными, особенно с точки зрения удобств для экипажа, какими они стали позднее, и в этом отношении новый русский танк не был исключением. Изучение оборудования и обязанностей членов экипажа Т-34 показывает, что их задача была не из легких.

Механик-водитель сидел на смещенном влево от продольной оси танка жестко закрепленном мягком сиденье с откидной спинкой. Он управлял силовой установкой танка — частично сделанным из алюминия дизельным двигателем В-2. Это был исключительно экономичный 12-цилиндровый танковый двигатель, развивающий максимальную мощность 400 л. с. при 1700 оборотах в минуту. Дизель сконструировали в 1936 году два советских инженера: Я. Вихман и Т. Чупахин.

Система управления была обычной для танков. Рулевое колесо, применявшееся на ранних танках БТ и в опытном танке А-20, заменили традиционными рычагами управления, регулировавшими скорость вращения гусениц. В остальном механик-водитель полагался на обычную педаль сцепления, ножной тормоз и акселератор, расположенные слева направо, как в автомашине; контрольно-измерительные приборы были сведены до минимума, необходимого для эффективной эксплуатации. В танке использовалась электрическая система запуска двигателя, но в качестве резервной была также установлена система воздушного запуска. И наконец, коробка передач с тремя передачами для переднего и одной передачей для заднего хода. В более поздних моделях танка ее заменили коробкой с пятью передачами планетарного типа.

Стрелок лобового пулемета сидел справа от водителя на таком же сиденье. Его оружие — 7,62-мм танковый пулемет, созданный на базе ручного пулемета пехоты ДП. Боепитание — дисковый магазин с 60 патронами; максимальная скорострельность — 500–600 выстрелов в минуту, хотя более реальным и экономичным темпом ведения огня в бою было примерно 100 выстрелов в минуту.

Башня даже для двоих танкистов была тесновата, что, несомненно, осложняло действия командира танка в бою. Помимо командования танком он должен был также наводить и стрелять из пушки, а на все это у него в башне имелось лишь около 115 см.

Командир вел огонь из двух систем оружия — 76,2-мм пушки и спаренного с ней танкового пулемета ДТ калибром 7,62 мм. В боекомплект превосходной 76,2-мм танковой пушки входили как бронебойные, так и осколочно-фугасные снаряды. На первых моделях Т-34 устанавливалась 76,2-мм пушка с длиной ствола 30,5 калибра, но затем ее заменили более совершенным орудием с длиной ствола 41,2 калибра. Бронебойный снаряд этого орудия пробивал броню толщиной 69 мм на расстоянии 500 метров, а 54-мм броню — на дистанции 1,6 км, более чем достаточно для борьбы с основными танками, имевшимися у немцев в 1941 году.

Для стрельбы из установленных в башне пушки и пулемета применяли ножной и ручной спусковой механизм. Командир-стрелок сидел, опираясь пальцами ног на две пружинные педали, установленные по обе стороны колонны привинченной к люльке пушки, — педаль для орудия слева, а для пулемета справа. В другой половине башни заряжающий мог также стрелять из пулемета, в случае необходимости нажав на ручной спусковой крючок. Такой же ручной спуск имелся и на 76,2-мм орудии. Этот последний ручной спусковой механизм имел существенное значение, потому что командир Т-34 был исключительно загруженным человеком. Поскольку водитель имел ограниченное поле обзора — только прямо перед собой — командир, пользуясь своим лингафоном, должен был отдавать ему более подробные и точные команды, чем в некоторых западных танках, где поле обзора у водителя шире. К тому же командиру приходилось следить за тем, поразили ли цель выпущенные им снаряды и пули.

Поэтому, отдавая команды водителю, куда направить или как развернуть танк, выкрикивая указания заряжающему, какой снаряд послать в казенник — бронебойный или фугасно-осколочный, припадая к прицелу, чтобы навести орудие, вычислить расстояние и нажать на спуск, тут же отвернув корпус от откатывающегося назад орудийного ствола, командир почти не имел времени посмотреть, что делают другие танки. Если к тому же он командовал взводом, то сообщить о своих намерениях подчиненным мог, только семафоря из башни цветными флажками, поскольку радиопередатчики на танках взводных командиров не ставились. Используя ручной спуск вместо ножной педали, командир по крайней мере мог более длительное время находиться в верхней части башни.

Башня имела два мелких, но неприятных недостатка. Верхний башенный люк открывался прямо вперед перед лицом командира, вынуждая его приподниматься из башни по плечи и выглядывать из-за люка слева или справа, подставляя тем самым себя под пули вражеских солдат. Задняя часть башни выступом нависала над корпусом, в результате чего возникал опасный и уязвимый зазор.

Все эти недостатки, однако, в основном были незначительными. Они могли бы сыграть заметную роль лишь в том случае, если бы танки, с которыми Т-34 встретился на поле боя, были равноценны ему в более существенных отношениях. Боевые качества танка определяются тремя основными характеристиками: огневой мощью, броневой защитой и маневренностью. Степень успешного сочетания этих трех фундаментальных факторов в конечном итоге и определяет судьбу танка. По каждому из этих показателей Т-34 мог бросить грозный вызов любому танку, находившемуся на вооружении в армиях других стран.

Начнем с маневренности и проанализируем результаты, показанные Т-34 в ходе марафонского испытательного пробега зимой 1940 года. Они были изумительно высокими: удельная мощность двигателя — соотношение между мощностью двигателя и весом машины — равнялась 18 л. с. на тонну веса, максимальная скорость — 55 км/час. Это соотношение имеет важное значение для оценки танка как машины, ибо оно раскрывает, независимо от веса танка и размеров двигателя, коэффициент эффективности, достигнутой в сочетании этих двух важных показателей. Поэтому Т-34 с удельной мощностью в 18 л. с. на тонну веса занимает почетную ступень рекордсмена в истории танкостроения. Средний немецкий танк Т-III в его позднейших модификациях имел удельную мощность в 14 л. с. на тонну, английский танк «Матильда» — 7,2 л. с. на тонну, американский «Шерман» — около 14 л. с. на тонну.

Что касается брони, то Т-34 отнюдь не был наиболее защищенным танком тех дней. Но он имел гораздо более толстую броню по сравнению со всеми боевыми машинами, обладавшими примерно такой же скоростью и запасом хода. Максимальная толщина брони литой башни на первых серийных танках не превышала 45 мм. Корпус, сваренный из броневого листа, был тоньше, хотя прочность его брони была более высокой, чем броня английских танков того периода. Толщину брони после опыта первых боев 1941 года быстро увеличили, и она в скором времени достигла 65 мм на башне и 45 мм на корпусе.

57
{"b":"121258","o":1}