ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гольвитцер не продержался со своим корпусом и двух дней. Утром 26 июня он приготовился прорываться в юго-западном направлении. Отдельным немецким частям Удалось к 27 июня достичь района в 20 километрах к юго-западу от Витебска. О том, что произошло дальше, повествует «История Великой Отечественной войны Советского Союза»: «Прорваться удалось лишь группе, насчитывавшей до 8 тыс. человек. Но она была вновь окружена и вскоре уничтожена. Утром 27 июня остатки вражеских дивизий приняли ультиматум советского командования о капитуляции и сдались в плен. Противник потерял под Витебском 20 тыс. убитыми и более 10 тыс. пленными. В плен сдались командир 53-го армейского корпуса генерал пехоты Гольвитцер и начальник штаба этого корпуса полковник Шмидт».[213]

А что случилось с 206-й пехотной дивизией, которая должна была удерживать Витебск? Несмотря на непрерывные радиограммы из ставки Гитлера, требовавшего от 206-й дивизии «оборонять город до подхода подкреплений», ничто не могло противостоять порыву наступавших советских войск. Стоявшие к северу от Витебска немецкие части были разбиты. Город стал могилой для тысяч немецких солдат. Понимая это, генерал-лейтенант Гиттер днем 26 июня под свою ответственность отдал приказ прорываться из окружения. Раненых погрузили на повозки и на артиллерийские тягачи, и в 22.00 немецкие части устремились из города.

Передовые отряды смогли продвинуться на несколько километров. Затем они были остановлены и окружены соединениями 39-й армии русских. Отчаянная попытка прорвать линию советских войск штыковым ударом с криками «ура» провалилась. Это было последнее сражение 301, 312 и 413-го гренадерских полков, известных своими боевыми традициями в Восточной Пруссии. Те, кто уцелел после боя, были взяты в плен в лесу. Лишь горстке солдат и офицеров удалось спастись. После долгих скитаний они добрались до немецких позиций, где и рассказали о трагической участи дивизии.

Поскольку Восточная Пруссия находилась под угрозой вторжения, пункт по расформированию дивизии открылся в городе Рудольфштадте, Тюрингия. После кропотливой и трудоемкой работы — все документы и архивы погибли в витебской катастрофе — были восстановлены списки личного состава дивизии, и 12 тысяч похоронных извещений разосланы родственникам погибших и пропавших без вести солдат и офицеров. 18 июля 1944 года было официально объявлено о гибели дивизии и отдан приказ о ее расформировании. Эту официальную дату гибели дивизии использовали для ее нового номера полевой почты — 18744 — как надпись о дне смерти, высеченную на надгробной плите.

* * *

Возникает вопрос: в чем же причина столь скорой и трагической гибели целой дивизии? Как удалось русским смести с полей сражения столько храбрых, закаленных в боях на Восточном фронте немецких дивизий и уже через 48 часов после начала своего наступления поставить армии группы «Центр» на грань катастрофы?

Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо проанализировать факторы, обеспечившие победу Советским Вооруженным Силам. Численное превосходство? Но немецкие войска на Восточном фронте раньше не раз выдерживали удары превосходящих сил противника. Огневая мощь советской артиллерии? Но и это было немцам не в новинку и, безусловно, не может считаться основной причиной краха центрального фронта. Немецкие дивизии и до этого неоднократно подвергались воздействию массированного артиллерийского огня. Новым важным фактором — помимо значительного численного перевеса и первоклассного технического оснащения советских сухопутных войск — было прежде всего появление многочисленной и высококачественной советской авиации, что привело к коренному сдвигу в соотношении сил. Завоевание русскими господства в воздухе явилось, пожалуй, самым неприятным сюрпризом для немецких войск на Востоке. Многолетнему превосходству немцев в воздухе над полями сражений внезапно пришел конец. Военно-Воздушные Силы СССР, США и Англии очистили небо от немецкой авиации. Существенную помощь русским в борьбе за господство в воздухе оказали их западные союзники.[214]

Вскоре после высадки союзников в Нормандии стало ясно, что исход битвы за Францию будет зависеть того, сумеют ли немцы оказать достаточное противодействие воздушным армадам Эйзенхауэра. Обладая подавляющим превосходством в воздухе, авиация союзников делала, по существу, невозможным контратаки бронетанковых сил немцев; немецкие моторизованные дивизии подвергались сокрушительным ударам с воздуха когда они еще только двигались к побережью, укрепления «Атлантического вала» рушились под непрерывным воздействием авиации противника. Поскольку люфтваффе не имело достаточно сил во Франции, другого выхода как снять часть эскадрилий с Восточного фронта, у немецкого командования не было.[215]

Выше уже указывалось, что на 22 июня 6-й воздушный флот располагал всего лишь сорока боеспособными истребителями. Конечно, после начала советского наступления в Белоруссии командование люфтваффе поспешило перебросить всю имеющуюся у него авиацию на Востоке на угрожаемый участок фронта, но это оказалось каплей в море. В борьбе за господство в воздухе немцы потерпели сокрушительное поражение. Немецкие войска в решающий момент оказались незащищенными против оружия, имеющего исключительно важное значение в современной войне. Советские Военно-Воздушные Силы стали хозяевами неба, и это было ключевым фактором в катастрофическом разгроме армий группы «Центр».

Роль, которую сыграли советские Военно-Воздушные Силы в наземных операциях, наглядно выявилась в ходе боев на центральном участке фронта, где войска 2-го Белорусского фронта под командованием генерала Захарова наступали на позиции, удерживаемые 4-й немецкой армией. Главный удар русские наносили здесь на Могилев. Двадцати двум русским стрелковым дивизиям и четырем танковым бригадам, которых поддерживала 4-я воздушная армия, противостояли десять немецких дивизий, в том числе такие закаленные в боях соединения, как 78-я ударная, 18-я моторизованная и 12-я пехотная дивизии.

Перевес сил был на стороне противника, но он не был значительным, чтобы сделать поражение немцев неизбежным. Правда, как раз накануне советского наступления среди высшего командного состава 4-й армии произошел ряд перестановок. В начале июня на пост командующего армией назначили генерала фон Типпельскирха, а его 12-й корпус передали генерал-лейтенанту Мюллеру. Были заменены командиры 35-го и 41-го корпусов, а также командиры некоторых дивизий. Эти перемены, разумеется, не способствовали повышению боевого духа войск. К тому же генерал-лейтенанту Типпельскирху, который ранее никогда не командовал армией, поставили исключительно трудную задачу. Наряду с ответственностью за центральный сектор немецкого фронта с Оршей и укрепленным Могилевом, он получил приказ при любых обстоятельствах удерживать немецкие позиции на Днепре, которые как наконечник копья вонзились здесь в плоть обороны противника. Типпельскирх имел в своем распоряжении две бригады штурмовых самоходных орудий и танковый батальон — значительные силы, но недостаточные, чтобы компенсировать все слабости позиций немцев на этом участке фронта.

Маршал Жуков отдавал себе отчет в том, что 4-я армия будет крепким орешком, и нацелил против этого сектора фронта воздушную армию генерала Вершинина. Советская авиация провела тщательную разведку всей системы обороны врага, уделяя особое внимание огневым позициям немецкой артиллерии.

Одновременно с ударом наземных войск генерала Захарова над полем боя появилась советская авиация. Бомбардировщики и штурмовики бомбили немецкие позиции, они висели над дорогами, ведущими к фронту, сметая пушечно-пулеметным огнем живую силу и огневые средства противника, расстреливали командные пункты и укрепленные точки. Мосты разрушались с пикирования, минные поля и проволочные заграждения — массированными бомбовыми ударами. Специальные группы штурмовиков на небольшой высоте охотились за самоходными орудиями. Немецкие войска оказались беззащитными перед «красными соколами». Воздух был очищен от немецких истребителей.

вернуться

213

История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945 гг. М., 1962, т. 4, с. 171.

вернуться

214

В связи с налетами стратегической авиации союзников на Германию командование люфтваффе было вынуждено держать в войсках ПВО значительное число истребителей — 1–1,5 тысячи. Но, как подчеркивается в изданной в 1977 году в Великобритании энциклопедии «Люфтваффе Гитлера» (Hitler’s Luftwaffe by Woood T. and Cunston B. London, 1977, p. 82), «история советских кампаний 1943–1944 годов является убедительным доказательством тактического мастерства, с которым советские ВВС использовали свой численный перевес, растягивая противостоящие им ослабленные соединения люфтваффе переносом центра тяжести операций с одного сектора фронта на Другой. Конечно, без давления, оказываемого авиацией США и Англии на Западе и в Средиземном море, соотношение сил в воздухе на Восточном фронте было бы радикально иным, но в равной мере и сопротивление немецких войск в Сицилии и Италии было бы радикально другим, если бы основная масса дивизий вермахта не была скована в Советском Союзе». — Прим. перев.

вернуться

215

В июне 1944 года немцы имели на советско-германском фронте 2085 боевых самолетов, в том числе 360 в составе 1-го воздушного флота в Прибалтике, 775 самолетов 6-го воздушного флота на центральном фронте и 845 в составе 4-го воздушного флота на южном участке фронта. После начала Белорусской операции немецкое командование было вынуждено срочно перебросить на центральный фронт авиацию с других фронтов — 40 истребителей из Германии, две авиагруппы истребителей из состава 4-го флота, две авиагруппы из Италии и одну из Нормандии. Тем не менее к концу июля в результате потерь общая численность люфтваффе на Восточном фронте снизилась до 1750 самолетов (Hitler’s Luftwaffe, p. 111). — Прим. перев.

83
{"b":"121258","o":1}