ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Бросок по льду

Русское наступление по льду залива было проведено решительно и смело. Лед мог выдержать только легкие танки, но они успешно блокировали удерживаемые финнами острова и поддержали наступающие войска при выходе на побережье. К 4 марта русские захватили плацдарм у Вилайоки, а местные финские контратаки были отбиты.

К 4 марта стратегическая дорога Выборг — Хельсинки оказалась под обстрелом, и финляндское командование начало подбрасывать все имеющиеся подкрепления в этот район. Но одновременно русские начали перебрасывать по льду новую дивизию, и финские части разрозненно втягивались в бои, оголяя главную позицию под Выборгом.

На самом перешейке основные русские силы достигли пригородов Выборга 3 марта и сразу же атаковали 3-ю и 5-ю финские дивизии, оборонявшие город.

Северо-восточнее Выборга находился ключевой сектор Тали, который обороняла 23-я пехотная дивизия. Финны, открыв шлюзы, приступили к затоплению этого района, но лед быстро замерзал и мог выдержать пехотинцев. К 9 марта русские войска глубоко вклинились в полосу укреплений. Один отборный пехотный отряд форсировал затопленный район — по пояс в ледяной воде, несмотря на сильный мороз, — и вышел в тыл финского батальона, который оставил свои позиции и в панике разбежался. Таким образом, к 13 марта Красная Армия фактически прорвала оборону финнов в секторе Тали. Однако на правом фланге их наступления 13-я армия первоначально не смогла добиться успеха, и 2 марта командующий армией был заменен.[44] Русские предприняли новые атаки 11 и 12 марта и пробились в глубь финских позиций, вынудив финнов к отступлению.

В целом общая военная обстановка на 13 марта была следующей. Русское наступление на перешейке не прекращалось, и русские, очевидно, готовы были продолжать свои атаки по меньшей мере до выхода на линию Выборг—Антреа—Кякисалми.[45] Кроме того, они приготовились возобновить наступление против 4-го армейского корпуса севернее Ладоги.

У финнов все силы были втянуты в бои, и некоторые части были столь измотаны, что утратили боеспособность. Казалось очевидным, что через несколько дней финские войска будут вынуждены оставить Выборг и отступить. Если бы финнам удалось организованно отвести свои части, а затем продержаться до наступления весенней распутицы, они могли бы получить шесть — восемь недель передышки. Но без крупных подкреплений обученных солдат, артиллерии и средств противотанковой обороны их перспективы были мрачными. Такова была военная ситуация, на фоне которой принималось решение о заключении мира на советских условиях.

Планы англо-французских союзников

Когда 12 февраля произошла катастрофа в секторе Сумма, финляндское правительство не могло еще решиться уступить полуостров Ханко и продолжало изучать альтернативные решения.

Англия и Франция какое-то время обдумывали вопрос о военном вторжении в Скандинавию, но подходили к нему с разных позиций. Французы хотели открыть второй фронт в Скандинавии и тем самым отвести войну подальше от своей границы, а англичане были заинтересованы в том, чтобы перекрыть доступ Германии к шведской железной руде. Для этого было бы достаточно захватить ключевые порты на побережье Норвегии, прежде всего Нарвик, а затем взять под свой контроль железную дорогу от Нарвика к месту добычи руды. Только по этой железной дороге можно было перебросить войска в Финляндию, и поскольку резолюция Лиги Наций призывала всех членов организации оказывать помощь Финляндии, она могла служить юридическим прикрытием для Англии и Франции в задуманном нарушении нейтралитета Скандинавских стран. Поэтому оказание помощи Финляндии было идеальным предлогом для такой операции.

Правительства двух стран рассмотрели ряд проектов, прежде чем 5 февраля Верховный совет союзников утвердил план действий. Согласно ему две англо-французские бригады в середине марта 1940 года должны будут захватить Нарвик и железную дорогу, ведущую к Лулео на берегу Ботнического залива. Одновременно будут оккупированы Тронхейм и Берген. Затем в апреле будут переброшены более крупные силы союзников, чтобы создать второй фронт против ожидавшегося немецкого вторжения в Южную Швецию. Часть этих сил окажет также помощь Финляндии, взяв на себя оборону северной части восточного фронта финских войск. Но эта помощь Финляндии была, безусловно, второстепенной по сравнению с главной целью кампании.

К 12 февраля финны знали основные положения этого плана и что союзники хотят получить приглашение Финляндии, чтобы иметь предлог для его осуществления. Подробностей, понятно, финляндское правительство не знало. Маннергейм с самого начала высказал сомнения по поводу этого плана и затем твердо придерживался этой точки зрения. Финляндское правительство также не испытывало энтузиазма в отношении плана союзников, но надеялось, что его — как возможный вариант — можно использовать для того, чтобы припугнуть Швецию и заставить ее вмешаться в войну или же выторговать у СССР более мягкие условия.

23 февраля русские сообщили шведскому правительству свои условия заключения мира: аренда полуострова Ханко сроком на 30 лет, передача СССР всего Карельского перешейка и северо-восточного побережья Ладожского озера (это примерно соответствовало границе, установленной Петром Великим в 1721 году), а также договор о совместной обороне Финского залива. Взамен Советский Союз соглашался вывести свои войска из района Петсамо.

Финляндское правительство не могло сперва решиться вести переговоры на такой основе. Оно продолжало изучать альтернативные варианты, но в этот же самый день Швеция подтвердила, что она не только не вмешается в конфликт, но и не разрешит проход англо-французских войск через свою территорию. На следующий день английский посланник разъяснил Таннеру обстоятельства, связанные с осуществлением планов западных союзников. Выяснилось: в Финляндию прибудут не более 20 тысяч союзных солдат и офицеров; они не смогут прибыть ранее 15 апреля; Финляндия должна пригласить западных союзников, а также договориться о транзите их войск через Норвегию и Швецию. Несмотря на неудовлетворительный характер этих предложений, финляндское правительство продолжало колебаться. 26 февраля Таннер снова приехал в Стокгольм, где ему было заявлено, что шведская помощь будет ограничена посылкой 16 тысяч индивидуальных добровольцев, более того, если западные союзники попытаются добиться прохода своих войск через Швецию с помощью силы, им будет оказано сопротивление, и тогда «Швеция окажется в войне на стороне русских и против Финляндии». Шведский премьер-министр настаивал на принятии русских условий. В этом случае Швеция предоставит экономическую помощь на реконструкцию и рассмотрит возможность заключения оборонительного союза с Финляндией для гарантии ее новых границ.

Теперь наконец финляндское правительство вплотную встало перед необходимостью принятия решения. Дальнейшие контакты с англо-французскими представителями не привели к прояснению двусмысленного содержания плана союзников, и правительство Финляндии (за исключением двух министров) согласилось начать переговоры на основе русских условий. К этому его подталкивал обусловленный СССР последний срок принятия предложения о переговорах — 1 марта. Это решение поддержала комиссия по иностранным делам сейма, и был составлен проект ноты Советскому правительству. В этот момент английское и французское правительства, увидев, что их план находится под угрозой срыва, выдвинули более щедрое предложение. Сейчас они обещали 50 тысяч войск к концу марта!

Чтобы уточнить эти новые предложения, финляндское правительство притормозило намеченное принятие советских условий и затянуло ответ, запросив у СССР дополнительные разъяснения. Союзники в свою очередь оказали нажим на Финляндию, добиваясь от нее получения приглашения на вооруженное вмешательство до 5 марта, однако не сообщали, что они предпримут перед лицом отказа Норвегии и Швеции разрешить проход войск. Дело в том, что правительства Англии и Франции сами этого не знали, но, по-видимому, убедили себя, что, когда наступит решающий момент, Швеция и Норвегия пойдут им навстречу. Эта неопределенность в планах союзников, а также странные колебания в размерах и сроках предлагаемой союзниками помощи встревожили финнов. В конечном итоге финляндское правительство разгадало замыслы союзников. Решающим днем стало 5 марта, когда произошли три события: западные союзники согласились отложить срок передачи им приглашения до 12 марта; Советский Союз дал знать, что Финляндия по-прежнему может заключить мирный договор на прежних условиях, несмотря на истечение обусловленного срока — 1 марта, и финляндское правительство вернулось к первоначальному решению о проведении переговоров на этой основе.

вернуться

44

Командующим 13-й армией был назначен комкор Ф. А. Парусинов. — Прим. ред.

вернуться

45

Кексгольм. — Прим. ред.

28
{"b":"121259","o":1}