ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Падение кабинета Рейно

16 июня Рейно получил ответ Рузвельта на свое обращение о помощи. Ответ был разочаровывающим, так как, обещая оказать помощь вооружением и снаряжением, Рузвельт указал, что без решения конгресса он не может принять какие-либо военные решения.

Затем председатель Военного комитета огласил предложенный Черчиллем «план нерасторжимого союза между Англией и Францией», который был передан генералом де Голлем по телефону из Лондона. Этот план был отвергнут советом под предлогом того, что он превратил бы Францию в английский доминион. После этого кабинет Рейно подал в отставку. По заранее принятой договоренности главой правительства был выдвинут Петэн.

«Тогда я вызвал Петэна, — пишет президент Франции Лебрен, — и предложил ему сформировать кабинет министров. Он вытащил из портфеля и представил мне список своих коллаборационистов». Тут же Лебрен подписал декрет, назначавший новых министров, которые немедленно провели первое заседание кабинета. Оно длилось не более 10 минут. Новому министру иностранных дел было поручено запросить немцев и итальянцев об условиях перемирия при посредстве Мадрида и Ватикана соответственно.

Вечером 17 июня по французскому радио было объявлено о причинах поражения, заставивших правительство Петэна просить немцев о перемирии и об условиях заключения мира.

15 июня начальник оперативного штаба ОКВ Кейтель поручил полковнику Боме составить проект условий перемирия. «В первом проекте, — пишет Боме, — предусматривалась полная оккупация метрополии Франции и полное разоружение французских вооруженных сил».

Однако 17 июня после получения французских предложений Гитлер дал новые указания генералам Кейтелю и Йодлю. О них Боме рассказывает следующее:

«Фюрер сказал, что Франция должна быть изолирована от Англии, и чтобы добиться этого, она должна получить условия, побуждающие ее к этому. Поскольку правительство Петэна, по-видимому, настроено благожелательно, ему должен быть “построен золотой мост”, так как иначе существует опасность бегства французского правительства в Северную Африку с флотом и авиацией для продолжения войны оттуда. Это усилило бы позиции Англии и разожгло бы войну на Средиземноморском театре, где Италия находится в изоляции».

Затем Гитлер уточнил свои указания:

1. Французское правительство должно сохраниться и сохранить свой суверенитет. Только при этом мы можем быть уверены, что Французская колониальная империя не перейдет в руки Англии.

2. Таким образом, полная оккупация метрополии Франции нецелесообразна. Французское правительство должно сохранить свои суверенные права.

3. Французская армия будет отведена в свободную зону и там демобилизована. Должно быть дозволено сохранение некоторых частей, предназначенных для поддержания порядка. Флот должен быть нейтрализован. Ни при каких обстоятельствах мы не должны требовать передачи флота нам, так как в этом случае он уйдет на заморские территории или в Англию.

4. Территориальные требования будут предъявлены при заключении мирного договора и в настоящее время рассматриваться не должны.

5. Никакие требования, относящиеся к колониальной империи, не должны формулироваться в настоящее время. Они только будут способствовать захвату колоний Англии. Более того, в случае отказа французов удовлетворить наши требования, если бы мы их предъявили, в настоящее время мы не смогли бы добиться силой удовлетворения наших требований.

Но Гитлеру еще предстояло добиться одобрения этих условий со стороны Муссолини, и этой цели было посвящено совещание фюрера и дуче, состоявшееся в Мюнхене.

«В Мюнхене, — пишет Боме, — несмотря на сильное сопротивление итальянцев, Гитлер добился принятия этих умеренных условий. Его целью было, сказал он, получить перемирие любой ценой. Муссолини уступил».

Судьба флота была главным вопросом. Гитлер сыграл «на большом усилении мощи, которую этот флот представлял бы собой для Англии». И заключал: «Поэтому предпочтительно достичь соглашения с французским правительством, для того чтобы нейтрализовать его флот во французских портах под немецким и итальянским контролем.

В качестве приманки французам была бы дана гарантия в том, что флот будет возвращен им после заключения мира».

19 июня немецкое правительство объявило о готовности «объявить условия прекращения боевых действий» и запросило имена уполномоченных вести переговоры.

Тот же самый вагон

21 июня французская делегация была допущена в тот самый вагон, в котором было подписано соглашение о перемирии 1918 года и где Гитлер и высшие сановники «третьего рейха» ожидали ее. Прочтя преамбулу акта о перемирии, Гитлер в знак прощания поднял руку и оставил вагон, после чего Кейтель вручил французам текст соглашения, который, как он сказал, изменен быть не может. Французская делегация удалилась в палатку, чтобы изучить документ. Главе французской делегации генералу Хюнтцигеру было разрешено позвонить в Бордо генералу Вейгану. Хюнтцигер сообщил ему, что полученный им документ не содержит каких-либо условий мира и что немецкая делегация отказалась обсуждать этот вопрос в настоящее время. Ему просто вручили текст соглашения о перемирии, состоящий из 24 пунктов, которые не подлежат изменению.

На следующий день в результате переговоров было достигнуто соглашение о том, что корабли французского военно-морского флота могут базироваться в заморских портах, немцы сделали ряд других мелких уступок. После этого Кейтель вручил французам ультиматум. Им давался один час на принятие решения о подписании перемирия, в противном случае переговоры будут прерваны и французская делегация будет выдворена за линию фронта. Через восемь минут после вручения ультиматума глава французской делегации подписал акт о перемирии, предварительно получив по телефону от Вейгана приказ об этом. Однако акт вступал в силу лишь после подписания его Италией, на что потребовалось еще двое суток, формально боевые действия прекратились 24 июня.

Почему Гитлер отказался обнародовать свои мирные условия? Отто Мейснер, начальник рейхсканцелярии, объясняет: «В 1940 году Гитлер часто говорил, что он не вступил в соглашение с Францией потому, что хотел посмотреть, как бы поступила Англия после выхода Франции из войны. Соглашение с Францией только осложнило бы заключение мирного соглашения с Англией, затруднив англо-немецкие отношения».

Позже, на процессе в Нюрнберге, адмирал Редер сказал: «Фюрер хотел оставить за собой любые возможности потребовать от Франции более или менее большую контрибуцию в зависимости от того, что он мог бы получить от Англии»… Более того, генерал Гальдер 23 сентября 1940 года записал в своем дневнике: «Гитлер никогда не откажется от идеи заставить не Англию, но Францию расплатиться за эту войну».

Каковы же были бы его требования? Отто Абец[64] раскрывает их: «Во время перемирия Гитлер рассматривал тщательно разработанный план раздела Франции, который предусматривал: включение северных департаментов в будущую Фландрию, автономию для Бретани, перенесение границы от Рейна далеко за пределы границы 1871 года и включение Бургундии в границы Германии».

Хотя Гитлер хотел заключить перемирие с Францией, очевидно, в тот момент он не мог предъявить такие требования! Тогда же Гебельс записал в своем дневнике: «Мы должны держать французов в руках и тем временем выкачать из Франции все, что возможно».

25 июня перемирие вошло в силу. Петэн объявил по французскому радио: «Честь спасена! Теперь мы должны обратить наши усилия в будущее. Начинается новый порядок!»…

Позже Петэн говорил о «национальной революции» и о «возрождении Франции» — как будто все это было возможно в разгар мировой войны в стране, две трети которой оккупированы противником; находясь в Виши, всего в 40 километрах от танковых сил немцев; в стране, республиканский строй которой был упразднен, а парламент распущен. Приложенные Петэном усилия к заключению перемирия привели лишь к захвату им власти для установления «нового порядка», который был обречен на короткую — тираническую — жизнь.

вернуться

64

Нацистский агент во Франции. — Прим. ред.

42
{"b":"121259","o":1}