ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Алистер Хорн

Операция «Катапульта»,

или Как британский флот по приказу Черчилля расстрелял эскадру недавнего союзника[65]

3 июля 1940 года впервые со времен наполеоновских войн и адмирала Нельсона корабли военно-морского флота Великобритании и военно-морских сил Франции вступили в ожесточенную схватку друг с другом. Снаряды весом более тонны, выпущенные из пятнадцатидюймовых английских орудий, вспарывали броню французских линейных кораблей, мирная гладь Средиземного моря вскипала гигантскими гейзерами, синеву неба заволокло черным маслянистым дымом сражения.

Всего за несколько недель до этого французские и английские войска плечом к плечу сражались против армий Гитлера, вторгшихся во Францию. Теперь же самые мощные корабли королевского флота Великобритании безжалостно расстреливали французские боевые корабли, укрывшиеся на военно-морской базе Мерс-эль-Кебир в Северной Африке.

Эта акция привела в ярость французов, обрадовала Гитлера, вызвала беспокойство в Англии и возмущение во многих странах мира и оказала ощутимое воздействие на ход второй мировой войны. Это был шаг, который Уинстон Черчилль, отдавший приказ о нападении, назвал «греческой трагедией», добавив: «Но никогда еще ни одно действие не было более необходимым для спасения Англии».

В сентябре 1939 года Англия и Франция объявили войну нацистской Германии, напавшей на Польшу. Затем последовали месяцы «странной войны». 28 марта 1940 года английское и французское правительства подписали торжественное обязательство, что они не будут заключать сепаратный мир с Гитлером. Однако 10 мая бронетанковые дивизии вермахта, прорвав фронт союзников в Арденнах и разбив французские части у Седана, устремились к Ла-Маншу, отсекая союзнические армии на территории Бельгии от войск во Франции, и прижали английские экспедиционные войска к морю. Эвакуация этих войск из Дюнкерка была расценена в Англии и США как чудо, но многим французам, в беспорядке отступавшим в глубь страны и вскоре капитулировавшим, она казалась актом исторического предательства со стороны Альбиона.

В середине июня премьер-министр Франции Поль Рейно обратился к Черчиллю с просьбой освободить его от принятого в марте обязательства не заключать сепаратного мира с Германией.

14 июня пал Париж. Двумя днями позже Черчилль, стремясь укрепить волю французов к сопротивлению, направил два драматических ответных послания, в которых излагались условия английского согласия и делалась попытка подбодрить французов. В первом из них Англия соглашалась на то, чтобы французское правительство выяснило у Германии предложения о перемирии, но только при обязательном условии, что французский флот будет отправлен в британские порты до переговоров с немцами. Далее в послании подчеркивалась решимость Великобритании, несмотря на любые трудности, продолжать войну против Гитлера. В тот же день под давлением генерала де Голля, настаивавшего на необходимости какого-нибудь «драматического жеста», чтобы побудить Францию продолжать борьбу, Черчилль выдвинул историческое предложение о провозглашении «нерасторжимого союза» с Великобританией.[66]

К этому времени французское правительство уже эвакуировалось в Бордо. Когда английские послания были переданы, премьер-министр Рейно находился в подавленном состоянии. Но послание Черчилля подбодрило его. Премьер-министр ответил, что будет «бороться до конца». В этот момент к тому же произошло трагическое недоразумение: Черчилль направил через английского посла дополнительное уведомление, что первое послание следует считать «временно приостановленным», пока рассматривается предложение о союзе, но Рейно было сообщено, что оно считается «аннулированным». Незначительное, возможно, семантическое различие, которое, по мнению Черчилля, вероятно, привело французское правительство к недооценке всей той серьезности, с которой Англия взирала на судьбу французского флота. Большинство французских руководителей в Бордо, однако, встретили предложение Черчилля о «нерасторжимом союзе» с подозрением и враждебностью. В обстановке, где превалировали пораженческие настроения, 73-летний главнокомандующий французской армией генерал Вейган провозгласил, что в течение трех недель «Англии свернут шею, как цыпленку». Маршал Петэн заявил, что английское предложение равносильно «слиянию с трупом». Два первых послания Черчилля, в которых речь шла о французском флоте, так и не были рассмотрены разваливающимся правительством Рейно.

Вечером 16 июня Рейно подал в отставку, и маршал Петэн, 84-летний герой битвы за Верден в 1916 году, возглавлявший группу пораженцев, сформировал новое правительство. На следующий день Черчилль возобновил свои требования, чтобы новое правительство Франции не передавало «противнику великолепный французский флот». Но к этому времени в Бордо уже сложилось мнение, что отправка французских военных кораблей в Англию была бы бессмысленной; если Англии в скором времени действительно «свернут шею», то французский флот в конечном счете все равно окажется в кармане у Гитлера.

18 июня первый лорд Адмиралтейства [военно-морской министр Англии] Александер и начальник штаба ВМС адмирал Дадли Паунд были срочно направлены во Францию для личной встречи с адмиралом Дарланом, главнокомандующим французским флотом. По словам Черчилля, «они получили много торжественных заверений, что флоту никогда не будет позволено очутиться в руках немцев». Но, отмечает Черчилль, Дарлан не предпринял никаких мер с целью «вывести французские военные корабли за пределы досягаемости быстро приближавшихся немецких войск».

22 июня Франция подписала перемирие с Германией в знаменитом железнодорожном вагон-салоне, стоявшем в Компьеньском лесу.[67]

В соответствии с перемирием, Петэн согласился, что французский военный флот, за исключением той его части, которая сохраняется для защиты французских интересов в ее колониальной империи, будет сосредоточен в портах и разоружен «под германским или итальянским контролем». В ходе переговоров было сказано немало слов «о чести», однако, с точки зрения Лондона, Франция не сделала ничего, чтобы сдержать данное ею в марте торжественное обязательство или рассеять английские опасения о дальнейшей судьбе французского флота.

Насколько были оправданны эти опасения Англии?

В предвоенный период в основе строительства английского военно-морского флота лежал принцип «уровня двух держав», означавший, что английский военно-морской флот должен по числу боевых единиц превосходить объединенную мощь военно-морских сил двух любых вероятных противников Великобритании. В 1940 году Англия все еще обладала самым крупным военно-морским флотом в мире. Но этот флот уже понес потери в ходе операций по охране конвоев в Северной Атлантике, в неудачной норвежской кампании и у Дюнкерка. Большинство английских линейных кораблей участвовало в операциях по прикрытию конвоев от угрозы немецких надводных рейдеров, таких, как «карманный» линкор «Граф Шпее» (настигнутый в конце декабря 1939 года и поврежденный в бою тремя английскими крейсерами, этот рейдер был затем затоплен своей командой в Монтевидео).

На бумаге английский флот имел ощутимый перевес по числу крупных кораблей: 11 линкоров, три линейных крейсера и пять линкоров в постройке, тогда как Германия располагала двумя «карманными» линкорами, двумя линейными крейсерами новейшей постройки и строила еще два линейных корабля.

Но вступление Италии в войну в июне 1940 года серьезно изменило соотношение сил. Итальянцы располагали современным и быстроходным флотом, хотя боеспособность его была неизвестна (фактически итальянский флот оказался малоэффективным, однако предвидеть это было невозможно), и поэтому англичане были вынуждены держать в Средиземном море по меньшей мере шесть линейных кораблей против шести итальянских. Для Тихого океана против Японии, которая, как ожидали, недолго останется нейтральной, англичанам выделить было нечего, а Лондон не был уверен, что военные корабли нейтральных Соединенных Штатов будут защищать английские владения и морские коммуникации в этом регионе.

вернуться

65

Из журнала «Смитсониан» (США) (1985, № 7).

Horne A. Mers-el-Kebir was a bizarre and melancholy action. — Smithsonian. 1985. № 7. p. 122–138.

Хорн, Алистер — американский историк, автор ряда книг по истории Франции.

вернуться

66

Согласно этому плану, предлагалось «слияние двух государств» и образование «единого военного правительства» и единого парламента. — Прим. перев.

вернуться

67

В этом вагоне 11 ноября 1918 года маршал Фош продиктовал условия перемирия побежденной Германии. — Прим. перев.

43
{"b":"121259","o":1}