ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Когда генерал Омар Брэдли вернулся в ночь на 17 декабря в штаб 12-й группы армий в г. Люксембурге после совещания с генералом Эйзенхауэром в Версале и увидел на карте военных действий 14 атакующих немецких дивизий, половина которых были бронетанковыми, он ужаснулся и вскричал: «Где, к черту, этот сукин сын взял всю эту силу?!» Этот вопрос задавали многие в лагере союзников, но никто не знал на него ответа. <…>

В действительности американские потери были незначительны. Так, например, в воскресную ночь 422-й полк сообщил о сорока раненых, предназначенных к эвакуации, — по крайней мере до дня, когда 423-й полк был подвергнут сильному огню немецкой артиллерии. Оба полка понесли потери, когда они вели огонь между собой, но по меньшей мере 90 процентов их состава были взяты в плен неранеными.

Окружившие их немцы, взявшие в кольцо «мешок», были сравнительно немногочисленны: в отличие от атакующих с запада, три или четыре тысячи «фольксгренадеров» (в том числе и те 200 человек напротив Шнее Эйфель, которые прошли через холмы) и еще около тысячи свежих войск. Солдаты, образовавшие эту тонкую стену, ожидали в ночь на воскресенье попытку американцев выйти из окружения, но, к их большому удивлению, ничего не произошло. Более чем двухдневная бездеятельность хорошо обученной и оснащенной американской пехоты озадачила немцев: в итоге моральное состояние этих последних возросло, а по престижу союзников был нанесен серьезный удар.

По меньшей мере 8 тысяч, а может быть и 9 тысяч, американских солдат начали свой длинный путь от Эйфеля к лагерям военнопленных в Германии. Для большинства этих очень молодых пехотинцев, еще непривычных к лишениям, это был конец двухнедельного кошмарного пребывания на переполненном военном судне, пробиравшемся через Ла-Манш в течение нескольких дней, затем долгий поход под дождем и в холод через Францию и Бельгию и, прежде чем они успели прийти в себя, — короткое, непонятное сражение, в котором не было ничего из того, что им говорили. И в конце концов, к их великому удивлению, унизительный плен.

Позже был долгий и тщательный анализ этого самого тяжелого из всех поражений американцев в Европе, но, когда все уже сказано и сделано, выявляются некоторые факторы. Один из них, который не должен быть забыт, — это та доля жестокого невезения, которой было заплачено во время атаки. Немцы не собирались завлечь в ловушку вновь прибывшую, плохо вооруженную, страдающую от холода и «траншейной стопы», необстрелянную дивизию. Они намеревались обойти с фланга на Шнее Эйфель опытную 2-ю пехотную дивизию, и если бы их атака состоялась в назначенный день, они попытались бы это сделать, и, конечно, с совсем иным результатом. С другой стороны, если бы немецкая атака состоялась на одну или две недели позже, результат опять-таки мог быть иным. Но эти факторы не имеют значения в Арденнском наступлении, и бесполезно распространяться о них.

Остается тот факт, что 106-я дивизия оказалась совершенно неподготовленной, реакция работников штабов была замедленной и просто неэффективной. Нечто вроде гипнотической парализованности охватило командование с верха до низов; из всех возможных реакций на атаку хуже всего — ничего не предпринимать. За исключением правофлангового батальона 423-го пехотного полка, который сражался исключительно хорошо в первое утро в районе Блеальф, два полка, удерживавшие важные позиции на Шнее Эйфель, просто не противодействовали мощный атаке немцев на своих флангах.

Панический отход некоторых штабов и тыловых войск — это черное пятно на американской военной репутации; это значительно меньше относится к дивизиям, находящимся по обеим сторонам 106-й пехотной дивизии и отлично проявившим себя, так же как стойкая оборона 424-го пехотного полка. Ведь этот полк был обучен, экипирован и сформирован из множества таких же людей, как и в двух других, и, значит, в других обстоятельствах они тоже могли бы хорошо зарекомендовать себя.

Моральное состояние воинской части строится из таких практических факторов, как оружие, боеприпасы, питание, диспозиция войск и общая обстановка, а также из таких переменных факторов, как соотношение сил, погода и падение эффективности, связанное с истощением. Есть и другие моменты, столь же важные, но трудноизмеряемые, которые могут повлиять на моральное состояние: письма из дома, статейки в местных газетах, чувство ответственности за дружбу, возникшую в период подготовки и укрепившуюся в боях, и та доблесть, которая известна под именем «esprit de corps».[102] Но той прочной основой, на которой стоит эта сложная структура, является доверие, в котором самое важное — это вера в руководство на всех уровнях. При отсутствии таковой даже самое оснащенное подразделение рассыплется под сильным ударом; при наличии ее даже численно превосходящие силы не оправдывали расчетов военной математики.

Двадцать пять миль за два дня

Тактический успех лишь тогда бывает подлинно решающим, если он достигается в стратегически правильном месте.

фон Мольтке

В субботу 17 декабря, к середине дня, артиллерия и боевой резерв 7-й бронетанковой дивизии США шли по своему маршруту от Эйпена к месту дивизионного сбора вокруг Сен-Вита, двигаясь по дороге, которая должна была находиться позади боев. В то же самое время боевая группа передового отряда Пейпера двигалась на запад от Модершейда к Ставелоту: обе колонны должны были неизбежно встретиться.

Местом этой встречи оказалось пересечение дорог южнее Мальмеди. Американские танки добрались туда первыми и двинулись по направлению к городу Линьёвилль; через 15 минут после того, как последний американский танк исчез за подъемом, первая из бронемашин Пейпера прошла с восточной стороны этого перекрестка. Артиллерийские обозы 7-й бронетанковой дивизии должны были уже пройти там, так как их маршевая позиция находилась сразу же за танками, но длинная колонна очень растянулась, и нескольким грузовым машинам удалось втиснуться в брешь дивизионной бронеколонны. Там было человек 125 из батареи «Б» 285-го артиллерийского батальона полевого наблюдения — название, которое станет хорошо известным почти каждому американцу, сражавшемуся в Арденнах.

Пулеметы, установленные на вездеходах Пейпера, стали обстреливать грузовики, и, застигнутые врасплох, американцы начали выпрыгивать из них и бросаться в канавы. Их быстро окружили, разоружили и приказали ожидать на поле, в стороне от дороги, когда идущие следом немецкие войска займутся ими. Затем группа Пейпера проследовала дальше в направлении Линьёвилля.

Пленные американцы спокойно ожидали, глядя на движущийся на запад поток мотоциклов, танков и самоходных орудий. Время от времени колонна останавливалась, и американцы и немцы разглядывали друг друга. Примерно через два часа кто-то с вездехода почти наугад разрядил свой пистолет в толпу американских пленных.

«Стоять на месте! — крикнул американский офицер. — Не разбегаться…»

Но почти тут же раздался другой выстрел, а затем немцы открыли огонь из автоматов по пораженным и беззащитным людям. Вскоре образовалась лишь груда тел. Некоторые корчились от боли, другие лежали неподвижно. Раненых, пытавшихся отползти в сторону, добивали выстрелом в голову. Было убито не менее 86 пленных американцев, но некоторые выжили, притворившись мертвыми, и позже, после войны, свидетельствовали против виновников бойни в Мальмеди. <…>

вернуться

102

«Esprit de corps» (фр.) — сословный дух, чувство локтя. — Прим. перев.

96
{"b":"121259","o":1}