ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Напуганные призраком континентальной блокады, англичане втайне начинают переправлять золото в Канаду и Америку. Его вывозят не только с Британских островов, но и из колоний, доминионов, протекторатов и подопечных территорий. Зачастую для этих секретных операций используются не только быстроходные и хорошо вооруженные корабли, но и обычные грузовые суда. Именно в это тревожное время англичане успешно перевезли морем из Кейптауна в Нью-Йорк самую крупную партию золота XX века — 30 миллионов фунтов стерлингов.

Тем печальнее на фоне подобных удач выглядит статистика "золотых" потерь. Одна только Англия рассталась с 5 миллионами фунтов стерлингов. Половина этой суммы отправилась на дно вместе с лайнером "Ниагара".

Пароход "Ниагара"

Почтовый пароход "Ниагара", построенный в Глазго в 1913 году и принадлежавший Новозеландской судоходной компании, считался одним из лучших и самых больших судов на линии Австралия — Северная Америка. Это было красивое двухтрубное судно, развивавшее скорость до 18 узлов.

Еще в Первую мировую войну этот роскошный лайнер представлял большой соблазн для немецких подводных лодок, которые усиленно за ним охотились. Но им так и не удалось торпедировать "Ниагару", и она благополучно продолжала обслуживать австралийско-американскую линию до начала Второй мировой войны.

Рано утром 19 июня 1940 года "Ниагара", следуя из Новой Зеландии на остров Ванкувер, подорвалась на мине в 30 милях от гавани Уангароа, расположенной на северо-востоке от новозеландского острова Северный. Получив большую пробоину ниже ватерлинии, пароход начал быстро погружаться в воду. К счастью, пассажирам и экипажу вовремя удалось спустить шлюпки и отойти от тонущего судна.

Прошло несколько минут, и лайнер исчез с поверхности воды.

Одному лишь капитану "Ниагары" и некоторым военным представителям в Веллингтоне было известно, что вместе с пароходом на дно пошел ценный груз — 590 золотых слитков, которые "Ниагара" должна была доставить в Канаду для уплаты счетов США за выполнение военных заказов.

Гибель быстроходного лайнера и золота, которое не было застраховано, явилось серьезным ударом для англичан. Тогда еще не было известно, что судно подорвалось на одной из 228 контактных мин, поставленных немецким рейдером "Орион" — единственным судном, действовавшим в начале войны в Тихом океане.

Через несколько дней после гибели "Ниагары" в Веллингтоне был создан судоподъемный синдикат, работы которого проводились тайно. Руководство синдикатом поручили австралийскому капитану Уильямсу. Он должен был найти затонувшее судно и во что бы то ни стало поднять его. Начали спешно переоборудовать небольшой теплоход "Клэймор", который стоял на приколе в Окленде. В декабре 1940 года "Клэймор" направился в район гибели "Ниагары". На борту спасателя находилась специально сконструированная одним австралийским инженером глубоководная камера, в которой должны были работать два лучших водолаза Австралии — братья Джон и Вильям Джонстон.

Участок моря в 16 квадратных миль оградили буями, и теплоход начал тралить дно, следуя параллельными курсами. В полдень следующего дня трал судна за что-то зацепился. Место отметили буем, однако продолжать работы не пришлось: начался шторм, и поисковая партия укрылась в гавани Уангароа.

Когда шторм утих, под воду в наблюдательной камере опустился водолаз. Оказалось, что трал судна зацепился за камень. При подъеме водолаз услышал странный скрежет о стенки камеры и сквозь один из семи иллюминаторов заметил стальной, обросший водорослями трос... "Наверное, это якорный канат "Клэймора", — решил он и продолжал подъем.

Когда судно начало выбирать якорь, неожиданно в двух метрах от клюза заметили мину, которая запуталась в якорном канате "Клэймора". Если бы одному из матросов не удалось вовремя остановить брашпиль, судно бы взлетело на воздух.

Вскоре прибывший к месту происшествия военный тральщик обезвредил мину и "Клэймор" смог продолжить поиски затонувшего парохода.

На рассвете 31 января 1941 года трал "Клэймора" снова за что-то зацепился. Когда подняли брошенный на дно ручной лот, то увидели на нем свежие следы краски. Теперь никто не сомневался: это было судно.

Вскоре один из водолазов, посланный в наблюдательной камере на дно, убедился воочию, что перед ним с креном в 70 градусов на левый борт лежала "Ниагара". Лот показал глубину 133,5 метра.

Всем находившимся на борту "Клэймора" не терпелось как можно скорее приступить к подъему золота. Но погода не позволяла спускаться водолазам на дно.

Спустя несколько дней, когда зыбь на море улеглась, "Ниагару" тщательно обследовали и на картонном макете воспроизвели ее положение на грунте. Оставалось только решить, каким способом можно проникнуть в каюту с золотом. Чтобы добраться туда, следовало взорвать борт и две палубы судна.

И вот настал день, когда мощный взрыв потряс корпус "Ниагары". У борта "Клэймора" всплыли оглушенная акула и куски деревянной облицовки ходового мостика судна. В борту затонувшего парохода образовалась пробоина в 20 квадратных метров. Еще несколько взрывов — и водолаз в камере смог, наконец, приблизиться к "золотой" кладовой. Увы, она была надежно закрыта толстой стальной дверью.

Встала проблема: сильный взрыв мог выбить дверь, раскидать 295 ящиков с золотыми слитками по всему помещению и похоронить золото под корпусом судна, слабый же взрыв просто повалил бы огромную стальную дверь на ящики и, таким образом, заблокировал бы единственный вход в бронированную кладовую "Ниагары". Это, пожалуй, был один из самых ответственных моментов во всей операции. Но все же взрыв произвели, и 5 октября 1941 года под ликующие крики экипажа глубоководный захват доставил стальную дверь на палубу "Клэймора". Позднее капитан Уильяме в память о подводной экспедиции установил эту дверь в своем кабинете в Мельбурне.

13 октября, забыв про суеверия, моряки подняли первый ящик с золотыми слитками. Работа закипела.

За 39 дней было найдено 552 слитка, их сложили на полу каюты капитана "Клэймора".

Дальнейшие поиски не дали никаких результатов. Гдето на дне, на глубине 133 метров, остались лежать последние 38 слитков золота...   То и дело в камере менялись наблюдатели. Каждому хотелось самому обнаружить недостающую часть сокровищ. Когда окончательно износились тросы лебедок

И капитан Уильяме смирился с мыслью о том, что поиски бесполезны, один из братьев Джонстон вдруг извлек со дна золотой слиток. Это был последний успешный спуск глубоководного захвата. Вскоре руководителю экспедиции пришлось объявить об окончании работ.

"Клэймор" взял курс на гавань Уангароа. Вот здесь-то и произошел едва ли не самый драматический эпизод в истории судоподъемного дела. Когда до базы оставалось несколько миль, старший механик доложил капитану Уильямсу, что в машинное отделение поступает вода. Старенький "Клэймор", который еще до этого плавания собирались сдать на слом, не выдержал длительного пребывания в море — его обшивка пропускала воду. Судно стало тонуть. И могло случиться так, что сокровища опять оказались бы в морских глубинах, откуда их с таким трудом достали...

На "Клэйморе" включили все водоотливные насосы. Кое-как капитану Уильямсу удалось привести судно в гавань. Едва успели выгрузить на берег 10 тонн золота, как стоявший у причала "Клэймор" сел днищем на грунт.

Так закончилась эта эпопея.

Прошло более десяти лет. Над тем, как достать оставшиеся на океанском дне 37 золотых слитков "Ниагары", ломали голову многие водолазные специалисты. Ведь точное место "Ниагары" известно, рассуждали они, значит, проблема легко решается с помощью хорошей глубоководной камеры и совершенного грейферного захвата. И вот в 1953 году английский спасательный корабль "Фор-мост-17", совершив длительный океанский переход, прибыл в район гавани Уангароа. За несколько недель спасатели вырвали у Нетуна еще 30 слитков золота. Блистательный успех! Остальные слитки так и остались на дне, погребенные под грудой исковерканного металла. На этот раз, возможно, навсегда.

38
{"b":"121270","o":1}