ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нетерпение сердца. Мария Стюарт
Финансист. Титан. Стоик
Солдаты Армагеддона: Призрак Родины
Смерть на охоте
Running Man. Как бег помог мне победить внутренних демонов
Руигат : Рождение. Прыжок. Схватка
Сны о Чуне
Прекрасное зло
World Of Warcraft. Трилогия Войны Древних: Источник Вечности
A
A

– Этого мне только не хватало. Бандитов разглядывать!

– У нас, повторю, нет сведений о его причастности к деятельности чеченских бандформирований, – настойчиво уточнил Гирин. – Он, судя по всему, международный наемник и именно в этом качестве попал в Грузию. Там, после поражения в абхазской войне, сильно нуждаются в грамотных военных специалистах. Мы пытались по своим каналам получить о нем сведения, относящиеся к, так сказать, догрузинскому периоду его жизни. Картина получается весьма скудная. Проживал в Амане. Возглавлял службу безопасности крупного иорданского бизнесмена. Добропорядочный гражданин. Вроде бы ничего необычного...

– Тогда почему «вроде бы»?

– Дело в том, что в Иордании, в Амане он осел совсем недавно. Есть неподтвержденные сведения, что Хашеми в качестве «солдата удачи» прошел множество горячих точек мира. Проживал в различных странах Ближнего Востока. Сейчас мы проверяем его на причастность к ряду громких терактов и политических убийств.

Гирин полистал свою папку и нашел нужную страницу.

– Его жизнь практически не удается проследить. Мы даже не уверены, иорданец ли он. По крайней мере имя его для араба звучит необычно – Алик. Внешность также европейская, причем на лице имеются признаки пластических операций, да и фамилия у него не арабская, а скорее курдская.

Буданов нервно забарабанил пальцами по столу и спросил:

– Он что, по Интерполу проходит?

– В том-то и дело, что нет! Сам Хашеми говорит, что ему делали пересадку кожи, чтобы ликвидировать ожоговые рубцы, полученные в юности в результате несчастного случая. Наши медики эту версию отчасти подтверждают, но не исключают, что одновременно была сделана пластика лица.

– Зачем?! – Буданов забарабанил по столу еще настойчивее, демонстрируя нетерпение.

– Могут быть разные причины, товарищ генерал. Проверяем!

– Проверяете? – Буданов на секунду затаился, затих и вроде бы спокойно уточнил: – И когда будет ответ?

– Когда проверим!

– Значит, так, Гирин!!! – наконец взорвался Буданов. – Жду два часа!!! Ни секунды больше! Все про этого урода хочу знать!!! Все!!! Пломбы в зубах изучайте! Пломбы и технология зубного протезирования о многом рассказать могут. Понял? Кто он? Откуда? Кто была его двоюродная тетя по материнской линии?!

– Так точно, пломбы проверим! Разрешите продолжать? – Гирин почти с вызовом демонстрировал добротное состояние нервной системы и вовсе не терялся перед рявкающим начальником. – Самое интересное, товарищ генерал, состоит в том, что мы приглашали для участия в следственных действиях лингвиста. Так вот, он утверждает, что ни арабский, ни английский, ни немецкий языки, на которых Хашеми говорит абсолютно свободно, не являются для него родными.

– И какой вывод из этого следует?

– От арестованных чеченцев мы получили информацию о том, что Хашеми отлично знает русский язык. Проверили.

– Удалось в этом убедиться? Он что, скрывает это?

– Да нет, не скрывает. Говорит, что язык якобы выучил, когда учился в Каирском университете...

– Он там учился? Проверяли?

– Такой студент действительно был, но убедиться в том, является ли «наш» Хашеми этим студентом, не удается. И кстати, по-русски он говорит как-то необычно: очень чисто, но иногда путает предлоги.

Буданов искренне удивился:

– Что это может означать?

– Дело том, что в разных языках одни и те же глаголы управляются разными предлогами. Вот он в русском и делает подобные ошибки: путается в управлении. Специалисты не исключают, что он выходец из России, точнее, из Советского Союза, но уже много лет не говорит по-русски. То есть долгое время практики у него не было, и он в русский язык, по принципу кальки, переносит правила, которые характерны для речи, которая ему привычна. А фонетически его русский безупречен. В Каире так не научишься...

– Тогда надо копать его связь с Игнатовым. Не просто же так он настаивает на освобождении этого Хашеми, да еще таким зверским способом. Кстати, что с тем мужиком, который пострадал от взрыва? Он жив?

– Живее всех живых. Это местный бомж, который забрел на стройку в поисках лома всяких там цветных и прочих металлов. Даже контузия не подтвердилась. Сильно напуган. А так – все в порядке. Создается впечатление, что заряд был именно так и рассчитан, чтобы не убить, а напугать.

– Вы еще гуманистом эту сволочь объявите! – раздраженно произнес начальник управления.

– Сергей Николаевич! Позвольте еще одно соображение по поводу этого Хашеми?

– Давайте!

– У Игнатова пропал во время войны в Афганистане сын. Точнее, формально он ему не сын, а племянник покойной жены: Фомин Александр Борисович, лейтенант ВДВ. Возраст и некоторые внешние характеристики совпадают. В частности, рост. Но нам катастрофически не хватает времени для дальнейшей углубленной проверки. У нас было всего полтора часа.

– Какие полтора часа? – Буданов буквально подпрыгнул в кресле. – Он уже месяц сидит у вас в камере, а вы ничего толком не знаете!!! Срочно мне на стол всю информацию на этого Фомина! Как он пропал?

– В бою. Накрыло взрывом. Есть свидетельства очевидцев. Но тело обнаружено не было. Признан умершим по истечении установленного законом срока. Фотографию Фомина мы получили буквально двадцать минут назад. Она относится к 1983 году. На первый взгляд обнаружить сходство с Хашеми трудно. Но ведь прошло более двадцати лет, тут и без пластической операции сходство сразу не найдешь. Надеемся на экспертизу по совпадению основных пропорций лица. Заключение надеемся получить уже через...

– Что там? – Буданов прервал докладчика и посмотрел на появившегося в дверях офицера.

Тот прошел прямо к столу и молча положил перед генералом лист бумаги с коротким текстом.

– Ну вот, дождались! – Буданов положил на бумагу два сжатых до скрипа кулака. – Он играет с нами, как кот с мышатами. Только что «Голос Москвы» передал, что ими получено SMS-сообщение о месте нахождения второй бомбы. Знаете, куда выехала группа по ее обезвреживанию? – Буданов тяжелым взглядом оглядел участников совещания. – В магазин «Детский мир»! Это триста метров вот от этого стола!!! – Слова «Вот! Этого! Стола!» Кротов отбил тремя сильными ударами об стол. – Думаю, через пару дней звездочки с ваших погон, господа чекисты, начнут облетать гроздьями! И с моих тоже!!!

– Как работает!!! – вдруг, после паузы, почти с восхищением проговорил начальник управления, и все без уточнения поняли, о ком идет речь. – Он ведь дал нам знать, что принял телевизионную информацию и отменил решение о взрыве. В противном случае лежала бы бомба, пока случайно не нашлась. А мы бы гадали: то ли правда она где-то есть, то ли блефует наш клиент!

– Не блефует он! – Буданов опять помрачнел. – Заминировал заранее полгорода и держит нас за яйца! – Он всем телом повернулся к своему соседу: – Значит, так, Гирин! Срочно экспертное заключение: этот Фомин и Хашеми – есть ли связь?! Срочно – телефон, с которого послана информация на «Голос Москвы»! Срочно – все данные на Игнатова после службы в КГБ! Срочно – круг его общения: родственники, собутыльники, сослуживцы, бабы! Срочно ищите людей, которым он мог давать поручения на закладку взрывных устройств! Все срочно!!! До конца дня!!! Свободны!!!

Последний приказ Буданов буквально прорычал.

Когда все участники совещания встали из-за стола, он уже спокойно произнес:

– Беркас Сергеевич! Задержитесь, пожалуйста.

Беркас Каленин, дед Георгий и беркут Каспия

Беркас Каленин всю сознательную жизнь провел в борьбе за место под солнцем. Поначалу, в юношеском возрасте, он самоутверждался в борьбе за уважение к собственному имени.

Беркасом его нарекли отнюдь не родители, а дед Георгий, имевший магическую власть над всей родней, в особенности над матерью Беркаса – Революной Георгиевной.

Лингвистический конфуз с ее именем состоял не только в том, что она была столь странно наречена в то время, когда мода на подобные изыски уже давно миновала. Но и в звучании самого имени. Были Люции, были Ревы, и даже во весь размах – Революции. А вот Революна была, похоже, одна на всю шестую часть суши, чем Георгий Иванович всегда гордился. При этом он требовал от супруги Нюры, которая, несмотря на заметное преимущество в росте и весе, панически боялась взбалмошного мужа, чтобы та всем рассказывала, будто дочь была названа Революной по личной просьбе товарища Буденного, что было чистейшим враньем.

11
{"b":"121275","o":1}