ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Контролировать Колю не было никакой необходимости, так как Дибаев в служебных делах был безупречен. Кроме того, все знали, что Николай Алексеевич был активно вовлечен во все политические кампании, проходившие в стране. И поэтому все те, которые формально могли поинтересоваться, чем, собственно, занимается кремлевский чиновник, считали за благо делать вид, что их это не волнует. Даже Счетная палата обходила его стороной, так как все знали, что Дибаев работает по личным поручениям Президента.

Основной работой Дибаев занимался, так сказать, факультативно. В этом, без сомнения, была некая странность, которую коллеги по аппарату сначала обсуждали, а потом привыкли. Шушуканья на эту тему завершились общим мнением о том, что так, видимо, удобно высокому начальству – давать деликатные поручения человеку второго ряда, малоизвестному широкой публике.

О характере этих поручений можно было только догадываться. Ему приписывали разруливание скандальной ситуации с выборами мэра Санкт-Петербурга, когда один из реальных соперников официального кандидата неожиданно снял свою кандидатуру. Много позже, когда страсти улеглись, этот кандидат ляпнул фразу, которая стала журналистской сенсацией: «Со мной разговаривал Дибаев. А это все равно что заглянуть в лицо смерти».

Николай Алексеевич как никто умел проворачивать операции по усмирению строптивых чиновников. Ему нужна была только фамилия, а дальше он все делал сам: добывал на указанную персону компромат, приносил начальству «убедительные аргументы» в виде уголовного дела, в котором на титульном листе отсутствовала дата. А уж дальше на самом высоком уровне принималось решение – что делать с этими материалами.

Считалось, в частности, что постельный подвиг экс-прокурора страны был организован и отснят на видео людьми Дибаева.

Ходили также упорные слухи о том, что Максим Примаков лишился должности премьера по наущению скромного чиновника президентского аппарата, который не поладил с премьером по поводу второстепенных хозяйственных вопросов и потому организовал его отставку.

Иными словами, Дибаев был человеком весьма могущественным. Тем удивительнее был тон, которым с ним разговаривал скромный начфин МВД Петр Анатольевич Удачник...

...Когда-то молодой Коля Дибаев, первокурсник Московского института стали и сплавов, попался на спекуляции валютой. По тем временам это было деяние, каравшееся многолетним тюремным сроком. Почти такой же молодой опер, Петя Удачник, который с поличным и задержал студента, решил не ломать парню жизнь. Он не доложил о противоправных деяниях Дибаева по инстанции, но сделал своим осведомителем.

Дибаев регулярно «стучал» своему спасителю на представителей золотой советской молодежи, которые занимались фарцовкой и валютными спекуляциями. Некоторые из них – без всякой политики, а для гешефта – приобретали у иностранцев запрещенные в СССР книги и перепродавали их втридорога шизанутым интеллектуалам, которые за «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына готовы были отдать свою месячную зарплату.

В отчетах Удачника Дибаев за выдающуюся худобу значился как агент «Тощий». За два года Коля Дибаев помог отправить на нары десятка полтора молодых людей. Причем Удачник, который за разоблачение пособников империализма и морально разложившихся субъектов получал продвижения по службе, складывал все собственноручно написанные Дибаевым доносы в специальную папку.

Коля Дибаев между тем делал стремительную политическую карьеру. Он примкнул к надвигавшемуся на страну демократическому движению и возглавил неформальную молодежную организацию с вызывающим названием «Баня». Одной из наиболее громких акций этой организации была демонстрация перед зданием ЦК КПСС на Старой площади под лозунгом «Партноменклатура! Отмойся от грязи!». Всем выходящим из здания ЦК молодые люди вручали банный веник и кусок дефицитного по тем временам туалетного мыла «Наташа». За организацию этого действа Дибаев даже был задержан органами правопорядка, провел ночь в «обезьяннике» и вышел наутро, не без вмешательства Удачника, героем, о мужестве которого написали все демократические издания.

Вскоре Коля Дибаев избрался народным депутатом РСФСР. Причем победил в округе на своей родине, в Краснодаре, где соперничал с местным партаппаратчиком. Соперник был наголову разгромлен в первом туре. Уже тогда прошел слух, что Дибаев использовал в ходе предвыборной борьбы весьма сомнительные приемы.

К примеру, пригласил известного пожилого правозащитника, который на местном телевидении намекнул, что соперник Дибаева имеет отношение к его, правозащитника, незаконному аресту.

Нашлась дама, которая заявила, что кандидат из местного обкома неоднократно вымогал у нее, честной челночницы, взятки. Доказательств у нее, разумеется, не было, но их никто и не спрашивал, кроме самого оболганного партийца, который чем громче возмущался, тем больше терял поддержку возбужденного электората.

Чтобы не утонуть в подробностях, скажем, что технология борьбы по принципу «для победы хороши и подлянки, и гроши!» (так шутили в избирательном штабе Дибаева) убедила молодого политика в том, что победителей действительно не судят.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

17
{"b":"121275","o":1}