ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обо всем этом бывший в то время главой государства Черчилль так же не упоминает в своей книге. Почему? Лишь потому, что в то время каноническая легенда о «секретных протоколах» еще не сложилась окончательно— вот поэтому Черчилль и пишет о них столь невнятно и беззубо, допуская грубейшие ошибки. Зачем он вообще об этом пишет? Дело в том, что после войны Британская империя развалилась и Великобритания, что называется, легла под дядюшку Сэма. Именно Черчилль был активнейшим проводником такой политики. Свою первую внешнеполитическую речь в качестве лидера оппозиции в ноябре 1945 г. Черчилль посвятил «важным проблемам наших отношений с Соединенными Штатами». Антисоветчик № 1 искренне надеялся, что США, обладающие монополией на атомное оружие, способны будут раздавить Советский Союз. Поэтому он считал необходимым поддержать своим авторитетом антисоветскую пропагандистскую кампанию, начатую американцами вбросом в 1948 г. компромата через сборник «Нацистско-советские отношения. 1939–1941». В это же время Черчилль начинает писать свою книгу, став одним из первых апологетов мифа о «секретных протоколах».

СТАЛИН

Главной фигурой в деле о «секретных протоколах» является не Молотов, не Риббентроп, и даже не Гитлер, а именно Сталин. Цель фальсификаторов состояла в том, чтобы обвинить его в агрессии против стран Восточной Европы и тем самым обосновать право прибалтов на независимость своих республик. Поэтому манипуляторам позарез нужны были именно сталинские «отпечатки пальцев» в этом деле. Единственной уликой против советского вождя стала так называемая речь Сталина на Политбюро 19 августа 1939 г., в которой он якобы обрисовал тезисы своего плана по установлению коммунистического господства в Европе. А к «секретным протоколам» она привязывается тем, что в ней от имени Сталина формулируются тезисы будущего «секретного протокола», якобы подписанного Молотовым и Риббентропом. В журнале «Отечественная история» (№ 1, 2004 г.) вышла очень дельная статья Сергея Зиновьевича Случа «Речь Сталина, которой не было», где он досконально проанализировал историю этой мистификации. Любопытствующие могут обратиться к этой публикации по адресу http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/RUHIST/STANET1.НТМ. Я же здесь привожу краткое изложение исследования Случа, дополнив своими комментариями.

Официальная версия утечки информации из Кремля весьма хлипкая. Впервые анонимный конспект сталинского выступления публикуется 28 ноября 1939 г. во французской прессе от имени влиятельного информационного агентства «Гавас». Источник получения информации не раскрывался. 30 ноября 1939 г. газета «Правда» под заголовком «О лживом сообщении агентства „Гавас“ обнародует резкий отзыв в форме ответа Сталина на вопрос редактора газеты. 12 июля 1941 г. бывший женевский корреспондент „Гавас“[59] Анри Рюффен, известный своими антикоммунистическими взглядами, вновь публикует „речь Сталина“ в газете „Journal de Geneve“. Из публикации Рюффена следовало, что именно он 27 ноября 1939 г. передал агентству „Гавас“ полученный им от неназванного источника текст „речи Сталина“. Причём, представленный им в 1941 г. вариант значительно отличался от первоначального текста. Подредактирован он был в свете изменения военно-политической ситуации в Европе, приобретя характер, явно желательный для германской пропаганды, обыгрывающей сюжет крестового похода цивилизованной Европы против азиатского большевизма.

Нацистская пропаганда мгновенно подхватила эстафетную палочку и кампания получила довольно широкий резонанс во всей Европе. В Германии замелькали газетные статьи под крупными заголовками: „Война в Европе должна подготовить почву для мировой революции. Сенсационные французские документы о двойной игре Сталина“. В вишистской Франции в 1942 г. выходит книга профессора де ла Праделя „Щупальца марксизма. Возникновение, тактика и действия советской дипломатии. 1920–1940“. В главе „Признание Сталина“ опубликована очередная редакция текста Рюффена с его предисловием. В этот раз акценты еще сильнее были смещены в сторону гипотетической советизации Франции, якобы запланированной Сталиным еще в 1939 г. В августе 1944 г. во французском журнале „La Revue universelle“ Рюффен вновь публикует статью „План Сталина (ноябрь 1939 г.)“, где „речь на Политбюро“, приводится в варианте почти идентичном тому, что содержится в книге де Ла Праделя. После войны „речь Сталина“ периодически фигурировала в пропагандистских сочинениях, принадлежащих перу антикоммунистических авторов, однако вопрос ее происхождения всякий раз обходился стороной. Упомянул ее мельком и Черчилль в своей „Истории Второй мировой войны“, но от комментариев воздержался.

Вот текст скандально знаменитой „речи Сталина на Политбюро“, распространенной агентством „Гавас“, приводимый Случем в указанной журнальной публикации. Жирным шрифтом выделены дополнения, появившиеся в дальнейших французских публикациях военного времени. В скобках указана дата внесения редакции.

„Агентство Гавас получило из Москвы (через Женеву) от источника, который оно рассматривает как достойный абсолютного доверия, следующие сведения о заседании Политбюро, проведенного по инициативе Сталина 19 августа в 10 часов вечера, вскоре после которого СССР подписал известное политическое соглашение с рейхом: вечером 19 августа члены Политбюро были срочно созваны на секретное заседание, на котором присутствовали также видные лидеры Коминтерна, но только те, кто входил в русскую секцию. Никто из зарубежных коммунистов, даже Димитров — генеральный секретарь Коминтерна, не был приглашен на это заседание, цель которого, не обозначенная в повестке дня, состояла в том, чтобы заслушать доклад Сталина“.

„Мир или война.

Этот вопрос вступил в критическую фазу. Его решение целиком и полностью зависит от позиции, которую займет Советский Союз.

Мы совершенно убеждены, что, если мы заключим договор о союзе с Францией и Великобританией, Германия будет вынуждена отказаться от Польши и искать modus vivendi[60] с западными державами. Таким образом, войны удастся избежать, и тогда последующее развитие событий примет опасный для нас характер.

С другой стороны, если мы примем известное вам предложение Германии о заключении с ней пакта о ненападении, она, несомненно, нападет на Польшу, и тогда вступление Англии и Франции в эту войну станет неизбежным.

В результате Западная Европа подвергнется глубокому разрушению (1941).

При таких обстоятельствах у нас будут хорошие шансы остаться в стороне от конфликта, и мы сможем, находясь в выгодном положении, выжидать, когда наступит наша очередь. Именно этого требуют наши интересы.

Диктатура коммунистической партии возможна лишь в результате большой войны… (1941).

Мы знаем, что эта деятельность требует больших средств, но мы должны пойти на эти жертвы без колебаний и поручить французским товарищам поставить в числе первоочередных задач подкуп полиции (1942).

Итак, наш выбор ясен: мы должны принять немецкое предложение, а английской и французской делегациям ответить вежливым отказом и отправить их домой.

Нетрудно предвидеть выгоду, которую мы извлечем, действуя подобным образом. Для нас очевидно, что Польша будет разгромлена прежде, чем Англия и Франция смогут прийти ей на помощь. В этом случае Германия передаст нам часть Польши вплоть до подступов Варшавы, включая украинскую Галицию.

Германия предоставит нам полную свободу действий в трех прибалтийских странах. Она не будет препятствовать возвращению России Бессарабии. Она будет готова уступить нам в качестве зоны влияния Румынию, Болгарию и Венгрию.

Остаётся открытым вопрос о Югославии, решение которого зависит от позиции, которую займет Италия. Если Италия останется на стороне Германии, тогда последняя потребует, чтобы Югославия входила в зону ее влияния, ведь именно через Югославию она получит доступ к Адриатическому морю. Но если Италия не пойдет вместе с Германией, то тогда она за счет Италии получит выход к Адриатическому морю, и в этом случае Югославия перейдет в нашу сферу влияния.

вернуться

59

Агентство было закрыто немцами после разгрома Франции.

вернуться

60

Modus vivendi (лат.). 1. Временное соглашение по какому-нибудь международному вопросу, заключенное сторонами в расчете на его окончательное урегулирование в последующем. 2. Фактическое состояние отношений, признаваемое заинтересованными сторонами.

46
{"b":"121296","o":1}