ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раскопки под руководством Роберта Маркса продолжались до 1968 года, но и они приоткрыли лишь часть тайны затонувшего города. По мнению большинства специалистов, Порт-Рояль, с точки зрения морской археологии является одним из самых значительных объектов в мире и требует целенаправленных работ с использованием современных методов поиска и подводных археологических раскопок. Это стало возможным с 1981 году благодаря совместной программе правительства Ямайки и Института подводной археологии при Техасском университете.

В 1992 году Порт-Рояль отметил трехсотую годовщину землетрясения, уничтожившего город. К этому времени был в основном восстановлен исторический центр города, проведены новые исследования в затонувшей части, которые дали бесценные данные о жизни одного из легендарных городов, получившего название «пиратский Вавилон».

Счастливчик Кип, или Как простой инженер-строитель стал миллионером

Увлечение историей испанских «золотых и серебряных галеонов» у Кипа Вагнера - уже немолодого американского инженера-строителя началось в 1949 году. Ему ранее неоднократно приходилось слышать от жителей атлантического побережья Флориды о находках почерневших от морской воды серебряных монет. Однако подтверждение этому он нашел, как зачастую бывает, случайно. Решив помочь одному из служащих, появившемуся на работе навеселе, он спустился с ним к морю, чтобы его отрезвить. Малый зашатался, упал в песок и неожиданно из клубка морской травы вытащил пригоршню черных бесформенных монет. Изображение креста на одной стороне и древнего испанского герба с другой не оставляли сомнений - это был пиастр.

С этого момента скромный и довольно обеспеченный пожилой строитель переквалифицировался в искателя сокровищ.

Но в те далекие годы Вагнер и не мог подозревать, что ему предстоит найти на дне моря и что он войдет в историю как один из удачливых кладоискателей своего времени.

Но вернемся в еще более раннюю историю. Начало XVIII века. Каждый год из Испании в Новый Свет отправляются две армады судов. Одна из них, именуемая «Галиос де Тьерра фирма», или «Континентальные галеоны», держала курс в Новую Гранаду, как тогда называлась нынешняя Колумбия. В порту Картахена на корабли грузились золото, изумруды, жемчуг; в Портобельо на Панамском перешейке галеоны догружали серебром из перуанских копей, покрытых потом и кровью тысяч индейцев.

Другая армада - «Флота де Нуэва Эспанья», то есть «Флот Новой Испании», направлялась в мексиканский порт Веракрус, где загружалась товарами, коих жаждала аристократическая Европа - экзотической кошенилью, дающей яркий кармин, драгоценным индиго - источником синей краски, шелком и фарфором Китая, перевезенными кораблями с Дальнего Востока.

Обе эскадры встречались на Кубе, в порту Гаваны, где и формировалась ежегодная «армада сокровищ» - «Серебрянный флот». Отсюда тяжелые неповоротливые галеоны группами в 10 - 12 судов под охраной военных кораблей шли через Флоридский пролив, затем, подхваченные Гольфстримом, между Флоридой и Багамскими островами, а потом на восток, прямо к берегам Испании, используя попутные сезонные ветра и благоприятные течения. До родных берегов доходили не все. В течение многих лет едва ли не каждый шторм выбрасывал на песчаные пляжи Флориды старинные золотые и серебряные монеты, украшения, утварь, заражая своим блеском все новые армии искателей сокровищ. Одним из них и стал Кип Вагнер.

Свои поиски он начал с архивов. И вот старинные манускрипты заговорили. «Король Испанский, чьи владения ныне простираются с Востока на Запад, чьи царства суть целая треть ведомого нам мира, чьи западные владения богаты и копи золота и серебра бездонны, откуда и проистекает процветание Испании, каждый год посылает свои корабли из Испании в Америку и этим путем доставляет себе домой ежегодно сокровища золота и серебра».

Свидетельство писаря одного из капитанов «Армады» обнадежило Вагнера.

Внимательно проштудировав обнаруженные сведения и сопоставив даты, он пришел к выводу, что его пляжные находки, вероятно, с кораблей, затонувших во время урагана 31 июля 1715 года.

Затонувшие корабли. Затопленные города - pic_11.jpg

Золотой дублон-империал (восемь эскудо) с отчеканенной надписью «Филипп V Божьей милостью 1714 г.»

Из Центрального архива в Севилье, несмотря на строжайшие запреты властей, ему удалось получить микрофильм длиной 1000 м - копии документов, рассказывающих о спасательных работах, проводимых испанцами через три года после катастрофы. В этих материалах Вагнер нашел сведения о местоположении кораблей.

Их было десять: восемь тяжело груженых галеонов и два корабля охранения. Одиннадцатым был случайно подвернувшийся французский корабль «Грифон». Побоявшись, что французы «выболтают секрет попугаю», то есть многочисленным в этих краях «джентльменам удачи», испанцы силой заставили следовать его с армадой.

Представители компании «Каза де ля контрасьон» в Севилье, ведущей по поручению короны морскую торговлю, постановили, чтобы «Серебряный флот» покинул Карибское море не позднее начала июня - до наступления периода штормов. Однако военные стычки, неспокойная обстановка на море и ухудшившееся состояние колоний из-за постоянных нападок Англии и Голландии явились причинами отсрочки выхода кораблей в Испанию.

Уже с самого начала плавания бывалым морякам было ясно, что экспедиция добром не кончится. Их подозрения усилились, когда утром 29 июля на горизонте показалась легкая дымка, и к обеду следующего дня ветер стих. Все вокруг потемнело и замерло. Воздух словно застыл. Судьбу армады решил следующий день. Рано утром 31 июля ветер изменился на восточно-северо-восточный и ураган разразился во всю мощь. Корабли, зажатые между ощерившимися рифами и предательскими мелями Флоридского залива, словно затравленные псы метались в поисках выхода, но безуспешно. «…Капитан Себастьян Мендес, кормчий корабля, именуемого «Нуэстра сеньора де Кармен», перед моим, нотариуса, лицом принял присягу и поклялся именем Господа Бога нашего и знаком креста, как это положено по обычаю, обещав говорить истину, заявил, что в субботу июля 31 дня, в два часа утром, по причине урагана, который пришел с востока-северо-востока с такой силой, что хотя он ходит по всем морям множество лет и претерпел от многих бурь, он никогда ему подобного не видел по неистовству, и его корабль и все другие пропали один перед, а другие после Пальмир де Аис, под 28 градусом 10 минутами…»

Все было кончено.

Из одиннадцати кораблей уцелел лишь один - француз «Грифон»; ему удалось проскочить между рифами и выйти в открытое море.

В этот роковой день вместе с десятью кораблями на дно ушел груз драгоценностей, оцениваемый в 70 миллионов франков. Золото унесло с собой более тысячи человеческих жизней и жизнь самого командующего дона Хуана Эстебана Убилла.

Срочно были организованы спасательные работы. Индейцы-ныряльщики, согнанные комендантом Гаваны сержант-майором Хуаном дедь Ойо Соларсано, сумели поднять половину этих сокровищ, предназначенных в качестве свадебного подарка супруге короля Филиппа V. Однако «лакомый кусочек» не остался без внимания местных пиратов.

По «совету» губернатора Ямайки лорда Арчибальда, англичанин Генри Дженнингс, укомплектовав команды пяти зафрахтованных судов, с надеждой на легкую наживу бросился к берегам Флориды. Испанская стража из шестидесяти солдат не смогла противостоять разнонациональной банде Дженнингса. В руки англичанина и его молодцов попало около 350 тысяч пиастров из тех 4 миллионов, которые испанцам удалось поднять со дна. Наглость авантюристов отбила дальнейшую охоту искать сокровища.

Лорд Арчибальд не смог устоять от искушения вторично. Через шесть месяцев он вновь отправил Дженнингса в направлении мыса Канаверал - на «поиски пиратов». На этот раз флот Дженнингса состоял из 14 шлюпов и 3000 человек команды. Но предприимчивый лорд просчитался. За свою ненасытность он был отозван в Лондон, где предстал перед судом.

16
{"b":"121298","o":1}