ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

10 — понедельник

Активности противник не проявлял. Только небольшими силами на участках Шули — Верхний Чоргунь, Черкез-Кермен — х. Мекензия предпринял короткие атаки, но безуспешно. В 17 ч 35 мин 12 вражеских самолетов бомбили город, сбросив 42 фугасные бомбы. Был разрушен котельный цех Морского завода.[217]

Командование 11-й немецкой армии подтягивало к Севастополю новые силы и готовилось к плановому наступлению на главную базу флота. К исходу дня противник сосредоточил три пехотные дивизии немцев (50, 72, 132-ю), моторизованный отряд и румынскую мотобригаду, 13 дивизионов полевой артиллерии, более 150 танков и 300–350 самолетов.[218] Кроме того, подходили моточасти 22-й немецкой пехотной дивизии. Командование 11-й немецкой армии намеревалось прорвать оборону Севастополя последовательными ударами на различных участках, причем главный удар нанести с юга в направлении Варнутка, Кадыковка, вдоль Ялтинского шоссе на Балаклаву.[219] Эта задача возлагалась на 72-ю немецкую пехотную дивизию, усиленную сотней танков. Вспомогательный удар на стыке второго и третьего секторов, по фронту х. Мекензия — высота 269,0 с задачей выйти через долину Кара-Коба к Северной бухте, должны были нанести 50-я немецкая пехотная дивизия и 118-й моторизованный отряд, располагавшие 20 танками.[220] На участке третьего и четвертого секторов 132-я немецкая пехотная дивизия и румынская мотобригада должны были сковывать наши войска.

Командующий Черноморским флотом вице-адмирал Ф. С. Октябрьский отдал приказ № 10–11/ПОХ, которым извещалось, что решением Верховного командования на него возложено руководство обороной Севастополя. «Вступая в командование обороной Севастополя, призываю всех вас к самоотверженной, беспощадной борьбе против взбесившихся гитлеровских собак, ворвавшихся на нашу родную землю. Мы обязаны превратить Севастополь в неприступную крепость…»,[221] — говорилось в приказе (см. Приложение № 12).

Вскоре был отдан второй приказ № 10–11/1—ПОХ, которым начальником гарнизона Севастополя назначен комендант береговой обороны генерал-майор П. А. Моргунов вместо контр-адмирала Г. В. Жукова.[222] В тот же день Ф. С. Октябрьский отдал еще один приказ № 10–11/2—ПОХ «О мероприятиях по обороне и организации порядка в городе Севастополе в связи с введением осадного положения». В приказе отмечалось, что руководство обороной города Севастополя и главной военно-морской базой Черноморского флота Ставка ВГК возложила на него. «Командование сухопутными войсками в обороне Севастополя возлагаю на своего заместителя по сухопутным войскам, командующего Приморской армией генерал-майора тов. Петрова», — подчеркивалось в приказе. Приказ требовал усилить охрану объектов тыла и учреждений города. Для борьбы с диверсионными группами и парашютными десантами противника в каждом районе города создать истребительные вооруженные отряды. Поддержание порядка в городе, усиленная круглосуточная дозорная служба, борьба с нарушителями порядка возлагались на коменданта 24-й отдельной погранкомендатуры войск НКВД и милицию города с подчинением их в части несения дозорной службы коменданту города.[223]

Проверка исполнения приказа возлагалась на начальника ОРСУ ЧФ капитана 2 ранга тов. Ипатова, с докладом командующему флотом 13 ноября 1941 г.

Комсомольцы береговой батареи № 10 обратились ко всем комсомольцам — защитникам города. «Товарищи комсомольцы! — писали они. — Озверелая фашистская свора гитлеровских бандитов прорвалась в Крым. Черный вампир стремится захватить наш родной город Севастополь… Дадим мощный черноморский отпор врагу! Ни шагу назад! Каждый должен драться до последней капли крови, до последнего вздоха. Пусть подступы к городе труда и обороны станут могилой для проклятых гитлеровских бандитов».[224]

11 — вторник

Утром, после непродолжительной артиллерийской и авиационной подготовки, немецко-фашистские войска перешли в наступление на главном и вспомогательном направлениях, а также предприняли отдельные атаки на других участках Севастопольского оборонительного района. Особенно напряженными были бои на направлении главного удара противника в районе Варнутка — Кучук-Мускомья, где в боевом охранении находилась 40-я кавалерийская дивизия (командир полковник Ф. Ф. Кудюров, военком полковой комиссар И. И. Карпович, начальник штаба полковник И. С. Стройло). 149-й полк этой дивизии, которым командовал подполковник Л. Г. Калужский, более двух часов вел бой в полуокружении под Варнуткой. Контратакой 154-го полка этой дивизии (командир подполковник А. К. Макаренко) передовые подразделения 72-й немецкой дивизии были выбиты из Варнутки. Однако, подтянув свежие силы, противник усилил натиск и вынудил оба кавалерийских полка отойти на высоту 508,1. К исходу дня немцы заняли деревни Варнутка и Кучук-Мускомья.[225]

Дальнейший натиск врага удалось сдержать при поддержке огня береговых батарей и крейсеров «Красный Крым» и «Червона Украина». Только последний израсходовал в этом бою 148 снарядов 130-мм калибра.[226] Стоявший на якорях против пристани Совторгфлота крейсер вел огонь по деревням Варнутка и Байдары. В результате он поразил 3 немецкие батареи, разбил 18 автомашин и бронетранспортеров, 4 тяжелых танка, 20 обозных повозок, рассеял и уничтожил до трех рот вражеских солдат и офицеров.[227] Особенно отличились расчеты командиров орудий И. Ткаченко, П. Панина, С. Бурлаки, П. Провоторова.

Все попытки противника прорвать оборону на других участках провалились.

Авиация главной базы произвела бомбежку скопления войск противника в районе деревень Черкез-Кермен и Биюк-Каралез, сделав 54 самолето-вылета.[228]

Партизаны Севастопольского отряда под командованием В. В. Красникова взорвали мост на Ялтинском шоссе в районе Варнутки и заминировали шоссе в десяти местах.[229]

По решению Военного совета флота городской комитет обороны рассмотрел вопрос об организации военного производства на местных ресурсах. Было решено объединить оставшееся оборудование Морского завода и эвакуированного из Симферополя завода «Химчистка», создать на их базе спецкомбинат № 1, на котором наладить производство минометов, мин, ручных и противотанковых гранат и некоторых других видов вооружения. Разместился комбинат в штольнях бывших флотских складов Троицкой балки, на берегу Северной бухты. В подвалах Инкерманского завода шампанских вин, на базе швейной фабрики и артелей промкооперации развернулся спецкомбинат № 2 по пошиву белья, обуви и обмундирования. Оба комбината были оборудованы со всеми вспомогательными цехами за 10–14 дней.[230]

Оставшиеся в городе мехстройзавод, артели «Молот», «Красный мебельщик» и другие также переключились на обслуживание нужд фронта. Так, артель «Молот», которая до войны выпускала кровати и другие предметы домашнего обихода, стала производить гранаты, мины, солдатские котелки и т. д.

Большая заслуга в организации и налаживании работы комбинатов, в переводе всех мелких предприятии и артелей города на выпуск военной продукции принадлежит секретарям обкома партии П. Я. Спектору, Ф. Д. Меньшикову, первому секретарю Севастопольского горкома партии Б. А. Борисову, председателю горисполкома В. П. Ефремову, заведующему промышленным отделом горкома партии А. А. Петросяну.

вернуться

217

Там же. — Ф. 72, д. 771, л. 162–164.

вернуться

218

ЦАМО. — Ф. 6598, оп. 721609, д. 134, л. 26.

вернуться

219

РГА ВМФ. — Ф. 2092, оп. 0017227, д. 124, л. 16.

вернуться

220

РГА ВМФ. — Ф. 2092, оп. 0017227, д. 124, л. 16.

вернуться

221

ЦАМО. — Ф. 288, оп. 9900, д. 4, л. 5.

вернуться

222

Там же, л. 54.

вернуться

223

Там же, л. 57–61.

вернуться

224

Севастополь: Сб. — М.; Л.: Военмориздат, 1942. — С. 310–311.

вернуться

225

ЦАМО. — Ф. 32, оп. 22150, д. 72, л. 10.

вернуться

226

Хроника… — С. 227. Н. С. Ситенко ошибочно утверждает, что крейсер израсходовал 682 снаряда (Боевые действия Черноморского флота в обороне Севастополя 1941–1942 гг. — С. 33–34).

вернуться

227

Годлевский Г. Ф. и др. Походы боевые. — С. 77.

вернуться

228

Хроника… — С. 227.

вернуться

229

Ванеев Г. И. и др. Героическая оборона Севастополя. — С. 129.

вернуться

230

Гос. Центр. архив Республики Крым. — Ф. 35, оп. 35, д. 642, л. 85.

20
{"b":"121312","o":1}