ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

23 — вторник

Большие потери, понесенные под Севастополем, заставили командование 11-й немецкой армии ослабить интенсивность ударов по войскам СОР и заняться перегруппировкой своих частей. И все же в этот день вражеские атаки на отдельных участках нашей обороны продолжались, но незначительными силами. Отражая их, защитники главной базы сами переходили в контратаки. Так, утром 79-я бригада, вошедшая в состав войск третьего сектора, перешла в контратаку в направлении д. Камышлы. Ее сосед справа, 287-й полк (командир подполковник Н. В. Захаров) 25-й дивизии, ударил по противнику, связанному боем с потаповцами, во фланг. Это позволило сбить противника с позиций, и 79-я бригада овладела юго- и северо-восточными скатами высоты 192,0. На остальных участках сектора наши части прочно удерживали свои рубежи.[584]

В четвертом секторе во второй половине дня противник перешел в наступление с высоты 103,9 в направлении батареи береговой обороны № 30 и совхоза им. С. Перовской. 90-й стрелковый полк до вечера вел тяжелый бой и при поддержке 241-го стрелкового полка удержал занимаемый рубеж. 8-я бригада морской пехоты была выдвинута на позицию южнее высоты 104,5, контролируя Симферопольское шоссе и дорогу в совхоз им. С. Перовской.

Во втором секторе с утра противник силою до двух батальонов перешел в атаку в районе Чоргунь и после двухчасового боя овладел высотой 90,5, но контратакой войск сектора был отброшен и положение восстановлено.

Артиллерийская поддержка войск СОР боевыми кораблями по сравнению с предыдущими днями несколько ослабла, но все же была довольно значительной. В ней участвовало четыре корабля, которые вели огонь по скоплениям войск противника и его артиллерийским батареям в районе Бельбек, Верхний и Нижний Чоргунь и по дороге на Алсу.[585] Лидер «Ташкент» произвел 257 выстрелов, лидер «Харьков» — 234, эсминец «Смышленый» — 109 и эсминец «Способный» — 100 выстрелов.[586]

Авиация главной базы продолжала наносить удары по вражеским войскам. Она произвела 115 самолето-вылетов, из них: на бомбоштурмовые удары — 30, на сопровождение — 21, на прикрытие главной базы — 56 и на разведку — 8.[587]

Начали прибывать в главную базу части 345-й стрелковой дивизии. В 5 ч 30 мин в охранении эсминцев «Способный» и «Шаумян» и трех сторожевых катеров в Севастополь прибыли транспорты «Калинин» (на борту — 1750 бойцов, четыре 76-мм и четыре 122-мм орудий), «Г. Димитров» (1570 бойцов и командиры, четыре 122-мм и два 45-мм орудий), «Серов» (1930 бойцов, семь 76-мм орудий).[588] В 18.00 того же дня все три транспорта в охранении лидера «Харьков» и эсминца «Шаумян» вышли из Севастополя в Туапсе.

Народный комиссар ВМФ Н. Г. Кузнецов обратился к защитникам Севастополя со следующей телеграммой:

«Генерал-майору Петрову и контр-адмиралу Жукову.

Противник отступает на всех основных участках советско-германского фронта от Ленинграда до Черного моря. Героические защитники Москвы, Ленинграда и Ростова-на-Дону своей стойкостью и отвагой разрушили все планы фашистского командования и глупую легенду о непобедимости германской армии.

За вашей героической борьбой за Севастополь следит не только весь Советский Союз, но и весь мир. Каждый день обороны Севастополя не только наносит врагу громадные потери, но и путает все его планы и разбивает его надежду на господство в Черном море.

Товарищи бойцы и командиры Приморской армии, флота, авиации и береговой обороны, еще несколько усилий, еще несколько смелых ударов, и обескровленный враг будет вами разбит.

Отомстим за убитых товарищей!

Отомстим за разоренный Крым!

Бейте врага до полной победы!..».[589]

Командующий Закавказским фронтом сообщил командующему ЧФ, что для усиления Севастопольского оборонительного района выделена 386-я стрелковая дивизия, которая к утру 26 декабря будет полностью доставлена в Очамчира.[590]

Начальник Генерального штаба Красной Армии маршал Б. М. Шапошников разъяснил командующему Закавказским фронтом, что Приморская армия остается в непосредственном подчинении вице-адмирала Ф. С. Октябрьского, как командующего Черноморским флотом и Севастопольским оборонительным районом. Командующий ЧФ подчинен командующему Закавказским фронтом в оперативном отношении и по охране Черноморского побережья, а также полностью — на срок выполнения десантной операции и по обороне Севастопольского оборонительного района. Однако командующему Закавказским фронтом нужно учитывать, что на ЧФ возложены задачи по обслуживанию западной части Черного моря, в решении которых он руководствуется указаниями народного комиссара ВМФ.[591]

24 — среда

Немецко-фашистские войска возобновили наступление. Но если до этого дня они действовали одновременно против третьего, четвертого и второго секторов, нанося сковывающие удары в полосе первого сектора, то теперь сосредоточили большие силы на узком участке фронта в районе третьего и четвертого секторов. Объектом наиболее ожесточенных атак стала ст. Мекензиевы Горы и кордон Мекензия № 1. Здесь на 6-километровом участке наступали 24, 132, 50-я и часть сил 22-й пехотных дивизий. Артиллерийская плотность достигала 50 стволов на 1 км фронта, не считая артиллерии малых калибров.[592]

Для отражения концентрированного удара противника требовался массированный огонь артиллерии и минометов. Однако после напряженных боев на складах СОР осталось всего 1400 мин 82-мм калибра, а для 120-мм минометов их не было вовсе,[593] изрядно израсходованы были и артиллерийские боеприпасы. Существенную помощь войскам оказывала корабельная артиллерия, но она не могла компенсировать огня всех полевых и береговых батарей и минометов. Защитникам Севастополя не хватало стрелкового оружия и патронов. Командующий Приморской армией генерал-майор И. Е. Петров дал указание войскам собирать на поле боя оружие — своё и трофейное.[594] Все эти трудности возникли потому, что в этот период основные силы флота готовились к Керченско-Феодосийской десантной операции и только часть сил обеспечивала войска СОР. Использовать же для перевозок боевые корабли и транспорты, предназначенные для десантной операции, командующий Закавказским фронтом категорически запретил.[595]

Днем противник из района высоты 104,5 вклинился в расположение 8-й бригады морской пехоты в районе четвертого сектора. Командир бригады полковник В. Л. Вильшанский лично повел в атаку находившийся в резерве батальон и отбросил немцев в исходное положение.

Главные события разгорелись в районе ст. Мекензиевы Горы, где полк немцев, поддержанный десятью танками, перешел в атаку. Ему удалось прорвать фронт малочисленного и ослабленного в предыдущих боях 241-го стрелкового полка и правофланговых подразделений 8-й бригады морской пехоты и начать продвижение к югу. В контратаку были посланы два батальона 1165-го стрелкового полка (командир майор Н. Л. Петров, военком старший политрук А. Т. Груздев) прибывшей накануне 345-й стрелковой дивизии. Обращаясь к бойцам, командир дивизии подполковник Н. О. Гузь — участник первой мировой войны, кавалер двух Георгиевских крестов и одной медали — сказал: «Все до одного ляжем здесь, костьми усеем эти холмы и долины, но не отступим. Такого приказа ни от меня, ни от командующего не будет!».[596]

вернуться

584

Там же, д. 839, л. 55.

вернуться

585

Там же. — Ф. 1087, оп. 0017227, д. 100, л. 8.

вернуться

586

Хроника… — С. 213.

вернуться

587

Там же. — С. 292.

вернуться

588

Там же. — С. 289, 294.

вернуться

589

РГА ВМФ. — Ф. 3, д. 6532, л. 165.

вернуться

590

Там же. — Ф. 72, д. 838, л. 132.

вернуться

591

Там же, л. 55.

вернуться

592

Севастополь. — С. 11.

вернуться

593

РГА ВМФ. — Ф. 2092, оп. 017227, д. 124, л. 365.

вернуться

594

Там же.

вернуться

595

ЦАМО. — Ф. 216, оп. 1148, д. 5, л. 361, 402.

вернуться

596

Хамадан А. Севастопольцы. — М.: Молодая гвардия, 1942. — С. 70.

48
{"b":"121312","o":1}