ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Судорога холода прошла по телу Джейн, поскольку дождь охладил воздух. Обхватив ноги, она сжала их еще сильнее, стремясь сохранить тепло. Джейн смотрела сквозь полумрак на очертание широких сильных плеч, едва различимых из-за завесы дождя.

Грант Салливан не был простым и понятным человеком. Его сущность была столь же темной, как джунгли, и все же, вид его мускулистого тела внушал Джейн вместо страха чувство безопасности и защищенности. Она знала, что Салливан встанет между ней и любой опасностью. Грант уже не раз рисковал ради нее жизнью, и был так спокоен при этом, словно это было для него привычным делом. Возможно, для него так и было, но для Джейн все было не так просто.

Грант докурил сигарету и вновь внимательно осмотрелся по сторонам. Джейн сомневалась, что кто-то способен сейчас выследить их, но осторожность была у этого мужчины в крови и она понимала его. Тем временем Грант вернулся к спокойному созерцанию стихии, стоя на страже, в то время как она отдыхала. Что-то всколыхнулось в Джейн, мучительно заболело в груди. Он выглядел таким одиноким. Он был сильным, одиночкой, но все это привлекало ее, притягивало словно магнитом, затрагивая душу и тело. Глаза затуманились, когда она разглядывала его. Как только с этим делом будет покончено, он уйдет от нее, даже не обернувшись, словно этих дней в джунглях никогда и не существовало. Все это для него было обычной рутиной. Все что она могла дать ему и все что могла получить взамен – лишь несколько дней, после чего все будет кончено. Слишком мало времени осталось. Джейн стало очень холодно, она продрогла до костей.

Непрерывная, непроницаемая завеса дождя принесла с собой сырость и холод, и Джейн казалось, что она вся заледенела изнутри.

Инстинктивно, словно кошка, которая ищет источник тепла, Джейн вылезла из брезента, и подошла к Гранту, стремясь к теплу, которое излучало его мощное тело. Молча, она обвила руками твердую талию Гранта и прижалась лицом к восхитительно теплой груди.

Мельком взглянув на нее, Салливан поднял бровь в молчаливом вопросе.

- Мне холодно, - пробормотала она, прижимаясь к нему и задумчиво глядя на дождь.

Грант обнял ее за плечи, прижимая к себе, делясь с ней теплом своего большого тела.

Джейн охватила дрожь. Свободная рука Гранта погладила ее голую руку, чувствуя прохладу ее кожи, затем двинулась вверх, поглаживая нежную кожу шеи, подбородка, убирая темные спутанные волосы с лица. Джейн пребывала в меланхоличном настроении, похожая сейчас на очаровательную маленькую кошечку, которая смотрит на дождь, словно он никогда не остановится. Ее глаза были затуманены, а полные, страстные губы - грустны.

Сжав рукой ее подбородок, Грант наклонился к ней, изучая ее лицо, спокойный взгляд серых глаз. Небольшая улыбка изогнула уголки твердого рта.

- Что случилось, сладенькая? Дождь заставил тебя грустить?

Но прежде чем она смогла ответить, он наклонил голову и поцеловал ее. Руки Джейн опустились на его плечи, в поисках поддержки. Его рот был тверд, требователен и столь же сладок. Целовать его, чувствовать его вкус – это было как раз то, о чем Джейн мечтала. Ее рот разомкнулся, впуская язык Гранта, позволяя ему проникнуть глубоко внутрь. Где то внутри Джейн зарождался огонь, разгораясь все сильнее, и сама она горела, прижимаясь к Гранту изо всех сил, в бессознательном движении, которое он тут же уловил. С трудом оторвавшись от губ Джейн, он пробормотал:

- Сладенькая, это похоже на приглашение.

Она посмотрела на него ошеломленно, поскольку не ожидала такой грубой прямоты. Но не стала спорить.

- Да, это так, - прошептала она.

Грант опустил руки на ее талию, приподняв девушку. Она обвила руки вокруг его мощной шеи и поцеловала его пылко и страстно, даже не замечая, что он несет ее куда-то, очнувшись только тогда, когда он положил ее на непромокаемый брезент.

Полумрак позади пещеры скрывал выражение его глаз, но Джейн чувствовала, что глаза цвета янтаря смотрят прямо на нее, пока сильные руки расстегивают ее рубашку. Во рту у Джейн пересохло, но руки смело прикоснулись к твердой мужской груди и начали расстегивать его рубашку.

Когда все пуговицы были расстегнуты, Грант пожал плечами и сбросил ее на непромокаемый брезент, не отводя горящего взгляда от Джейн. Вытащив свою рубашку из штанов, он резко стянул ее через голову и отбросил в сторону, обнажая широкую, волосатую грудь. Вид его полуголого тела загипнотизировал Джейн. В груди закололо, дыхание сбилось. Его твердые, горячие пальцы гладили ее груди, ласкали их. Контраст его горячих рук и ее прохладной кожи, заставил задохнуться от удовольствия. Прикрыв глаза, она подалась вперед, сильнее прижимаясь к нему, потерлась сосками о мозолистые сильные руки.

Грант с силой втянул в себя воздух, задохнувшись от возбуждения. Джейн почувствовала, как он напряжен, сексуальная неудовлетворенность волнами исходила от него. И в глубине тела Джейн родился мгновенный отклик, она почувствовала болезненную пустоту внутри себя и инстинктивно сжала бедра, чтобы ослабить боль. Это движение не прошло для Гранта незамеченным. Одна из его рук отпустила грудь и соскользнула вниз по животу к ее сильно сжатым бедрам.

- Это не поможет, - пробормотал он. – Тебе придется раздвинуть ноги, а не сомкнуть. Его пальцы уверенно и настойчиво гладили ее между ног, и удовольствие Джейн стало настолько сильным, что казалось, наслаждение пробегает через все ее нервные окончания. Низкий стон сорвался с губ, и она прижалась к нему. Ноги Джейн раздвинулись, капитулируя, давая доступ к нежной плоти. Он трогал ее через ткань брюк, и это доставляло настолько сильные ощущения, что колени Джейн подогнулись, и она бессильно прижалась к его груди. Грант опустил ее на брезент, а сам встал на колени перед ее разведенными ногами, расстегнул молнию на брюках и его руки грубо и быстро стащили их с Джейн. Ему пришлось повозиться, стягивая с нее ботинки, но в остальном, девушка была уже полностью обнажена, если не считать рубашки, которая все еще болталась на плечах. Влажный воздух заставил Джейн вновь задрожать.

- Мне холодно, - пожаловалась она. – Согрей меня.

Она предлагала себя так открыто и честно, что Грант испытал непреодолимое желание войти в нее немедленно, в эту же секунду. Но он также безумно хотел большего. Она бывала обнаженной в его объятьях и прежде. Но тогда он не мог наслаждаться ею столько, сколько хотел. Ее тело все еще оставалось для него тайной, он хотел коснуться каждого дюйма, испытать наслаждение от прикосновений к ее нежной шелковистой коже. Глаза Джейн были широко раскрыты и затуманены, она с недоумением посмотрела, как он отодвинулся от нее.

- Не так быстро, сладенькая, сказал он низким хриплым голосом. – Сначала я хочу посмотреть на тебя.

Грант сжал ее запястья и прижал к брезенту над головой, отчего ее груди приподнялись, и теперь, словно тянулись к его рту. Прижимая запястья одной рукой, другой он сжал дрожащие холмики. Короткий, задыхающийся звук вырвался из горла Джейн. Почему он так держит ее? Это делало ее беспомощной, незащищенной, и в то же время она чувствовала себя в полной безопасности. Его взгляд ласкал ее кожу, а кончики пальцев теребили соски, заставляя их сморщиться. Он был так близко, что Джейн чувствовала жар его тела, и пряный мускусный запах его кожи. Джейн изогнулась, пытаясь прижаться к его теплому телу, но Грант вновь отстранился. Его рот сомкнулся вокруг соска, он посасывал его, вызывая волны горячего удовольствия, от груди и до поясницы. Джейн хныкала, затем закусила губу, чтобы сдержать стон неудовлетворенного желания. Она горела, словно в огне, собственная кожа казалась ей обжигающей и чувствительной к малейшему прикосновению, это состояние было одновременно восхитительным и невыносимым. Она извивалась, сжимая колени, пытаясь справиться с болезненной жаждой, которую не могла контролировать. Рот Гранта перешел на другую грудь, теребя сосок языком и посасывая, усиливая и без того невыносимое наслаждение. Он опустил руку к бедрам, требовательно раздвинув их. Ее мускулы постепенно расслабились, и Джейн открыла себя для него. Его пальцы теребили темные завитки, которые так возбудили его прежде, заставив Джейн вздрогнуть в ожидании. Тогда он накрыл лобок ладонью и начал ласковые, поглаживающие движения нежной плоти между ногами. От этих прикосновений дрожь Джейн стала еще сильнее.

25
{"b":"121313","o":1}