ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его жажда требовала ответа, и Джейн была не в состоянии сдерживать его. Ему не нужно пробуждать страсть, один поцелуй – и она затрепетала в его руках, умирая от желания, ее груди набухли и были болезненными, тело стало влажным и мягким.

- Давай-ка избавим тебя от этой штуки, - прошептал Грант, приподнимая сорочку чтобы снять нее. Джейн неохотно отстранилась, и он через голову стянул эту последнюю деталь одежды, бросив ее на кресло. Джейн снова оказалась в его объятиях, и он отнес ее на кровать.

Обнаженные тела двигались вместе, ожидание закончилось. Он толкнулся в нее, она тихонько вскрикнула от восхитительного потрясения, вызванного его движением. Поймав ее тихий звук ртом, он поднял ее ноги, обвил вокруг своего пояса и начал входить в нее более глубоко.

Все было, как и предыдущей ночью. Ее мысли сосредоточились на мужчине, чьи плечи были настолько широки, что закрывали свет. Постель под ними была мягкой, простыни гладкими и прохладными, пружины матраса ритмично скрипели от его движений, сопровождаемые пением насекомых за окном. Время потеряло значение. Остались только его губы на ее губах, его руки на ее теле, медленные глубокие выпады, зажегшие неукротимый чувственный пожар, пока они не содрогнулись в бешеном удовольствии и простыни перестали быть прохладными, согретые их влажными, разгоряченными телами.

Когда все стихло, он расслабился на ней, тяжело дыша, пока ее руки гладили мощную спину. Ее губы вибрировали от слов любви, которые она хотела ему сказать, но сдержалась. Инстинктивно, она понимала: он не захочет этого знать, и не собиралась портить их совместное время.

Возможно, он все-таки кое-что дал ей, даже если и не любовь, то нечто столь же бесконечно ценное. Пока ее чувствительные пальцы исследовали глубокую долину его позвоночника, она задумалась: может они зачали сейчас ребенка? Волна удовольствия прокатилась по ее телу, и она еще ближе прижалась к Гранту, надеясь, что ее тело окажется восприимчивым к его семени.

Он пошевелился, чтобы дотянуться до лампы и выключить ее, и в темноте подвинулся ближе к ней. Она свернулась клубочком сбоку, положив голову ему на плечо. Через мгновение он издал низкий смешок:

- Почему бы тебе не сэкономить время, и взобраться на меня прямо сейчас? – предложил он, сгреб ее и разместил у себя на груди.

Джейн издала вздох глубокого удовлетворения, вытягиваясь на нем и оборачивая руки вокруг его шеи. Прижавшись лицом к его горлу, она почувствовала себя уютно и безопасно, будто нашла тихую гавань.

- Я люблю тебя – тихо прошептала она, беззвучно шевеля губами на его горле.

Они проснулись с первыми яркими лучами утреннего солнца, пробивавшимися сквозь планки жалюзи. Оставив Джейн растянувшуюся и ворчащую на постели, Грант встал и поднял жалюзи, позволяя розовому свету заполнить комнату. Обернувшись, он увидел, как свет горит на ее коже теплых оттенков, делая ее соски абрикосовыми, ловя глянцевые отблески в ее темных волосах. Ее лицо разрумянилось, а глаза были еще сонными.

Внезапно его тело запульсировало, он не мог вынести даже ширины маленькой комнаты между ними. Он вернулся в постель, подмял ее под себя, наблюдая, как меняется выражение ее лица, пока он медленно скользил в нее, следя за лучами света на ее коже. Что-то поднялось в груди, затрудняя дыхание, и когда он потерялся в мягких глубинах ее тела, пришла последняя ясная мысль: она стала слишком близка ему, и отпустить ее будет самым тяжелым поступком в его жизни.

Грант оделся, натянул свежевыстиранные вещи, которые принесла дочь сеньоры Трехос вместе с завтраком: фруктами, хлебом и сыром. Джейн покраснела, поняв, что сеньора Трехос, должно быть, приносила поднос ранее ночью и затем осторожно удалилась, когда услышала производимые ими звуки. Осторожный взгляд на Гранта, сообщил ей, что ему в голову пришла та же мысль, т.к. уголок его рта приподнялся в усмешке.

К завтраку сеньора также добавила мягкую белую блузку с открытыми плечами, и Джейн с удовольствием ее надела, более чем довольная возможностью избавиться от своей изорванной черной рубашки.

- Ты будешь сильно выделяться в этой камуфляжной форме, - заметила она, положив дольку апельсина в рот.

- Знаю. – Он быстро поцеловал ее в сладкие апельсиновые губы. – Положи рубашку к себе в рюкзак и будь готова выдвигаться, как только я вернусь.

- Вернешься? Куда ты идешь?

- Попытаюсь достать какой-нибудь транспорт. На этот раз будет нелегко.

- Мы могли бы поехать на поезде, - отметила она.

- Ружье будет выглядеть несколько подозрительно, сладенькая.

- Почему мне нельзя пойти с тобой?

- Потому что здесь безопаснее.

- В прошлый раз, когда ты оставил меня, я попала в беду, - напомнила Джейн.

Он не обрадовался напоминанию. Грант сердито посмотрел на нее, потянувшись за ломтиком дыни.

- Если будешь держать свою маленькую попку там, где я сказал, с тобой все будет в порядке.

- Со мной все в порядке, когда я с тобой.

- Черт возьми, прекрати спорить со мной!

- Я не спорю. Просто указываю на очевидные факты! Это ты тут споришь!

Его глаза горели желтым огнем. Он наклонился, пока они не оказались почти нос к носу, было заметно, что он с трудом сдерживается. Он сжал зубы, и невозмутимо растягивая слова, произнес:

- Будет чудом, если ты попадешь домой, избежав серьезной порки.

- Да меня никогда в жизни не пороли, - возразила она.

- Оно и видно!

Она бросилась в кресло и надулась. Грант сжал кулаки, затем подошел к ней и вытащил из кресла, притягивая для жесткого глубокого поцелуя.

- Будь умницей, хотя бы ради разнообразия, - сказал он, сознавая, что практически просит ее. – Я вернусь через час…

- …или около того! – закончили они в унисон. – Хорошо, я подожду! Но мне это не нравится!

Он ушел, прежде чем потерял терпение, и Джейн вернулась к фруктам, радуясь этому завтраку, который казался ей роскошью. Решив, что он имел в виду оставаться в доме, а не именно в комнате, она в первую очередь приготовила все для их отъезда, как он и распорядился, потом разыскала сеньору, и они мило поболтали. Женщина хлопотала на кухне, готовя еду для своих постояльцев, пока две дочери старательно убирали в доме и перестирали гору вещей. Вернувшись, Грант застал ее по локоть в миске с тестом.

Сначала он заглянул в их комнату, и только когда обнаружил ее на кухне, всплеск сильного облегчения промелькнул в его глазах, прежде чем он сумел спрятать его. Джейн почувствовала его присутствие и с улыбкой взглянула на него.

- Все готово?

- Да. А ты?

- Только руки вымою.

Она обняла сеньору и поблагодарила ее, пока Грант стоял, прислонившись к двери, и наблюдал за ней. Неужели она всех так легко очаровывает? Сеньора широко улыбалась ей, желая безопасного пути и приглашая приезжать еще. Для красивой молодой сеньоры и ее мужа в доме Трехос всегда найдется комната!

Они забрали рюкзаки, и Грант повесил винтовку на плечо. Привлекать к себе внимание оружием было рискованно, но он не осмелился оставить ружье. При небольшом везении, к ночи они будут лететь на самолете прочь от Коста-Рики, но пока они только на пути к нему, и Грант не мог ослаблять защиту. В доказательство, стоило вспомнить, что за день до этого, они едва не попались. Турего не собирался сдаваться, он слишком много терял.

В переулке Джейн взглянула на него.

- Так что именно ты раздобыл?

- Нас подвезет фермер, которому тоже надо в Лимон.

После нескольких дней, насыщенных приключениями, такая поездка казалась почти скучной, но Джейн и рада была поскучать. Приятное, спокойное путешествие, как раз то, что нужно. Как замечательно будет перестать чувствовать себя дичью!

Когда они уже почти дошли до конца переулка, им неожиданно преградил дорогу мужчина. Грант мгновенно отреагировал, оттолкнув Джейн в сторону, но не успел он перекинуть винтовку, как ему в лицо сунули пистолет и еще несколько человек вышли в переулок. Все они были вооружены, а их ружья нацелены на Гранта. Джейн перестала дышать, в ужасе распахнув глаза. Когда она узнала человека в центре, у нее замерло сердце. Неужели Грант сейчас умрет из-за нее?

34
{"b":"121313","o":1}