ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Когда она ушла
Метроленд
На службе у войны: негласный союз астрофизики и армии
Рождественский экспресс
Забава для босса
Мужчины, которых мы выбираем
Последний вздох
Держава и топор
Свекла лечит. Укрепляем и очищаем организм
A
A

- Ты действительно в порядке? – Пробормотал он хрипло.

Мишель намертво вцепилась руками в его талию.

- Я была пристегнута, - прошептала она. Одинокая слеза незаметно скользнула вниз по ее щеке.

- Боже, когда я получил это сообщение по телефону, - его голос прервался, потому что не было слов, чтобы выразить тот ужас, который охватил Джона, не смотря на заверения того парня, что с женщиной все в порядке. Он должен был увидеть ее, обнять, прежде чем успокоится и убедиться, что ей не причинили вреда. Если бы он увидел кровь на ней, то сошел бы с ума. Только теперь, когда он убедился, что с ней ничего не произошло, Джон повернул голову к машине.

Полицейский приблизился к ним с протоколом в руке.

- Вы можете ответить на несколько вопросов, мэм?

Руки Джона обнимали ее все то время, пока она отвечала на стандартные вопросы, насчет возраста, и номера водительских прав. Когда полицейский спросил ее, как произошла авария, Мишель снова затряслась.

- Э-э… автомобиль преследовал меня на дороге, - произнесла она, запиналась. - Синий «Шевроле».

Полицейский недоверчиво и удивленно уставился на нее.

- Преследовал вас? Как?

- Толкал меня на обочину. – Мишель отчаянно сцепила пальцы, пытаясь унять их дрожь. – Он столкнул меня с дороги.

- Он проехал слишком близко, ты запаниковала и съехала с дороги? - Уточнил Джон, сдвинув брови.

- Нет! Он столкнул меня с дороги. Я ударила по тормозам, он проскочил мимо, затем развернулся и вернулся обратно.

- Вернулся? Вы запомнили его номер? - Полицейский внес поправки в свой блокнот. - Отъезд с места происшествия является преступлением.

- Нет, он не останавливался. Он… он попытался протаранить меня. Он ударил в мой бампер, и я слетела с дороги, ударившись о ту сосну.

Джон посмотрел на полицейского, и они вместе направились к автомобилю, наклоняясь, чтобы осмотреть повреждения. Они приглушенно переговаривались, и Мишель не могла разобрать, о чем они говорили, но она не придвигалась поближе. Она рассматривала окрестности, слушая мирные звуки надвигающихся Флоридских сумерек. Все казалось настолько неуместным сейчас. Как крекеты могли щебетать так счастливо, когда кто-то только что пытался совершить убийство? Мишель чувствовала себя ошеломленной, как будто попала в призрачный мир. Но поврежденный автомобиль был реален. Синий «Шевроле» был реален, так же как человек в черной лыжной маске. Мужчины вернулись к ней. Джон внимательно посмотрел на Мишель: ее лицо было белым как у призрака, даже в растущем мраке, она дрожала. Она выглядела испуганной. «Мерседес» был дорогим автомобилем. Она боялась, что Джон рассердился из-за машины. Прежде такие вещи ее не волновали. Если она помяла машину, отец просто платил за ее ремонт или покупал новую. Черт, он не был счастлив, что она разрушила проклятую машину, но он не был фанатиком автомобилей, независимо от того, сколько они стоят. Он больше переживал о лошадях. Сейчас Джон мог думать только о том, что счастлив, что Мишель в порядке и ей не причинили боль.

- Все нормально, - сказал он, стараясь успокоить ее, взяв за руку и ведя к грузовику. – У меня есть страховка. Ты в порядке, и только это имеет значение. Успокойся. Я отвезу тебя домой, как только полиция нас отпустит.

Мишель отчаянно сжала его руку.

- Но как быть с…

Он поцеловал ее и потер ее плечо.

- Я же сказал, что все окей, малышка. Не волнуйся ни о чем. Тебе не нужно оправдываться.

Застыв, подобно статуе, Мишель сидела в грузовике и наблюдала, как Джон шел назад к полицейским. Он не верил ей, ни один из них не поверил ей. Это было точно так же, как прежде, когда никто не хотел верить тому, что красивый, очаровательный Роджер Бекман способен ударить жену, потому что всем было очевидно, как он обожает ее. Это было слишком невероятно. Даже ее отец думал, что она преувеличивала. Ей было очень холодно, даже при том, что температура была все еще около девяноста. Она начала доверять, чувствовать, что Джон поддерживает ее, несокрушимый как блок гранита, что он защитит ее всякий раз, когда она будет нуждаться в нем. Впервые, за всю свою жизнь, она не чувствовала себя одинокой. Он был рядом, готовый взять на себя ее трудности. Но внезапно все стало так же, как прежде, и она вновь чувствовала холод одиночества. Отец выполнял любые капризы Мишель, но был слишком слаб, чтобы принять уродливую правду о ее браке. Роджер забрасывал подарками, баловал экстравагантно, чтобы восполнить побои и страх. Джон дал ей место, чтобы жить, пищу, чтобы есть, доставил невероятное физическое удовольствие … но и он не верил ей. Слишком сложно было поверить в ее рассказ. Зачем кому-то пытаться убить ее? Она не знала, но кому-то это понадобилось. Телефонные звонки… все это как-то связано между собой. Они принесли ей то же ощущение опасности, которое появилось у нее на дороге перед аварией. Боже, он что, наблюдал за ней в доме? Ждал ее? Он мог быть где-нибудь поблизости. Он видел ее, но она не видела его, и она была снова одна. Мишель всегда была одна, но не знала об этом. Некоторое время она доверяла, надеялась, и контраст с тем теплым чувством безопасности сделал холодную действительность еще ужаснее. Появилась аварийная машина, осветив все вокруг желтым светом фар и подъезжая к «Мерседесу». Мишель наблюдала, как автомобиль отбуксировали от сосны. Она даже не вздрогнула при виде вмятин, которые находились со стороны водителя. Джон подумал, что она сочинила этот дикий рассказ, чтобы он не сердился на нее из-за разбитого «Мерседеса». Он не верил ей. Полицейский тоже не верил. На автомобиле должны остаться следы синей краски, но очевидно удар о сосну скрыл это. Возможно, грязь скрыла эти следы. А может сейчас просто слишком темно для того, чтобы разглядеть их. Какой бы ни была причина – они не верили ей.

Мишель была очень молчалива, когда Джон вез ее домой. Иди встречала их в дверях, и выглядела очень встревоженной. Она поспешила навстречу, когда Мишель выскользнула из грузовика.

- С вами все в порядке? Джон пронесся по дому, словно летучая мышь, не сказав нам ни слова, кроме того, что вы попали в аварию.

- Все хорошо. – Пробормотала Мишель. – Мне нужно принять ванну. Я очень замерзла.

Нахмурившись, Джон коснулся ее руки. Она была ледяной, несмотря на то, что на улице было тепло. Ей не причинили вреда, но Мишель явно находилась в состоянии шока.

- Сделай кофе, - попросил он Иди, провожая Мишель к лестнице. _ А я приготовлю ванну.

Мишель медленно отодвинулась от него. Ее лицо было спокойным и безразличным.

- Не нужно, я сама. Я чувствую себя нормально. Только дай мне несколько минут побыть одной.

После горячего, но короткого душа Мишель спустилась вниз и выпила кофе, и даже смогла немного поесть. Этой ночью, впервые, она была равнодушна к присутствию рядом Джона. Впервые она не могла ответить на его ласки. Он нуждался в ней почти отчаянно, он должен был еще раз доказать себе, что Мишель действительно в порядке. Он должен был усилить связь между ними, сделать ее еще ближе, еще глубже привязать к себе старыми как мир узами. Но хотя он был невероятно нежен, лаская ее в течение долгого времени, Мишель осталась холодна к его ласкам. Она была все еще слишком тиха, так или иначе отдалена от него. В конце концов, он просто прижал ее к себе, поглаживая ее волосы, пока она не уснула, и ее тело обмякло в его объятиях. Но Джон не мог заснуть еще долгое время, его тело пылало, а глаза были открыты.

Боже, как близок он был к тому, чтобы потерять ее!

32
{"b":"121316","o":1}