ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   ***

   Треск ломающихся веток заставил меня вскочить. С холма вниз, с огромной скоростью прорываясь сквозь кусты, оставляя на их острых ветках клоки шерсти, неслось животное. Похоже, это была одна из местных "лошадей", хотя к реальным лошадкам они не имели ни малейшего, надо полагать, отношения.

   В самом низу произрастало в огромном количестве вьющееся растение, местное название которого, "анхаргх" я затрудняюсь перевести на русский. Лозы этого растения, стелящегося по земле, достигают в длине иногда сотен метров и в них легко запутаться как человеку, так и животному.

   "Конь" поздно заметил опасность, запутался в лозах и с жалобным воем повалился наземь. Зато я увидел от чего он бежал: сладкая парочка из двух мертвяков, которые, должно быть, мечтали устроить из животного трапезу. И ветер в их сторону - не унюхаешь.

   Первого я сбил в лозы анхаргха подальше от животного, а второго пришпилил к земле. Ветер неожиданно сменил направление, и до меня донесся запах гнили, причем такой, который может исходить только от десятка мертвяков.

   Дело дрянь.

   Я быстро конфисковал у поверженных мертвяков драконьи коготки и плеснул на них масла, после чего двинулся к животному и быстро осмотрел его. Предвидя опасность, оно вовремя замедлило бег и, если не считать того, что сильно запуталось в лозах, было здорово. Животное было красиво, если мой материалистический, забитый кучей ненужных тут формул, мозг способен еще понимать что есть красота. Черная длинная шерсть слегка блестела на солнце, сильные лапы заканчивались мощными когтями, которые это животное то убирало в пазухи, то упирало в землю, словно земля была его злейшим врагом. Глаза с немного красноватой радужкой просто светились интеллектом, которому, должно быть, позавидует любое животное нашего мира, исключая человека.

   Больше мертвяков я пока не видел, хотя, судя по запаху, их было там очень много и они сейчас двигались вниз по склону.

   "Конь" лизнул меня в щеку своим холодным и жестким, словно наждак, языком, стоило мне освободить его, поднялся и осторожно ступая, между оставшимися лозами вышел на чистую местность. Пару раз спотыкнувшись, я последовал за ним, и, уже из относительно безопасного места, осмотрел окрестности.

   Склон холма был покрыт кустарником, недостаточно высоким, чтобы скрыть от меня все перемещения нежити. Наверное, это и спасло мне жизнь...

   Их были тут десятки, быть может, сотня медленно, но верно двигающаяся в мою сторону. Конь, буду, так уж и быть, называть это животное так, раз с фантазией у меня плохо, рыкнул, но остался на месте.

   Чего он ждет? Спасал бы свою шкуру!

   Я зарядил свой арбалет и взял прицел. Пока нежить перебирается через лозы анхаргха я вполне смогу сбить стрелами не одного и не двух. А дальше просто подожгу эту кучу и постараюсь удрать. Рискованно, но выбора нет. Большей части охотников сейчас нет в деревне, а раз так - эта толпа аномалий представляет большую угрозу. Болты, кажется так называются стрелы для арбалеты, имели не совсем обычный наконечник в виде острого полумесяца, что по пояснению Торреви было сделано специально, чтобы выбивать кости из зацепления и рвать суставы нежити. Такая стрела не сильно ранит живого, и бьет не далеко, но против нежити оружие незаменимое.

   Повинуясь, скорее, мимолетному воспоминанию, нежели осознавая это, я перекрестился. В конце концов, крещеный, в России жил... Не могу сказать, что задавался вопросами религии. Я принимал то, что я крещеный как факт, не более.

   Едва первый представитель нежити ступил на лозы анхаргха, он получил от меня арбалетный болт, от которого пошатнулся. Второго даже не потребовалось: он запутался в лозе и упал наземь. На его месте возникли сразу четверо, трое из которых сразу запутались в лозах, а четвертый, миновавший их судьбы получил от меня еще один арбалетный болт.

   Рядом со мной протяжно, словно волк, завыл "конь". Как же я его неточно назвал "конем", никакого сходства.

   А нежить тем временем все шла и шла. Я облил лозы всем тем маслом, что было у меня с собой, попутно отбиваясь от шибко назойливых тварей клинком. Пора отсюда удирать. С таким количеством я не справлюсь.

   Я дернул заготовленную ветку из костра и кинул в облитые лозы, среди которых копошился уже с десяток мертвяков. Я мог изъять коготки, но жизнь все же дороже...

   Я перезарядил арбалет и сбил в пламя еще одного мертвяка, отступая назад. Твари! Как же плохо они горят...

   Рядом опять раздался глухой рык коня.

   - Да беги ты отсюда дурик, пока они тебя не схарчили! - бросил я животному на русском, выпуская в нежить один из последних четырех болтов.

   Может быть, он хочет, чтобы я на нем прокатился? А это идея: если не сломаю шею, то от нежити точно уйду. Я взглянул на коня.

   Животное, словно поняв мои намеренья, немного пригнулось на передние лапы и, сам не понимая как, но я оказался у него на спине.

   Вы когда-нибудь сидели верхом на заборе? На обычном, не слишком остром, не слишком новом деревянном заборе. Так вот, тогда вы вполне понимаете, как я себя в тот момент чувствовал.

   - Давай ... эээ ... к деревне, лошадка... - не слишком уверенно сказал я, пытаясь сохранить равновесие, и, ухватившись за гриву, попробовал направить своего скакуна.

   Это у меня на удивление хорошо получилось и вскоре животное развило неплохую скорость, и, должно быть, двигалось сейчас даже быстрее "запорожца" по бездорожью, хотя я не автомобилист, чтобы давать такие оценки.

   Едва я немного свыкся с ритмом движения, и попытки удержаться на спине лошади перестали занимать все мое время, я стал прикидывать, сколько времени потребуется ходячим трупам, чтобы добраться до деревни. Я был в пути около четырех часов, но я останавливался, чего уж точно не будет делать нежить. Часа три? Скорее всего. Не более. Теперь это еще надо пересчитать в местную меру времени...

   Ах да, время. Я же совсем не рассказал о местных способах измерения времени. День тут делят на семнадцать промежутков, которые я, признаюсь, не имею даже малейшего предположения, как назвать по-русски. Сам я предпочитаю пользоваться привычной мне системой, благо часы мои работают и время показывают так же точно, как и в моем мире. Как гордо звучит, "моем" мире, словно я властелин его от Америки на западе и до Японии на востоке. Я кисло улыбнулся, попутно отметив, какое, должно быть, убогое и жалкое зрелище представляет эта улыбка.

   Сэйре-Анх была уже близко. Вот они ворота, а вот на посту трое местных мужиков и пара охотников.

   - Тише, дружище, тише... Тормози...

   Я слегка потянул коня за гриву. Хорошо хоть, что грива имеется. То ли от моих слов, то ли от того, что я потянул конь мягко затормозил... но я все равно едва удержался на его спине...

   - Нежить! - крикнул я, едва слез с коня и вдохнул воздуха - Скоро здесь будет!

   - Много, мастер охотник? - спросил мужик, выронив изо рта травинку.

   - Много. Я около девяти десятков насчитал, но их скорее всего больше.

   - Если толпой движутся - дело плохо - вступил в разговор один их дежуривших охотников - Алькор, если я не ошибаюсь?

   Я кивнул.

   - Откуда Вы знаете мое имя?

   - Деревенька маленькая, а у меня хорошая память на лица. Ревкон. Я обычно с Торреви и компанией в болота хожу, но прошлый раз мне изрядно обглодали ногу, посему я тут остался.

   - Очень приятно познакомиться.

   - Приятного мало, если там целая сотня движется. В деревне почти нет охотников. Остается только молиться, чтобы они прошли мимо или задержались. Сейчас холодает, а значит твари станут опаснее.

   - Что будем делать?

   - Пока отдыхайте, да готовьте оружие. Нутром чую, будет жарко.

   - А не видели, эта, как ее, Ралла, вернулась? Я ее встретил ранее, прежде чем наткнулся на нежить.

   - Около трех часов назад. Жаловалась на головную боль и сейчас наверное у Мары.

12
{"b":"121319","o":1}