ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Ох, и надо было мне придержать язык...

  - Некромантом.

  - Обрати внимание, Эллира - достойный тебя жених: тоже мозгов нету. Конечно не мое дело, но инквизиторы на некромантов зуб имеют и долго они не живут.

  - Я видел все ужасы от и до в Сарифенти, когда нежить ворвалась в город. Всего этого можно было бы избежать, будь в наличии хотя бы один действующий некромант.

  - Тут ты прав - старик поднял глаза к небу, где над деревьями догорал закат - но и о своей шкуре заботиться надо. Дам я тебе один совет, охотник... Даже два. Во-первых - не столько за книгами сиди, раз некромантом стать хочешь - а клинком учись владеть так, чтобы никто тебя победить не мог. А второе - найди Чарфе Остаронского. Он заведует кафедрой некромантии, собственно и учить тебя будет, но, внимание, найди его не в здании кафедры, куда тебе придется идти, чтобы записаться на прохождение экзаменов, а вне Академии. Обычно, в полдень он выбирается на обед в "Переломленный Посох", заведение неподалеку от Академии. Объяснишь ему свою проблему и спросишь, как быть с инквизицией. Если кто и тебе может помочь - так только он.

  - Спасибо.

  - Да, пожалуйста.

   ***

  Аррасс - чудесный город. Несмотря на все последние события, я был рад, что попал сюда. Ступени ветров представляли собой серию террас ведущих наверх, ко входу в город. Город постепенно поднимался наверх под достаточно заметным углом градусов в тридцать на вскидку. Ниже всего расположены бедные кварталы, а далее - чем выше тем богаче. Отсюда открывался такой захватывающий вид, что я трижды пожалел что мой мобильный, снабженный рудиментальной фотокамерой сейчас не работает: этот вид действительно было бы здорово запечатлеть на камеру. С самой высокой террасы, именуемой "Дозоным Веков", открывался вид на порт и море. Можно было даже заметить несколько покрытых зеленью островов. Насмотревшись на виды мы двинулись наверх. Отсюда наверх вело три широких лестницы: полуденная, лунная и звездная, если я нигде не наврал при переводе. Каждая из них продолжается одной из центральных улиц с таким же названием, что идут параллельно до самого верха города. Полуденная ведет непосредственно к дворцу императора, лунная к казармам элитных войск, а звездная, по которой я сейчас шел, к Академии. С Иллиалом мы распрощались, так как ему надо было идти по своим делам, а мне - ловить этого Чарфе в "Переломленном Посохе", где я и планировал остановиться на постой пока не проясниться ситуация с моим поступлением (или не поступлением) в Академию.

  Башни, парки, памятники... В основном преобладали мягкие оттенки желтого. Покатые темно-коричневые черепичные крыши смотрелись очень даже не плохо. Ну и, конечно порядок. Если в Саррифенти дома натыканы в совершенно случайном порядке, и каждый строит свой дом на свой лад, то здесь все однотипно, ровно, и, как это ни странно красиво. Высота домов обычно два, реже, три этажа. Народ разглядывал меня с интересом, но не зло. Похоже, в Аррассе к охотникам относились даже лучше чем в Саррифенти. Ну а если кто видел на руке алый перстень, который я нацепил на всякий случай, то даже расступались, немного склоняя голову.

  "Переломленный Посох" оказался неплохим заведением, до которого я добрался уже к ночи. Это одновременно и пивнушка, и ресторан, и постоялый двор. Пока меня интересовала исключительно последнее его назначение и, сняв комнату, я отправился спать. Завтра предстоял тяжелый день...

Глава 6 Игра.

  Я предлагаю сыграть Вам в суперигру

  (с) "Поле Чудес"

  Человеку дано от природы два великих дара и одновременно проклятия.

  Первое - это память в том виде, в каком она есть у людей: смазывающая одни события и в то же время хранящая четкие воспоминания других. У каждого человека за редким, счастливым исключением, в памяти есть такие события, о которых он предпочел бы забыть, да вот не в силах и те о которых он хотел бы помнить больше. Память бережно хранит некоторые воспоминания, заставляет человека переживать некоторые события вновь и вновь, тем самым, заставляя выносить из них, зачастую, горький и от того бесценный опыт.

  Второе проклятие человеческого рода - это чувства и эмоции, которые практически неподвластны разуму. Они и являются ахиллесовой пятой любого, в чьих жилах течет человеческая кровь. Именно чувства и эмоции один из тех инструментов, при помощи которых природа диктует человеку свою волю, а, зачастую, и не природа, а другой человек, умеющий, не магией даже (какая к черту тут магия?) а простыми словами и действиями правильно воздействовать, или, вернее будет сказать, "играть на чувствах других".

  Ния прекрасно не только знала и о первом и о втором проклятии, но и понимала их истинную силу. Наверное, от того она чувствовала, что словно нанесла удар в спину, когда завязала роман с Алексеем: она ведь знала о нем все, а он о ней ничего. И все же если откинуть все ощущения, Ния понимала, что выбора у Алексея не было: либо принять ее в виде второй половины и телохранителя одновременно, либо стать жертвой тех, кто в ближайшее время будет искать Алькора. И не смотря на это ей было неудобно, словно она совершала предательство...

   ***

  Я остановился в "Переломленном Посохе", где мне и рекомендовали. Хотя это заведение располагалось очень близко к Академии, то есть выше большенства подобных заведений в Аррасе, оно было заведением среднего пошиба, ориентированным на, большей частью, студентов Академии. Частенько сюда заглядывали и преподаватели, которые тоже весьма ценили недорогую простую и качественную кухню. Ну и, разумеется, многие приехавшие поступать в Академию предпочитали остановиться на несколько дней в этом заведении, блапго цены тут весьма и весьма приемлемые. Как водится, гостевых комнат было немного, посему доставались они самым удачливым, кто приезжал заранее, как я, например.таться на паься на парушие поступать в Академию тоже решали остаться на пару дней

  Хозяин заведения даже дал скидку "герою битвы под Саррифенти", хотя я себя никаким героем не чувствовал. Ну не было в том, что я выжил ничего геройского! Скорее это было везение... да что-то в клинках, чего я не знал и, почему-то не стремился узнать.

  На следующий день я спустился вниз и, ничего не заказывая, по привычке забился в самый темный угол, где начал приводить в порядок свои записи. Среди моего начавшего принимать форму дневника даже была зарисована карта Саррифенти. Я ждал. За время проведенное в Алерии я научился по положению солнца и своим часам определять более менее точно текущее время и теперь с нетерпением ждал полудня. Сейчас моя задача была проста: найти того самого профессора Чарфе, о котором говорил лесник. Повезло еще, что его встретил и догадался проговориться, что в некроманты собрался, а то, возможно, было бы глупостью лезть напрямик. Когда, как раз около полудня появились посетители, я подошел к бармену, (или трактирщику - даже и не знаю, как мне его называть, так как на все эти слова в Алерийском один эквивалент) и спросил знает ли он такого среди своих клиентов, на что тот, получив за информацию полагающуюся монету, показал мне на один из столиков. Собственно то, что я буду говорить, я уже знал, потому смело двинулся к указанному столику. Главное избегать слова некромантия в разговоре, так как я более чем уверен, наш диалогом будет слушать приличное количество любопытных ушей.

  Профессором оказался крепко сложенный человек среднего роста, с удивительно глубокими кариеми глазами и едва заметной улыбкой. Черные волосы с редкой проседью росли своеобразным ободом на голове, словно образуя корону.

  - Профессор Чарфе?

  - Да, это я - кивнул тот, оторвавшись от еды и с интересом рассматривая меня - чем могу быть полезен.

  - Профессор, мне посоветовали...

  - Присядьте. Неудобно ведь вести разговор стоя!

  - Благодарю. Я в ближайшие дни буду поступать в Академию и у меня есть некоторые сомнения относительно возможности выбора одной из специальностей.

28
{"b":"121319","o":1}