ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  По мере произнесения мною этих слов едва заметная улыбка Чарфе приобрела форму и превратилась едва ли не в лукавую.

  - Хм. Даже не знаю чем Вам помочь. Если Вы не решились с выбором - все равно приходите в Академию через шесть дней, когда начинается прием и осмотритесь по кафедрам. Слушайте свое сердце - это главное. А дальше все решит ваша способность к обучению.

  Рука Чарфе успокаивающе коснулась моей, и я почувствовал маленький листочек бумаги в своей руке. Есть! Он понял мои намерения!

  - Хорошо! - кивнул я - и, оглядевшись, увидел, что к нашему разговору очень здорово прислушивались окружающие...

  Я откланялся и отошел вновь за свой стол.

  Местная бумага была толще и имела странный розоватый оттенок. И только сейчас я понял свою роковую ошибку: я же не умею читать! И этот Чарфе как назло уже успел уйти!

  Я внешне спокойно вышел из посоха, а сам двинулся едва ли не бегом вниз, к трактиру "Ребра и кости", где обычно останавливались в столице охотники. Единственный мой шанс здесь - найти Иллиала, так как больше я никого не знаю. Пока я бежал мимо небольших парков, фонтанчиков вниз, я успел вспомнить весь свой запас русского мата и отругать себя избранными выражениями за то, что не удосужился вызнать основы письменной речи у друга.

  К счастью Иллиал был там и, хоть разок повезло, сидел один.

  Когда я впопыхах, пересказал ему о случившемся, и протянул записку, на что он лишь смущенно улыбнулся и тихо прочитал: "Жду ночью за "посохом".

  - Спасибо, старина, выручил - сказал я.

  Только что у меня с души упал такой камень, что словами не передать. Все эти минуты я боялся, что там будет написано что-нибудь вроде "сейчас за посохом". На всякий случай я достал листок бумаги и попросил друга выписать все значки местного алфавита, рядом с которыми я русскими буквами подписал их звучание. Всего было их восемьдясят четыре, и запомнить все их сразу не представлялось возможным.

  - Все же решил рискнуть?

  - Да.

  - Я тебе уже говорил и повторю еще раз: ты ввязываешься в очень опасную игру. Разумеется, Академия и император будут защищать тебя от официальных обвинений инквизиторов, но стоит тебе отъехать от столицы - наемники, ловушки, да и просто народ, который могут натравить на тебя. Инквизиция не пренебрегает ни одним из этих методов.

  - Но ведь я охотник! Как они могут натравить народ, если охотников народ любит?

  - Да, это проблема для них. Но наемные убийцы будут наверняка. Не буду тебя отговаривать, но просто предупреждаю.

  Честно не знаю, что за упрямство тогда взыграло во мне. Желание стать некромантом - верный способ расстаться с жизнью, но что-то во мне все же заставляло меня упрямиться и отбрасывать эту опасность.

  - Я буду осторожен.

  Остаток дня я убил, гуляя по городу. Хотя толстые, метров пять-шесть толщиной, стены вокруг города, плавно переходящие в отвесный склон горы, изначально создавались не для этого, по ним не возбранялось гулять, и этим я и воспользовался. По стене я дошел до самого западного края города и стал любоваться видом. Яркие лучи солнца разлетались на сотни блестящих осколков в прозрачных водах внутреннего моря. В своеобразной дымке, как всегда в это время года, с юга виднелась высокая гряда южных гор, склоны которых были сплошь покрыты яркой зеленью, цвет которой проглядывал даже сквозь туман. Людские селения есть только около самого подножия гор, так как селиться выше не позволяет когтистая и клыкастая флора и фауна. Я глянул на север и увидел бескрайнее зеленое море лесов и полей, да северный тракт, словно змейкой вьющийся среди холмов.

  - Что, охотник, впервые здесь? - спросил стражник в золотистой броне, проходящий, наверное, дозором по стенам.

  - Да, кивнул я.

  - Ого! Да ты ж под Саррифенти нежить гонял! - Сразу же выпалил стражник, едва завидел перстень на моей руке - мое почтение.

  - Да... Вот только скольких мы там своих оставили...

  - Понимаю. У меня у самого брат там погиб там, так что я знаю какого это.

  - Охотник?

  - Нет, в страже, как и я служил. Карстм. Может быть, встречал его?

  Я отрицательно покачал головой.

  - Увы, нет.

  - Ладно. Здравия тебе и удачной охоты!

  - Удачи.

  Мы распрощались, и я продолжил смотреть вниз, на Алерию. Непосредственно под стенами Аррасса, после леса толстяков была огромная рукотворная равнина без единого деревца. И сажать здесь что-либо, что растет выше, чем по щиколотку стражнику строжайше запрещено.

  Несмотря на всю свою богатую историю, в которой было много кровопролитных войн, Аррасс хоть и осаждался, но взять его штурмом не удавалось ни разу. Запасы еды, вода, как дождевая, так и из нескольких родников и даже местная ферма, поставляющая свежее мясо лично для императора в купе с неприступными стенами такой высоты, что мало какая катапульта докинет камень и Аррасс может противостоять практически любой осаде. Рекорд - это полтора года осады, после чего осаждающие отступились. Когда это было, и с кем воевали - источник умалчивает.

  Наконец, я дождался темноты и был в срок за "посохом", даже раньше. "Посох" был построен почти вплотную к стене, и в темном переулке за ним проблематично разойтись даже идущим навстречу прохожим.

  Профессор Чарфе появился, едва на небо всплыла первая из шести местных лун - зеленоватая Линерена.

  - Следуй за мной. Там поговорим - едва слышно произнес профессор и я послушно, ни говоря не слова, двинулся за ним.

  Мы шли в сторону Академии, однако зашли не через центральный вход, а через едва заметную калитку в трехметровом железном заборе окружавшим Академию. Судя по виду, этой калиткой не часто пользовались, но, тем не менее, она была идеально смазана и отворилась без малейшего шума.

  Мы двинулись в обход основного здания Академии к небольшому одноэтажному зданию. Дверь так же, без скрипа, отворилась, и мы пошли по темному коридору, который был едва освещен тусклым желтоватым светом каких-то кристалликов, размещенных по стенам, к самой дальней двери. На ней висела какая-то табличка, но символов я разобрать, увы, не смог. Профессор отворил дверь и прошел в тускло освещенный кабинет, где и сел за единственный столик, заваленный какими-то бумагами, а мне кивнул на стоящий рядом "гостевой" стул.

  Секунд пять мы молчали, изучая друг друга.

  - Ладно. Давай рассказывай, почему решил в некроманты податься - разрушил стену молчания профессор.

  - Потому что я охотник, пускай и не так долго, но я видел, что творит нежить.

  - Ясно. Значит, ты прекрасно понимаешь, что сталь против нежити не самое лучшее средство и хочешь заполучить в свое распоряжение кое-что лучше. Так?

  - Так - не стал спорить я.

  - Но, я так понимаю, у тебя есть еще парочка секретов... Алькор, если я не ошибаюсь?

  - Правильно. Но откуда Вы знаете мое имя? - интересно почему, но я был не удивлен.

  - Источник - Мара. Когда написала в Академию о том, что у тебя имеется Дар, она еще и поведала нам историю твоего здесь появления. Занятно. Дело в том, что инквизиторы очень здорово запугали народ за последние двадцать лет, и если кто и в обычное время и пошел бы в некроманты, то сейчас сочтет собственную жизнь дороже. Это понимают все, и только человек, который провел сравнительно мало времени в Алерии, может рискнуть. Ну, или сумасшедший или самоубийца. Как ни странно, мы и таких, видели тут за последние годы. А так как с побережья к нам никто поступать не пытался... Вполне логично, что если кто и рискнет - так это ты.

  - Понятно. Но я представляю опасность, которую представляет для меня инквизиция. Мне хочется узнать, какая есть у меня альтернатива: может быть, поступить на другую специальность, а некромантию изучать тайком в свободное время?

  - И тебя заложит инквизиции первый, у кого будет такая возможность. Тебя убьют на публике, а тот кто тебя заложит, получит награду. Тут либо донесут из идейных соображений, либо из-за денег. Отпадает.

29
{"b":"121319","o":1}