ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Я взглянул на себя в него и выдал вслух единственный вердикт, который только мог выдать мой мозг.

  - Готично!

  После я опять переоделся, раскидал вещи по полкам и лег спать.

   ***

  Мне снилась Москва. Сотни домов, где в страхе спрятались жители, казалось дрожали своими каменными стенами от страха.

  - Где ты? - голос, наверное, женский, но очень властный звал меня и манил, словно мифические сирены мореплавателей.

  - Я не поддамся! Я сильнее! - твердил я, словно заклинание и бежал, хотя ноги хотели меня развернуть.

  Мимо мелькали дома, пустые улицы и машины, а за мной неслось нечто. И это нечто я и любил и ненавидел, и боготворил и проклинал. В зеркалах заднего вида припаркованных машин я видел, как за мной сгущается тьма и идет по пятам, готовая схватить проглотить и разорвать. Один за другим в ней тонули сетлые огоньки окон. Я боялся...

  Неожиданно впереди забрезжил красноватый свет, и я со всей скорости вбежал в сгусток какого-то святящегося тумана, после чего сразу проснулся. Оцепенение спадало, зеленоватый свет луны светил в окно, а я никак не мог понять, почему этот сон оставил такой жуткий эмоциональный след в сознании. Все! Больше ни грамма спиртного в рот, даже за счет заведения!

Глава 7 Первая кровь

   Если, господа хорошие, то что вам говорят не укладывается с тем, что написано в этой книжке, которую у нас на кафедре общей физике любовно называют "Кораном", то это значит вас жестоко обманывают!

   (с) Онищенко Э.В. (МИФИ) про книгу "Курс общей физики" Савельева.

   - Анзи! Слушай меня внимательно, потому что повторять я не буду. Прямо сейчас ты отправишься в Школу Трех Клинков, что на побережье и убедишь их принять на обучение Алькора, когда он туда обратиться и согласиться его обучать на его условиях - в голосе старика чувствовался лед.

   - А они согласятся? Сомнительно.

   - Нибире они верят, а она предупреждена.

   - Понял.

   - Это не все. Как только закончишь там - иди в Таларнал, и прочно там обоснуйся, так как тебе предстоит в этом городе много работы. Но пока отдыхай.

   - Побережье? Там ведь рабовладельческий строй...

   - Да.

   Лицо парня восточной наружности с неопрятными черными, как смоль волосами, ниспадавшими едва ли не на глаза, исказила плотоядная улыбка.

   - Только учти, чтобы твои рабыни потом не мешали делу. Понял?

   - Повинуюсь... - с улыбкой сказал Анзи, явно строя грандиозные планы на грядущий отпуск и не дожидаясь пока образ старика растает в воздухе, двинулся на восход...

   ***

   Признаюсь, я ожидал от обучения чего угодно, но не самого очевидного. Избаловал свое воображение охотой за трупами, называется. Первый год обучения преподавались общие для всех предметы и лекции читались для всех студентов моего цикла...

   И все-таки как же все оказалось просто...

   "Устройство мира", предмет который как раз и читал нам Чарфе, оказался всего лишь физикой, знакомой мне от и до. "Устройство мысли" - математикой, хотя и начавшейся с весьма и весьма простого уровня, но в скором времени явно собиравшейся затронуть, в том числе и то, что было мне известно под жутким для меня именем "математический анализ". Еще из предметов были химия и история Алерии.

   Насколько я понимаю, въедливый читатель задаст самый наболевший вопрос: "А где, спрашивается, магия?"

   Обо всем по порядку.

   Единственным загадочным предметом для меня были, так называемые тренировки, когда мы спускались в пещеры под Академией и там, в зале, ярко освещенным сотнями свисающих с потолка и торчащих из стен кристаллов, проводили по три часа в сутки. Странное это место, та пещера. Иногда, кажется, что свет этих кристаллов проходит через тебя, и частично оседает в тебе. Не каждый по началу выдерживает положенные три часа: кто-то иногда не выдерживает, делает перерывы. Я, например, хоть положенные три часа просидел там, но потом остаток дня мучался от жуткой головной боли.

   Отчего так? Должно быть, все эти тренировки связаны как-то с этим загадочным пока для меня, Даром.

   Как, наверное, подумает читатель, раз я стал учиться на некроманта - все меня разом вдруг стали ненавидеть. Ничего, скажу я Вам, подобного. Разумеется, особо верующие брехне инквизиторов личности сторонятся меня, но обычному народу, который может мыслить хоть немножко сверх того, что ему или ей вдалбливали с детства, до того на кого я учусь, грубо говоря, плевать. Но вторая часть это меньшинство все же, как и религиозные фанатики. Большинство составляют люди, которые делают "как все". Они стараются "держаться русла", "подальше от крутых берегов", и их не страшит что когда-нибудь они "приплывут", как поется в одной старой песне моего мира, "ни дома, ни друзей, ни врагов". Такие люди всегда составляют большинство в любом обществе. Это так называемая толпа, которую любят рассматривать как единый организм, и на этом строят многие теории. Собственно даже наука такая есть - социология, которая как раз эту толпу и изучает. Но как не пренебрежительно можно относиться к толпе - это большинство и мой единственный шанс выжить - заставить это большинство верить, что я вполне вменяем, адекватен и обществу, точнее им, толпе, полезен и нужен.

   Первая моя неприятность - профессор Кразалис, частенько подменявший профессора Чарфе, когда тот отлучался по делам Академии. Если большая часть преподавателей на мой "траурный" наряд внимания не обращает, или делает вид, что не обращает, то этот, глубоко проникшийся идеями токсицизма старикашка, включил меня в подмножество своих личных врагов (да простят меня критики за очередное использование оборота, что сродни учебнику матанализа. издержки образования!).

   С самого начала лекции он решил устроить мне экзамен и попутно включить в него все, что собирался сам только рассказать. Напугали ежа, не буду говорить чем, ведь физику я знал так, что преподавать мог (собственно это я и собирался делать в аспирантуре, если бы сюда не попал). В общем, профессор Чарфе, был весьма удивлен, когда зашел к нам и увидел, что лекцию вместо этого Кразалиса, можно сказать читаю я, а этот только гоняет меня красный от злобы, а сделать ничего не может, так как физика, как ни крути что в Москве, что в Аррассе, что в Голливуде - одна... Ну, быть может за некоторыми исключениями во втором случае, которые на первый взгляд в глаза не бросаются, и которых мы, если и коснемся, то не скоро. Ведь законов старика Нютона никто не отменял и тут меня так же притягивает к земле как и в Москве! Ну и пускай, что тут их описал совсем иной деятель науки, от этого же правда не изменится!

   В общем, профессор Кразалис получил тогда втык за то, что "лениться читать лекцию сам", а я после этого еще немного прославился, хотя не понятно пойдет ли слух о том, что я великолепно знаю "устройство мира" мне на пользу или во вред.

   С химией у меня было сложнее. Местный аналог таблицы Менделеева пестрил не только кучей неизвестных мне названий, но и даже весьма странной структурой. Так, например, железа там выделяли с десяток видов с разными свойствами, хотя атомная масса одна и та же (точнее ее аналог, так тут все было сделано грубее и, по ходу, толком устройство атома и молекулы тут не изучили и теорий вменяемых не построили). А это господа уже фиг знает что. Кстати химию здесь вполне можно назвать алхимией, так как законов там немного и все сводится к огромному справочнику "если смешать это и это, то будет плохо".

   Однако были и коренные отличия. Я был более чем уверен, что несколько реакций, которые нам показали не существуют и не могут существовать в моем мире. Так например, когда лекторша смешала две прозрачных жидкости, а потом как-то применила Дар, проявились такие спецэффекты, что Голливуду и не снились.

32
{"b":"121319","o":1}