ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

   Я кивнул и заснул... Последней мыслью было воспоминание о известной фразе, дескать нервные клетки не восстанавливаются, и о том, что она шла в разрез с тем, что говорила Мара, но меня это уже не волновало.

   Не знаю, как долго я спал в этот раз. Когда я проснулся, было уже утро.

   Впервые за все время я огляделся и увидел убранство жилища Мары во всех подробностях.

   Достаточно просторная комната с большим окном, через которое струиться яркий солнечный свет, высвечивая в воздухе хаотично движущуюся пыль, десяток деревянных коек, как моя, письменный стол, пара шкафов и лестница на второй этаж... Из коек занята была только моя, из чего я предположил, что других больных нет.

   И все сделано из дерева.

   Техническим прогрессом тут даже и не пахнет, а вот травами, готов поспорить сушившимися в большом количестве этажом выше очень даже пахло. Травница? Или лекарь деревенский.

   Я задумался. Если перетасовать заново все факты, которые я успел узнать, выходила очень странная картина и, прежде всего меня насторожило то, что хотя какая либо пусть даже примитивная техника отсутствует, Мара демонстрирует очень хорошие знания медицины и, при желании, может легко заткнуть за пояс любого из врачей, к примеру, моей родной районной поликлиники, которые мне при воспалении легких прописали пить аспирин. Наверное, слушай я этих докторов, я бы не писал сейчас эти строки, но спас случай: у меня сосед был военным врачом... Ему и спасибо. Почему-то у меня такое впечатление, что Мара сделала мне операцию на мозг, когда извлекала слизня, голыми руками... А это возможно? Несмотря на мои скромные познания в медицине возможность такой операции казалось весьма и весьма сомнительной.

   Ладно, попробуем подойти к вопросу с другой стороны.

   Если Мара легко читает мои мысли, почему бы ей не знать хорошо устройство головного мозга. Может быть, тут и вся медицина построена по-другому, так как для получения знаний используется другой инструмент? Бред. Какой еще другой инструмент? С другой стороны это все объясняет...

   Поняв, что я только зря ломаю себе и без того поврежденную голову, я оставил эти вопросы на потом, когда накопится больше фактов.

   Пришлось так же отметить весьма интересный факт, который я пока никак объяснить не мог. В непонятно откуда появившихся в моей голове знаниях языка было слово "Алькор", и значилсь оно там, в аккурат, как имя... Тогда я не предал этому факту значения, посчитал чистой воды совпадением, а зря... Быть может, удели я этому "совпадению" должное внимание я смог бы избежать множества несчастий в своей последующей жизни, но, увы, что было, того не воротишь.

   Часы, которые никто и не думал снимать с моей руки, показывали полдень, что окончательно заставило меня усомниться в том, что сутки длятся тут именно двадцать четыре часа: на болотах часы тоже показывали полдень, но солнце тогда было высоко в небе, а тут оно едва поднялось над горизонтом. Повезло еще, что часы у меня механические...

   Я попробовал пошевелиться, и мне это удалось. Мары видно не было дома, или она спала наверху, и я осторожно приподнялся с койки. Немного шатало, но я этого практически не замечал. Мои очки нашлись на деревянном столе, и я незамедлительно водрузил их на должное место. Мир приобрел резкость.

   Вместо стекла использовались прозрачные пластинки какого-то минерала, склеенные между собой в два-три слоя. Они были достаточно прозрачными, чтобы я смог увидеть все то, что творилось на улице...

   Деревня...

   Напротив меня был целый ряд небольших домиков по два этажа, с покатой крышей. У двух домов я отметил семигранные веранды. Немудрено и в тоже время красиво, даже очень. Я глубоко вздохнул, поправил повязку сзади шеи, которую поначалу даже не заметил и опять лег на свое место.

   Маленький паучок спустился ко мне по паутинке с потолка, за что был прибит.

   Хотя спать не хотелось я невольно вновь провалился в полудрем... Куда же я попал?

   ***

   Скрипнула дверь, раздались голоса и сдавленные ругательства. Это и вывело меня из состояния полудрема.

   - Заносите его туда! - услышал я голос Мары.

   Через пару минут, после некоторой возни вновь послышался ее голос.

   - Как это случилось?

   - На нас выбежала целая толпа нежити, в тот момент, когда он чуть отошел от отряда. Они его просто задавили числом и успели покусать, прежде чем мы подоспели.

   - Жить будет. Укусы мертвяков очень болезненны, тем более на лице, но при должном лечении оказанным вовремя не опасны.

   Я осторожно открыл глаза и огляделся. Помимо уже известной мне Мары тут было еще три человека. Первый был очень тощим и высоким. Под грубой зеленоватой тканью рубахи кольчуга: вон кусочек около рукава виден, на поясе короткий меч... меч? А за плечами огромный складной лук и колчан, из которого торчит белоснежное оперенье стрел.

   Все. Это финиш! Я с очень большим трудом сдавил истерический смешок, так как в глубине души надеялся еще, что меня просто занесло в какую-то особую, но точку земного шара. Теперь же, когда я увидел людей вооруженных оружием, которое, мягко говоря, вышло из моды, мой мозг на несколько секунд отказался работать вообще. Где я, черт возьми, оказался? Нельзя так травмировать психику физику...

   Хорошо, что я не снял очки, иначе бы я многого еще не увидел бы...

   Приведя мысли в порядок, я продолжил разглядывать стоящих в основном ко мне спиной людей. К описанию первого я добавил черные волосы чуть ниже плеч, словно у металлиста, собранные в пучок немного на бок и уши, как мне показалось, странноватой формы. Ушная раковина была наклонена под несколько необычным углом относительно головы и сами уши были еле заметно заострены... Хотя нет, заостренность могла и показаться, но нетипичный наклон ушной раковины относительно головы, чуть назад, бросался в глаза.

   Деталь эта была почти незаметна, и, не будь на моем носу прохладной оправы очков, она бы ускользнула и неизвестно, когда я ее бы отметил, если бы отметил вообще.

   Сделаю некое лирическое отступление. Хотя я сам далек от компьютерных игр, на которые, словно на опиум, подсела нынешняя молодежь, я все-таки в курсе происходящего. В курсе в том смысле, что в общих чертах знаю, кого называют эльфами, а кого орками. Из моих нехитрых расчетов могу сказать, что если бы эльфы существовали такими бы, какими их делают в компьютерных играх, они бы просто сломали бы себе шею: полутораметровые уши бы перевесили.

   Разумеется, сходство было далеким, но я все же окрестил высокого эльфом. Мне, если честно было без разницы, что уши не такие уж и острые. Главное - есть нормальное, запоминающееся слово из русского языка.

   Другие двое были обычными людьми. Очень мускулистые, волосы светлые, не очень коротко, небрежно острижены "под горшок". При этом они ничем не вооружены, только у одного за поясом кинжал грубой работы. Больше всего мне они напомнили классических мужиков из древнерусской деревни допетровских времен, как их описывают в книгах по истории. Конечно, будь на моем месте настоящий историк, он бы отметил множество отличий, хотя...

   Мара уже хлопотала над пострадавшим и быстренько выпроводила остальных из здания.

   Я повернул голову и вновь уставился в потолок, который успел изучить за прошедшее время во всех подробностях. Не знаю точно, сколько я витал в своих мыслях, из полузабытья меня вывел голос Мары. Она обращалась к другому больному.

   - Все. Теперь отдыхай, Торреви. Добегался на ближайшие три дня. Через арк буду опять бинты менять.

   В ответ что-то неразборчиво хмыкнули.

   Скрипнула деревянная лестница - Мара ушла к себе

   Я повернул голову и с интересом стал разглядывать новоприбывшего. Это был достаточно полный человек (человек ли?), с приличной каштановой бородой, торчащей из-под бинтов, окутывавших большую часть его лица. Ростом он был ниже меня, хотя не так уж и на много. На вскидку метр пятьдесят - метр шестьдесят.

7
{"b":"121319","o":1}