ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Ния выругалась отборным матом, который едва ли кто ожидает услышать от молодой с виду девушки ее вида. Однако разыскивать то самое хранилище уже не рискнула и лишь смотрела как старик растворяется и ее плевок проходит сквозь тело призрака.

  Стоило ему совсем исчезнуть Ния позволила себе разрыдаться от злобы и бессилия. Он вернется вскоре, как только она совладает с собой, и расскажет еще многое, о чем она предпочла бы не знать.

  книга со стихотворениями все еще была у нее в руке и, усилием воли, отвлекшись от шума боя, происходившем в данный момент под музыку Rammstein'a, она наугад открыла страницу и прочитала первый попавшийся стих, "песнь сомнению".

   Не верь тому, что говорит молва,

   Не верь тому, что насаждают свыше,

   Не верь,что жизнь она всего одна,

   И правда станет хоть чуть-чуть, но ближе...

   ***

  Надо отдать должное, Биллиг был отличным организатором, с весьма незаурядным умом даже при жизни, а после мерти так вообще . Но когда строки писания "сбылись", причем не так, как ему хотелось, а в инквизиции произошел самый настоящий раскол, не оставалось ничего кроме как пытаться собрать вокруг себя тех немногих соратников, что еще можно было собрать. Вот только их уже не было. Либо отвернулись, либо подумывают об этом, либо мертвы. Некогда непоколебимый авторитет Биллига таял на глазах, когда этот неизвестно откуда взявшийся фанатик Идевий вместе с каким-то человеком, о котором так и не удалось ничего разузнать, заявляя что владеет одним из клинков писания, устроил своего рода чудеса. Он один этим клинком умудрялся упокаивать десятки оживших трупов. Ну и конечно подход... Никогда Биллиг еще не встречал кого-то, кто обойдет его в игре по его правилам, по правилам интриг и толкования правил, по умению манипулировать людьми и тем, во что они верят. Естественно, Биллиг знал, что при желании и наличии знаний изготовить такой клинок можно за неделю, но проблема была в том, что никто в этом мире, за исключением разве что сгинувшего невесть сколько лет назад Варрива, этими знаниями не обладал... Вернее не должен был.

  Сейчас он стоял один на Аррасской стене и смотрел на кипящее внизу сражение. У Повелителей все шло не так, как было задумано. Воздушные суда сбиты, ступени взорваны, а это воинство все идет и идет.

  В своих мыслях Биллиг и не заметил, что его насквозь пробила длинная стрела. И правда какое дело нежити такого высокого ранга до какой-то там стрелы. Опомнился только через пару секунд и развернулся поднимая арбалет на наглеца.

  Иллиал успел пустить еще одну стрелу, но прежде, чем она коснулась Биллига вдали что-то тихонько хлопнуло, промеж глаз появилось аккуратное отверстие, лицо главного инквизитора потеряло осмысленность и нежить, в следующий момент подтолкнутая стрелой, кувырнулась и полетела вниз, где и была съедена голодными толстяками, которых в этом месте не кормили с самого начала осады, а мертвяки Нолдора сюда не совались. Иллиал сплюнул, после чего осторожно двинулся отчитываться перед Константином.

   ***

  Человек в сером плаще оторвал глаза от оптического прицела самой настоящей снайперской винтовки, не торопясь сложил свое снаряжение и исчез на чердаке здания. Задание было выполнено, и, самое главное, кто-то местный получит за это награду, а тело сожрали те твари внизу и пулевого отверстия никто не увидит. Чистая работа.

   ***

  К середине ночи бой уже заканчивался. Количество трупов, кучек праха и прочих останков потрясало и могло легко свести с ума любого обывателя. Наводить порядок придется здесь долго... А уж вонь к полудню будет знатная. Все время я находился в доспехах обычного воина и сражался едва ли не в первых рядах. Имея такую броню бояться следует только когда нежить на тебя попрет большой массой, но это мне не грозило. Главный секрет моей армии — в доспехах со знаками отличия находятся самые трухлявые мертвяки, практически не на что не способные. Эрнрасто, Алима и я — все мы одеты в броню обычных воинов этого войска, неотличимых друг от друга, сражаемся как и все, не трусим, но в то же время и не особо лезем на передовую. И в невидимом обычному глазу плане все устроено так же: самые слабые нити и усилители кажутьс наблюдателю яркими, едва ли не главными. Они завязаны друг с другом сотнями фальшивых нитей, и ни один из них не является центральным. Надо ли сказать, что для того, чтобы выдумать такую систему мне пришлось изрядно поломать голову и исписать не один и не два листа бумаги формулами.

  Где-то в середине сражения ощутил тонкие «щупы» которыми кто-то пытался прощупать организацию моего войска и найти меня. Я сам нашел его, вырвал и привязал к себе, после чего зачерпнул силы у Хаоса и начал давить на него. Наверное этот некромант погиб бы, не вырви его из моей хватки восемь, я ощутил их все восемь рук. Надеюсь, опомниться он не скоро.

  К утру мы уже были готовы выступить. Корабли отошли обратно в бухту еще ночью. Я взял с собой столько нежити, сколько мог контролировать. Это, надо сказать, намного больше, нежели чем я мог бы взять не будь во мне Крови. Я ощущал сладкое безумие, что текло в моих жилах вместе с кровью, и оно придавало мне силы. Неизвестно как и откуда, но во мне словно возникло мое собственное место силы, откуда я мог почерпнуть всегда столько, сколько было надо. Теперь все решало время. Проклятые земли едва ли повредят мне, пока во мне находиться Кровь Хаоса, а мертвякам это и подавно не страшно. Единственное, чего мне не хватало, так это осадных орудий. Я, конечно, прихватил с собой уцелевшие катапульты Нолдорцев, но их уцелело совсем немного. И это упущение я надеялся поправить, хоть и придется сделать крюк.

  За собой я оставлял горы тел. Тел, большая часть которых не должна быть на этой земле вот уже сколько лет. Запасные комплекты брони закончились и новоприбывшей нежити пришлось добывать себе доспехи на поле боя. Не беда.

  Как только остатки нежити Нолдорцев отступили из Аррасса прилетели парламентеры, желали поговорить. Я приказал воинам не обращать внимания на них. Сам ректор, маги... они пытались заговорить с воинами, но те их словно не замечали, шли по своим делам, словно их не существовало, а я как только это стало возможно поднял завесу тумана.

  Еда солнце выглянуло из-за горизонта я уселся в одну из телег и армия двинулась на северо-восток быстрым маршем. Первая наша цель — укрепленный Алерийский город, где издревле строились все имперские осадные орудия. Новости о войске должны были разойтись быстро, а значит (я на это надеялся) достаточно религиозные жители откроют ворота сами, посчитав все происходящее апокалипсисом.

  С самого начала боевых действий Алима притихла. Прекратились даже ее бесконечные шуточки, к которым я порядком привык. Иногда ощущая ее присутствие рядом видел в ней страх. Она не боится Нолдорцев, я точно знал. Интересно, она боится меня или... того кем я могу стать?

  Колеса скрепят, музыку мы пока приглушили, лишь тихонько играет... А я скрипя пером выводил заметку в своем дневнике, давно превратившимся в добротную книженцию в медной обложке. Возможно это моя последняя заметка, дальше не будет времени.

  Сейчас все решает время и главное мне не застрять под Гронстрапом, кузницей Имперских осадных орудий. Если удача не отвернется от меня, то такими темпами я буду через пару-тройку недель у Норсидиала, а если удастся срезать путь — то даже раньше.

  Отступившие на север в спешке Нолдорцы иногда огрызаются из засад, но серьезного вреда нанести не могут: Чем ближе к твердыне некромантов тем лучше чувствует врага Алима.

  В воздухе то и дело мелькают пернатые соглядатаи, Аррасс внимательно следит за моими передвижениями. Они не знают моих целей, возможно не знают даже кто я, а возможно умные люди уже догадались. Это уже неважно. Маленький экранчик, украшенный паутиной царапин показывает фотографию... кусочек стены Аррасса на которой стоит молодой некромант в черной робе и обнимает юную девушку в белой робе. Придурок. Еще зеленый, не до конца понимающий что тут происходит, не подозревающий что вокруг ведутся игры, масштаб которых ему не понять просто так, не понять бесплатно. А заплатить придется, заплатить большую цену за понимание.

88
{"b":"121319","o":1}