ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Атаку я начал сразу в трех местах, и не у ворот. Огромные камни рвались пробить стены, но отскакивали и взрывались, стоило им полететь достаточно близко. Под этим прикрытием несколько пташек врезались и разлили кислоту на огромные петли ворот, а через некоторое время другая партия повторила их подвиг. Не прошло и получаса, как со страшным скрипом ворота рухнули внутрь, и моя армия хлынула в образовавшуюся брешь. Нежити было не так уж и много и она была рассредоточена по стенам, поэтому благодаря неожиданности удалось разделить некромантов, спрятавшихся в дворце и подвластную им нежить. Увидеть что либо в этом красном тумане было проблематично, поэтому приходилось пользоваться услугами своей нежити, которая не воспринимала визуально проклятие.

  Бой кипел теперь практически равный: подчиненные зомби Нолдорцев, их элита, были великолепными бойцами. И не известно смог ли бы я прорваться в центр города, не пойди я на хитрость. Поняв это Нолдорцы нанесли свой удар. Сырая мощь, которую собрала эта адская крепость ринулась в меня, и я мгновенно погиб бы, не будь во мне того Хаоса. Голова кружилось от той силы, что он в себя поглощал, словно бездонная дыра, а алый туман вокруг медленно таял. Я уже не силился понять, как это все было устроено,и почему были такие ощущения, я только чувствовал, как некая бездонная яма внутри меня поглощает всю направленную на меня силу. Первородную энергию? Нет, это точно была не она, она лишь средство, тот пластилин которому я придаю форму силой своей мысли.

  В неожиданно наступившей тишине, когда поток оборвался я явственно услышал взрывы: неколько башен главного здания дворца взорвались и разлетелись на мелкие обломки, осыпав нас пылью и щебнем. Повезло, что мы были достаточно далеко и особо крупные камни до нас не долетели.

  Крепость словно вымерла. Нежить Нолдорцев упала безвольными тюками, древними куклами лишенными тех невидимых нитей, что их двигали.

  - Пора потолковать с кукловодами.

  Мы разнесли двери, ожидая нежити внутри дворца, но об был практически пуст. То странное ощущение, то проклятие что убивало все живое на этих землях, сгинуло вместе со взрывами. Первый некромант пытался нас остановить простыми боевыми заклятиями, а когда кончились силы... достал пистолет и стал стрелять по моим воинам. Вдвойне глупо, так как помимо того, что они мертвы пули не могли пробить алую броню. Сначала я подумал, что пистолет из моего родного мира, но стоило мне на него поглядеть повнимательнее (когда патроны кончились и некромант был оглушен ударом латной рукавицой о голове), как я понял, что он сделан явно не в моем мире. Патроны крепились на барабане так, что выглядывали наружу, всего 17 патронов безо всякой маркировки. Сам же пистолет был отлит из металла, а на поверхности был рельеф, заставлявший думать, что он склеен из мелких косточек. Мы двигались по дворцу, я в пол глаза смотрел на покрытые пылью красоты, скульптуры, рисунки...

  Они бежали, и не могли ничего сделать. Один из них жег один за другим алые камни пытаясь открыть врата, но попал в собственную ловушку: мир был заперт. Один за одним их взяли всех. Двое и без того лежали без сознания.

  Тронный зал был красив, как и описывали в книгах. Величественные хрустальные колонны отливающие изумрудом и серебром, мирно светящиеся таинственным светом светильники под потолком... Картину портили только грубые стеллажи у крайней одной стены. Я подошел к ним и с интересом осмотрел.

  Люди. Молодые мужчины и женщины, возраст на вид не превышает двадцать лет ни у кого. И все они живы?

   То что они были не мертвы я чувствовал, но в то же время и дыхания я не замечал.

  Может из них черпали силу и истощили, не первородную энергию, а именно ту силу что предает ей форму?

  Я сосредоточился и попробовал передать лежащему передо мной человеку небольшую капельку себя, как обычно своими клинками. Ничего. Передачи проито не пошло.

  В подземельях на большой глубине нашлась хрустальная колонна из темно синего мутного хрусталя, в которой быыло пробито отверстие, а в нем что-то лежало.

  Я скинул латную перчатку и просунул руку. В руке лежал маленький стальной прямоугольничек, края которого были сточены. Я улыбнулся. Так вот чем они закрыли этот мир?

  По пути я велел захватить инструментарий для пыток и перетащить в тронный зал, где к пыточным столам были привязаны все еще находящиеся без сознания Нолдорцы.

  Пока все это исполняли я скинул броню и пееиоделся в черную с желтым контуром робу, сшитую для меня Авророй. Она была намного удобней моей формы в Академии, так как не стесняла движения и в ней было проще сражаться.

  На одном из внутренних двориков я обнаружил воздушное судно, готовое к отлету. Интересно, что помешало нолдорцам уйти по воздуху? Или боялись, что я тх легко собью?

  От изначальной армии уцелела едва ли треть, поэтому я перекрыл питание обычным мертвякам, избавившись от них, а около четврех сотен эрнрасто под контролем Алимы я приказал погрузиться в дерижабль и лететь домой, благо управление у него оказалось примитивное. Не знаю почему, но я не хотел теперь уничтожать свою армию, как изначально. Что-то подсказывало мне, что она мне еще здорово пригодиться.

  Через несколько часов очнулись некроманты. Девять человек, на вид уроженцы Империи, все мужчины. Самому старому я бы дал лет шестьдесят. На мои вопросы относительно причин их действий они не отвечали даже под пыткой, поэтому очень скоро я перестал себя сдерживать. Каждый из них мучался не час и не два, прежде чем их забирала смерть. Но они терпели. Я пытался вломиться в их сознание силой, дарованной мне Хаосом, но и это не помогало: даже Алима, когда еще не улетела, не смогла прочитать их мысли, несмотря ни на что. Не помогли даже вколотые им наркотики.

  Когда же их не стало, чувствуя что те странные воды безумия приближаются, я уселся на хрустальный трон, оживил недавно отпущенного мертвяка и велел ему привязать меня к этому трону цепями.

  Тронный зал уже тонул в сером тумане, когда он закончил. Черное море, на поверхности которого я лежал чуть дернулось, а потом перестало поддерживать меня на плаву. Тяжело описать все то, что я ощутил, постепенно опускаясь вниз, на самое дно. Менялось и восприятие и сознание... Исчезла та боль утраты, осталась только усталость. Память выцвела, словно фотография от возраста, утратила детали и краски. Наверное, это потому что я умирал... Все это было очень странно, так как иногда, сквозь это все, я видел фрагменты тронного зала и понимал, что все это происходит внутри меня...

  Наконец, я коснулся дна. Покой. Ничего меня более не побеспокоит. Я больше никому не нужен, а если и нужен, то здесь меня не найдут, не разбудят, и мой сон будет вечен...

  Выцветший, растерявший цвет и детали образ Инвил был последнее, что я увидел, но даже он не заставил меня проснуться. Я заснул и, вместе с тем умерли все чувства.

  - Проснись - звучит спокойный голос.

  Не хочу, оставьте меня...

  - Проснись - на этот раз настойчивые и вместе с голосом ко мне приходит что-то, что пробуждает часть меня прежнего.

  Мои глаза теперь видят, но я не могу открыть или закрыть их... Я лишь какая-то тень и вижу только когда хочу... Как и мой собеседник. Просыпаться не хочется, но сила моего собеседника тянет меня проснуться и, наконец, любопытство пересиливает.

  - Где я?

  - Мы называем это пустотой. Это еще не смерть, нет, хотя никому из нас уже не подняться наверх. Это мертвая безжизненная пустыня и единственное, что придает ей какую либо форму - те остатки жизни, что в нас есть.

  Глаза... ясные глаза, в которых знакомое чувство...долг. Наверное, глаза - единственное что по-настоящему живо в этом существе, в этой тени. И я где-то уже видел эти глаза... Давно, в прошлой жизни в удивительном, ярком и цветном мире. Саррифенти, награждение...

  - Император?

  - Когда-то им был. Но теперь я не более, чем тень, такая же, как ты, потомок. В отличие от меня, упавшего на это дно в час расплаты достаточно сильным, ты был практически мертв, в тебе было слишком мало жизни. Я поделился с тобой своей, так чтобы ты смог прийти в себя. Прости, не могу дать большего - и так мало.

98
{"b":"121319","o":1}