ЛитМир - Электронная Библиотека

Анастасия Сергеевна Деренко

Дочь Драконов, Сын Безликих

Пролог

Весенняя ночь опустилась на землю неслышно, укутывая горный хребет и долину внизу темным синим бархатом. Тихий ветерок приносил пряные запахи трав с побережья, которые дразнили обоняние и побуждали вдыхать воздух полной грудью. Яркие и острые, как осколки, звёзды равнодушно взирали сверху, и их свет тысячами огней отражался в виднеющейся кромке моря и в таких же темно-синих, бездонных глазах существа, расположившегося на одном из скалистых выступов.

Раскинув свои изумительные огромные крылья в стороны, и изогнув длинную мощную шею, он запрокинул голову, словно ведя бессловесный спор с ночными небесными светилами. Сколько он уже здесь провел времени? Час? Два? А может дольше? Но так и не решил, правильно ли он поступил. Сейчас ему казалось, что он всё сделал верно, ведь её безопасность была превыше всего, но в следующее мгновение его начинали одолевать сомнения. А если он ошибся? Если, попросив помощи у Сердца Кальвадара, он сделал только хуже, и теперь над ней нависла еще большая угроза?

Дракон тряхнул свой клиновидной головой, и краем глаза заметил чуть левее и ниже себя, как скользнула чья-то тень. И тут же она расправила крылья и резко стала набирать высоту. Существо, проследив за ней взглядом, тихо, совсем по-старчески вздохнуло. Похоже, больше ему задумываться о правильности своего поступка не придется. Дракон даже отсюда чувствовал те волны ярости, которые исходили от Монтерионе. Она была его парой, спутницей, партнершей, женой, как это называют другие расы. И она была страшна в гневе.

Золотистая драконица оказалась совсем рядом. Она сделала полуоборот, распахнула крылья горизонтально и плавно опустилась на выступ.

— Куруфин! — с ходу начала она, и её изумрудные глаза вспыхнули ярче звезд. — Где она?

Тот в ответ прикрыл глаза. О, небеса, ему и самому хотелось бы знать, где она?

— Не знаю.

— Ты не знаешь?! — прошипела она, дробя хвостом все попадавшиеся ей камни в мелкое крошево. — Её нигде нет! Я не чувствую ни её присутствия, ни её ауры. Как будто… — драконица осеклась, и со стороны могло показаться, что она попыталась справиться с голосом, — как будто её вообще не существует.

Куруфин дернулся, как от удара. Нет, этого не может быть! Сердце Кальвадара никогда бы так не поступило!

— Она в безопасности, — не так уверенно, как хотелось бы, сказал он вслух.

— Ах, в безопасности! Куруфинэварте Ансиоло Марр-эн-то Вару-да, я спрашиваю тебя: ГДЕ НАША ДОЧЬ!!! Что ты с ней сделал?

— Не я, — в голосе его слышалась обреченность. — А Источник. Монтерионе, пойми, всё гораздо хуже, чем мы думали. В совете Старейшин раскол. Мне еще удается сдерживать их, но Амаилзил и его сторонники становятся всё сильней и опасней. Если он добьется чего хочет… Это будет непоправимо. Ты ведь знаешь, стали пропадать наши дети. Причем лишь у тех, кто поддерживает меня. Они начинают роптать и прислушиваться к его словам.

— Ты думаешь, в этом замешен Амаилзил? — драконица уже взяла себя в руки, и сейчас лишь подрагивающий кончик хвоста, да красные всполохи в ауре говорили об её истинном состоянии.

— Не уверен. Он всё-таки один из нас. Но сейчас на его пути остался только я и еще несколько Старейшин. И я просто не могу допустить, чтобы наша дочь… — он не договорил, лишь яростно зарычал.

Монтерионе подалась вперед и обвила своей шеей его.

— Ты решил, что следующей будет она? Поэтому ты обратился к Сердцу Кальвадара?

— Да, — тихо прошелестело в ответ, и Куруфин тесней прижался к любимой. — Ты же знаешь её. Она большую часть времени проводила возле него, изучая и, — тут он позволил себе мягкий смешок, — с усердием, достойным лучшего применения, пытаясь выковырять Сердце из алтаря. Я не знал, что делать кэнэя[1] и поэтому пошел на этот шаг. Источник мне ответил, пообещал защитить её, но я не думал, что он сделает ЭТО…

Когда он замолчал, воцарилась тишина. Они так и стояли на скале, сплетясь в объятии, и их силуэты четко выделялись на фоне восходящей луны.

— Ей это не понравиться, — наконец сказала драконица, вздохнув и отодвигаясь.

— Нет. Она будет в бешенстве, — покачал головой Куруфин. — Ведь наша дочь «танцующая с грозой». А они все такие — своенравные, вспыльчивые и любящие свободу, как и шторм, которым управляют. Когда она придет в себя и всё вспомнит, не завидую я тем, кто окажется рядом.

— Но ТАМ не менее опасно, — всё еще встревожено сказала Монтерионе.

— Да, но сейчас у неё есть хоть какой-то шанс спастись. Я не могу потерять её. Вы — это самое дорогое в моей жизни.

Драконица не ответила и тоже подняла голову к звездам, как совсем недавно её муж.

— Надеюсь, мы поступаем правильно, Куруфин, — некоторое время спустя, прошептала она.

— Я тоже на это надеюсь…

Глава 1

Ночь в Картаре

Дочь Драконов

Она застонала и перевернулась на спину. Пробуждение было не из приятных. Всё тело ломило, мышцы тянуло, а раскалывающаяся голова вообще была сейчас, по её глубокому убеждению, лишней частью тела.

Она вздохнула, и, не открывая глаз, попробовала привести мысли в порядок. Первая из них была о том, с какой скалой на этот раз её голова решила посоревноваться в твердости. А второй — кто в этом забавном конкурсе выиграл. Ну, судя по её состоянию, явно не она…

Разлепив, наконец, веки, девушка подняла руку и взъерошила волосы, затем медленно прошлась ею по лицу, словно желая стереть таким образом непонятную усталость и тупую боль, но замерла, когда ладонь оказалась напротив её глаз. Сначала она тупо захлопала ресницами, затем нахмурилась, открыла рот, вновь его закрыла. С таким трудом собранные в кучу мысли вновь разбежались по разным закоулкам сознания.

— О-о-о, — многозначительно произнесла она и опустила глаза вниз, разглядывая себя. — А-а-а-а!!! — это уже с паническими нотками в голосе и на две тональности выше.

Моментально забыв о недомогании, она буквально выпрыгнула из кровати и тут же расстелилась на полу, запутавшись в этих двух нелепых конечностях. Ахнув от новой вспышки боли, она зарычала и выдала заковыристую фразу, за которую отец точно бы надрал ей хвост. Хотя, может, и не надрал. У неё же теперь его нет. Эта мысль вновь вернула её к насущным проблемам и, действуя на этот раз более осмотрительно и осторожно, она, опираясь на прикроватный столик, поднялась. Облокотившись спиной о перекладину постели, она перевела дух. Так, главное спокойно. Без паники. Это сон. Всего лишь глупое сновидение. Последнее, что она помнила, это как входила в свою пещеру, а затем провал… Ну не может же она в реальности превратиться в… хм, ЭТО!!! Однако когда она вновь открыла глаза, и сумрачная комната, и чужое тело были на месте!

Мама!

Как ни странно стоять на двух тонких «палках» можно было вполне устойчиво, да и шагать не составляло особого труда. Поэтому девушка, не раздумывая, ринулась к противоположной стенке, на которой, в тусклом свете нескольких свечей, мерцало большое зеркало. Перед ним она резко остановилась, будто наткнулась на невидимое препятствие.

— Во имя Сердца Кальвадара! — потрясенно прошептала она, прикасаясь кончиками пальцев к его прохладной поверхности.

Из отражения на неё смотрела невысокая девушка, в просторной, явно не по размеру бежевой рубахе, заправленной в темные штаны, с подкатанными внизу полами. Короткие серебристо-белые волосы смешно торчали в разные стороны, несколько прядей по бокам падали на высокие скулы, алевшие нездоровым румянцем, а в сияющих под густой челкой больших синих глазах плескалось удивление и страх.

вернуться

1

С древнего языка — любимая, единственная

1
{"b":"121341","o":1}