ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тебе нужно снять с меня это проклятие, Марикета.

Наконец он привлек к себе ее внимание, и она повернула к нему лицо со сдвинутыми бровями.

– Уже сняла.

– Я знаю. Одно. Но ты наслала на меня и другое. Она ущипнула себя за лоб.

– О чем ты?

– В какой-то момент, когда мы целовались, ты заколдовала меня. Сделала что-то такое… что я теперь считаю тебя своей подругой.

– С чего ты взял, что я это сделала? – поинтересовалась она, пытаясь припомнить ту смутную ночь.

– Потому что показала, что не боишься применять против меня колдовство. И валькирия Нике подтвердила это. Еще она сказала, что ты можешь меня расколдовать.

Мари сглотнула образовавшийся в горле ком. Она знала Нике и доверяла ей.

Макрив изучал ее лицо.

– Будешь отрицать?

«Хочешь меня с такой же силой, с какой я хочу тебя…» Она постаралась не выдать удивления. О Геката, неужели она заставила его возжелать ее? До такой степени, что он поверил, будто она его пара? Мари покраснела.

И ее губы приоткрылись. Предсказание.

В нем говорилось о том, что если бессмертный воин признает Долгожданную своей, то похитит ее из «Дома ведьм». И никакая магия на свете не заставит его отпустить ее.

Неужели это о Макриве шла речь в предсказании?

Бессмертный? Да. Воин? Да. Кто признал ее своей? Он!

Но может, она это спровоцировала своей бесконтрольной силой? Скорее всего.

– Если ты ничего не делала, так и скажи. Поклянись Законом, что не делала, и тогда мы попытаемся понять, что происходит.

Она не могла утверждать, что это было делом ее рук, но не могла утверждать и обратного.

– Ты, вероятно, слишком слаба, чтобы снять второе проклятие. Я это понимаю, но требую сделать это во имя твоего же блага. Слишком велико желание относиться к тебе как к моей избраннице. И оно непреодолимо.

– Наверное, ты шутишь!

Бросив на него испуганный взгляд, Мари отодвинулась.

– Нет, не в этом смысле, – поднял он предупреждающе ладонь.

– Я не стала бы заниматься с тобой сексом, даже если бы ты был последним бессмертным на земле!

– Пара – это нечто большее, а не только это, – хмуро уточнил он.

На ее лице появилось недоверчивое выражение.

– Тогда скажи, что расколдуешь меня, после того как отдохнешь. Чтобы мне не пришлось объяснять, что я имел в виду. – Он встал и снова стал прохаживаться. – И нам больше не придется разговаривать друг с другом. Знаю, что и ты хочешь этого не меньше меня.

– Ты не представляешь.

– Я наберусь терпения, хотя никогда не был терпеливым. Знаю, что ты прошла через ад, но у меня не было намерения причинять тебе зло. В то время как у тебя оно было. Или мне нужно поставить нас в такое положение, как в тот раз, когда ты сняла первое проклятие?

– В такое положение? – воскликнула она. – Когда заставил меня испугаться за свою жизнь? Когда отпустил чертову лиану, чтобы безжалостно запугать меня до смерти? Жестокий ублюдок! Макрив, я надеюсь, что околдовала тебя. И это желание испепелит тебя.

В его глазах блеснуло что-то пугающее.

– Ты так легко говоришь об этом, не представляя, какой вред уже нанесла своими трюками.

– Например?

– Средство вернуть мою подругу – вернее, не позволить ей умереть, – было почти у меня в руках, и, поверь, так бы и случилось. Но из-за того, что я получил увечья и мои раны не заживали, был вынужден принять решение, стоившее мне победы. Из-за тебя, Марикета, я не смог спасти жизнь юной невинной женщины. Я никогда уже не обрету ее, то есть ты украла у нее жизнь, а у меня – будущее, семью, смысл существования. – Снаружи воцарилось молчание. Судя по всему, они прислушивались к тому, что происходит здесь. – Значит, ты все еще радуешься, что мучаешь меня своим колдовством? Потому что для меня ничего не может быть страшнее, чем потерять свою подругу дважды!

Охваченная яростью, она тоже встала.

– А как насчет меня? – прошипела Мари тихо. – Изо дня в день я была вынуждена лежать среди вонючих инкуби. Я три недели не видела солнечного света. И каждый раз они хватали меня в темноте и заставляли глотать кровь, чтобы не умерла. И вытерпела я все это только потому, что представляла, как рассчитаюсь с тобой. – Чувствуя, как в нем разрастается ярость, Макрив сжал кулаки и стиснул зубы. Но она не обращала на это внимания. – Ты бросил меня умирать в этом паскудном месте и вернулся только затем, чтобы чего-то от меня добиться!

Он подошел к ней ближе, заставив Мари закинуть голову, чтобы видеть его лицо.

– Ты убедила меня, что можешь открыть гробницу, и я считал, что ты спасешься. К тому же я не знал, что в пещере кто-то обитает и что ты, черт побери, смертная.

Он схватил ее за плечи. Она попыталась освободиться, но он держал крепко. Боги, как же ей хотелось отшвырнуть его к дальней стене с такой же силой, с какой припечатала раньше к стене гробницы!

– О чем только ты думала, когда решилась на участие в состязании? – Он слегка ее встряхнул. – Ты знала, на что себя обрекаешь, и все же записалась. Ты могла умереть! – прорычал он, встряхивая ее чувствительнее.

Мари подняла руки, чтобы оттолкнуть его от себя, и он отлетел через всю пещеру к дальней стене.

Когда приземлился, то выглядел весьма ошарашенным. Ей тоже было не по себе. Макрив служил для ее сил громоотводом. Они отлично действовали, когда она направляла их против него.

Когда Макрив снова встал на ноги, на его лице появилось угрожающее выражение. Мари даже решила, что он собирается ее убить.

Ну и отлично, потому что сама была готова его растерзать.

– Но ты, Макрив, тоже знал, во что ввязываешься! – взвизгнула она. – Так что хватит ныть, что я тебя околдовала! Если вступаешь в смертельную схватку с ведьмой, должен знать, что я использую то оружие, которое имею.

Он нацелил на нее палец, собираясь что-то сказать, но передумал, сознавая, что она права.

– Я не хотел, чтобы это с тобой случилось! А ты причинила мне зло нарочно.

– Только когда ты запечатал нас!

– Я это сделал из-за твоих чертовых козней!

– Ты не хотел, чтобы я сидела взаперти, и со мной случилось такое, но и я не хотела, чтобы ты потерял подругу. Я никому этого не пожелаю, даже тебе. Так что с твоей стороны большая наглость утверждать, что мой кошмар был простой случайностью, и винить в своих бедах меня. За три недели ты проиграл состязание, а проиграв его, потерял подругу. И все это по моей вине? С таким же успехом можешь винить того, кто обыграл тебя. Уверена, что это было сделано не слишком вежливо. Или винить в ее смерти того, кто послужил тому причиной.

– Я был причиной, – прохрипел оборотень, и его глаза вдруг погасли, так что Мари запнулась. – Я. Боги знают, что это моя вина.

С этими словами он выскочил из пещеры, сбив с ног своих безмолвных зрителей.

Глава 14

– Вот проклятая маленькая ведьма! – выругался Бауэн, устремившись на поляну.

О чем только она думала, когда кричала на него так? Когда отшвырнула его?

– Значит, задела тебя за живое? – Ридстром появился в тот момент, когда Бауэн всадил кулак в ствол дерева.

– Что тебе нужно?

– Сказать, что мы решили делать.

– И что же вы решили? За ведьму отвечаю я. Ридстром проигнорировал его слова.

– Гилд отправится в путь сегодня ночью. Пойдет в сторону зоны военных действий. Один он будет мобильнее и легко сможет проскользнуть и выйти туда, откуда можно быстрее связаться с сообществами. Кейд, Тера, Тирни и я вместе с Марикетой двинемся на восток, чтобы доставить ее в Штаты.

Бауэн сжал окровавленный кулак.

– А что вы предлагаете мне?

– Чтобы ты ушел. Твое присутствие ее явно нервирует.

– О да, бедная несчастная малышка, которая отшвырнула меня, как камешек. Вы хотите, чтобы я ушел. Поверьте, я хочу того же не меньше, только вы забываете, что я отвечаю за нее головой, если она не вернется целая и невредимая. Учитывая то обстоятельство, что все превратилось в игру «защитить смертную» в джунглях, мне придется остаться и позаботиться о том, чтобы она выжила.

19
{"b":"121365","o":1}