ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Беспощадная жестокость состязаний и послужила причиной, по которой «Дом ведьм» послал туда именно Мари, хотя ей исполнилось всего двадцать три года, отчим домом для нее был сомнительный ковен Нового Орлеана, и она еще не обрела бессмертия.

Мари не брезговала мошенничеством и в отличие от большинства ведьм с легкостью применяла свои злые чары против тех, кто того заслуживал, если, конечно, ее неустойчивая магическая сила ей это позволяла.

Макрив приблизился к ней почти вплотную, пугая ее своей мощной фигурой. Он был почти на целый фут выше ее и в сотни раз сильнее, но Мари не отступила.

– Берегись, маленькая ведьма, если не хочешь разозлить такого, как я.

Главным призом состязаний был ключ Трейна, который позволял своему обладателю вернуться в прошлое, причем не один раз, а дважды. Ради такого талисмана Макрив мог, конечно, спокойно убрать ее с дороги. Так что она должна была убедить его в том, что это ему не по силам.

– Тебе тоже не следует меня сердить, – сообщила она ровным голосом и внимательно посмотрела на него. – А то вдруг мне взбредет в голову превратить твою кровь в кислоту, – продолжила она, хотя прекрасно знала, что угроза была ложной.

– Я наслышан о твоей силе. – Он прищурился. – Странно, однако, что ты не открыла гробницу щелчком пальцев.

Да, конечно, она могла бы поднять запирающий камень и таким способом, если бы сконцентрировалась, и ей не мешал нависающий козырек. Или если бы подверглась смертельной опасности.

К несчастью, ее сила основывалась на адреналине, поэтому зависела от эмоционального состояния и в обычном состоянии была неуправляемой. Но в момент всплеска эмоций ее колдовская сила становилась безграничной.

– Думаешь, я должна использовать свою магию для того, чтобы открывать гробницы? – презрительно спросила Мари, выступив в роли «Госпожи Блефа». – Это все равно, что позвать тебя поднять перышко.

Он окинул ее с ног до головы оценивающим взглядом. Казалось, прошел целый час, прежде чем он тронулся с места.

Мари с облегчением вздохнула. Если бы кто-нибудь в Законе узнал, насколько она уязвима, ее судьба была бы предрешена. Ведь каждое проявление ее колдовской силы заканчивалось взрывом.

Как объяснила ее наставница Элиана: «У лошадей сильные ноги, но они не могут стать прима-балеринами».

Изо дня в день опытная Элиана учила Мари управлять разрушительной природой ее чар, потому что верила, что только тонкая магия способна вызвать страх у их врагов. Ведь «Дом ведьм» зарабатывал на страхе и подпитывался этим.

Наконец коридор закончился высокой широкой стеной, сплошь покрытой резьбой с изображениями дьявольских лиц и животных. Мари подняла фонарь повыше, и рельеф словно ожил в игре света и тени. Очевидно, эти изображения должны были охранять узкий вход в тоннель, расположенный у самого пола. Он был похож на разинутую пасть с торчащими вниз клыками.

Мари подала знак оборотню, и он подошел к ней.

– Ну что, «возраст прежде красоты», мистер Макрив, только как вы тут протиснетесь? – Окинув его еще раз оценивающим взглядом, Мари сделала жест в сторону маленького входа, не превышавшего трех квадратных футов.

Он задумался:

– Только люди зовут меня мистер Макрив. Мари пожала плечами:

– Я не человек. – Ее мать была лесной феей, а покойный отец – волшебником с сомнительной репутацией. Так что Мари была феей-ведьмой, или «вейшебницей», как шутили ее подруги. – Уж не хочешь ли, чтобы я называла тебя Бауэн или Бау для краткости?

– Бауэн зовут меня мои друзья, а ты к ним не относишься.

«Какая дура…»

– Не важно. У меня найдется для тебя уйма других, более подходящих имен. Большинство из них оканчиваются на «ак».

Он и ухом не повел.

– Полезай в тоннель первая.

– А тебе не кажется, что мне не очень удобно ползти перед тобой на карачках? Кроме того, тебе в отличие от меня не нужен фонарь, чтобы видеть в темноте, и если пойдешь передо мной, то сможешь оторваться и найти приз первым.

– Мне не нравится, когда что-то или кто-то торчит за моей спиной. – Скрестив руки на груди, он прислонился плечом к ощерившемуся изображению на стене. Она никогда не видела, как оборотень принимает образ, но слышала от свидетелей такого превращения, что в этом случае вервулф становится страшнее любого чудища – реального или вымышленного. – К тому же твой плащ, – продолжал он, – не позволит мне увидеть ничего такого, что может смущать тебя.

– Издеваешься? Я чертовски хорошенькая, чтоб ты знал…

– Тогда зачем скрываться под плащом?

– Я не скрываюсь. – На самом деле скрывалась. – Просто люблю ходить в плаще. – Вообще-то, если честно, ненавидела.

Еще до ее рождения было предсказано, что она станет Долгожданной, самой могущественной ведьмой, рожденной в «Доме ведьм» за многие века. Но четыре года назад ей предрекли, что один из мужчин Закона назовет ее «своей». И будет искать способ посадить ее под замок и охранять с такой свирепостью, с какой не справится никакая магия. В результате «Дом» лишится ее колдовской силы.

И с тех пор, выходя из дома, она надевала плащ. Немудрено, что с полноценной жизнью и свиданиями в последние годы ей пришлось проститься.

Красный цвет плаща она выбрала потому, что в душе была бунтаркой, а для пущей важности напускала на себя еще и гламур, изменявший ее внешний облик, тембр голоса и запах.

Перед мужчиной вроде Макрива она предстанет брюнеткой с голубыми глазами, в то время как на самом деле рыжая, а глаза у нее серые. Потом он даже не вспомнит ни ее облик, ни фигуру, ни длину волос. Гламур стал для Мари второй натурой, она его даже не замечала.

Но даже с этими предосторожностями холостых мужчин из Закона ей следовало избегать. Однако на Ассамблее состязания – настоящем пире слухов – Мари от кого-то слышала, что у Макрива уже когда-то, примерно два века назад, была суженая, но он ее потерял.

Мари очень сочувствовала ему. Все существование оборотня было нацелено на поиск пары. За свою длинную бессмертную жизнь он получал один-единственный шанс обрести счастье.

Увидев, что оборотень даже не пошевелился, она пробормотала:

– Ладно, пусть будет «красота прежде возраста». Пойду первая.

Отстегнув ремень лампы, Мари заползла в нору. Тоннель оказался довольно тесным, но времени на переосмысление своего решения не было, поскольку оборотень втиснулся следом. Покорно вздохнув, Мари подняла фонарь, чтобы осветить дорогу.

Камень был прохладным и влажным, так что наличие плаща радовало, пока она не наступила коленом на край. Натянувшиеся тесемки на шее резко дернули ее голову вниз.

Потом, когда история повторилась, она на ходу перекинула полы за спину. Ну вот. Так лучше. Пятью секундами позже:

– Мистер Макрив, вы наступили мне на плащ. Отпустите…

И прежде чем она успела среагировать, просунувшаяся между ее коленей рука развязала завязки плаща на ее шее. С округлившимися от шока глазами Мари уронила фонарь, чтобы вцепиться в плащ, но он выдернул его из ее рук.

– Отдай!

– Твой плащ мешает двигаться тебе и мне.

Мари стиснула зубы, стараясь не терять самообладания.

– Если бы ты пошел первым…

– Уже не пошел. Если он тебе так нужен, почему ты не можешь забрать его у меня с помощью магии?

Неужели он понял, что ее магия не действует постоянно? И заподозрил ее в слабости?

– На самом деле ты не хочешь, чтобы я это сделала.

– Нет, просто ты не хочешь вернуть свой плащ. Давай, маленькая ведьма, забери его у меня.

На самом деле Мари гораздо лучше чувствовала себя в элегантной одежде. Это была часть образа и в то же время защита. Когда она поняла, что не получит плащ обратно, ей стало не по себе. Внезапно она осознала, как коротки ее походные шорты и как высоко задрался топ, почти приоткрыв отметину в нижней части спины.

– Оставь плащ себе, – наконец холодно сказала Мари, овладев собой. И хотя знала, что он таращит на нее глаза, усилием воли заставила себя сдвинуться с места. – В один прекрасный день он будет стоить кучу денег.

2
{"b":"121365","o":1}