ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В любое время дня и ночи, – пробормотал он хрипло, и Мари знала, что Макрив уставился на ее зад.

Он тотчас занял место за Мари, почти касаясь носками своих сапог ее пяток. Очевидно, отнесся к работе с большой серьезностью.

– Если тебе понадобится помощь, я помогу. И ни к чему не прикасайся, ни к движущемуся, ни к неподвижному. Не дергай лианы и старайся ступать след в след. Пусть рискуют мужчины. Здесь водятся змеи. Некоторые виды могут атаковать из засады. Fer de lance для любого.

Она хорошо изучила вопрос, чтобы знать, что выражение означает «плохо».

– И не пей некипяченую воду. У меня во фляге есть для тебя хорошая вода. Скажи, если захочешь попить.

– Ты закончил объяснять мне вещи, которые и без того понятны? – спросила она надменно, поправляя рюкзак.

Тирни рассмеялся и, закончив есть банан, очистил второй.

– Похоже, оборотень вчера ночью энергично потрудился. Да, шотландец? – произнес он, продолжая жевать, будто за одно утро стремился наверстать весь потерянный вес.

Вспомнив, что Макрив предпочитает другую версию, Мари очаровательно улыбнулась через плечо:

– Он проиграл всю серию. Всё восторженные надежды… испарились.

Кейд ответил широкой улыбкой, и они тронулись в путь.

– Смотри лучше под ноги, малышка, – шепнул ей в ухо Макрив, явно теряя самообладание. – Я еще не провел свою первую игру.

Не успели они пройти и мили, как Бауэн весь изнервничался.

Слишком много опасностей поджидало смертную. Хотя все они играли роль ее телохранителей, казалось, сама природа ополчилась против них. Плохая вода, змеи, даже определенный вид лягушек – все представляло угрозу ее здоровью и жизни.

У Бауэна было такое чувство, будто он через зону боевых действий несет хрупкий хрусталь.

– Похоже, что вдобавок ко всему прочему ты еще намерен одевать меня? – спросила она, когда они преодолели тяжелый подъем.

– Я планировал упаковаться сегодня утром, чтобы ты могла подольше поспать. – Он понизил голос. – Или доделать то, что не успела прошлой ночью. – Он удивлялся собственному бескорыстию. Ее неосуществленное желание повышало его шансы завлечь ее в свою постель, но ему было невыносимо думать, что она мучается. – Я старался быть заботливым. Хотя не имею в этом достаточного опыта.

– Я не об этом говорю с тобой. Не об этом.

– Я чувствую твои потребности так же остро, как свои.

– Может, у меня и есть потребность в чем-то, но это вовсе не означает, что для ее удовлетворения я выберу тебя.

И она взглянула на Кейда, который жадно пил воду.

– Еще раз посмотришь на него с таким восхищением, Марикета, – прошипел тихо Бауэн, закипая от гнева, – демону конец. Все, что ему от тебя нужно, так это «проверить». Знаешь, что это означает?

– Знаю. «В муках познаешь». Один из моих друзей был демоном.

– Друзей? – Бауэн нахмурился. – Один из любовников, ты хотела сказать? Сколько же их у тебя было? – Он сделал паузу. – Значит, ты свободного нрава? С другими мужчинами? Потому что это заканчивается…

– А ты думал, что я девственница? – бросила она через плечо.

– Тебе всего двадцать три, – заметил он занудно даже для самого себя. – Я стараюсь не думать о том, кто был у тебя до меня. Но я думаю, что если ты не невинна, то это было всего один раз в темноте с неумелым парнем, который был настолько плох, что ты разве что не зевала и не смеялась.

Мари пожала плечами:

– Уверена, число зарубок на моем кроватном столбике – ничто по сравнению с твоим.

– Да, но мне двенадцать сотен лет! Даже если бы я имел по одной женщине в год, то набралась бы куча.

– Да, я молода. – И едва он ощутил легкое облегчение, как она томным голосом добавила: – Но я времени даром не теряла.

Он стиснул кулаки.

– Ревнуешь?

Она, вероятно, не думала, что он в этом признается, но он тихо сказал:

– Да, я завидую каждому мужчине, который прикасался к тебе. – Она ответила ему загадочным, изучающим взглядом. – А теперь я попробую угадать число мужчин, с которыми ты переспала, ты скажешь, прав я или нет.

Она торопливо отвернулась.

– Я не играю в твои игры. Отцепись.

Он сощурился:

– Один. У тебя был всего один мужчина.

Ее плечи чуть заметно напряглись, и он облегченно вздохнул.

– С чего ты взял? – спросила она равнодушно.

– Потому что любой достойный тебя мужчина убил бы соперника, попытавшегося тебя у него отнять. Думаю, что твой демон был первым и последним. Но как же тебе удалось уговорить его отпустить тебя?

– А что, если я скажу, что до сих пор встречаюсь с ним? Бауэн покачал головой:

– Нет, Непохоже, я хорошо помню твое поведение со мной в первую ночь. В любом случае он тебя не стоит, раз позволил тебе одной участвовать в состязании, не захотел быть рядом, чтобы охранять от опасностей. Когда вернемся, убью его из принципа.

Глава 25

Чем дальше они углублялись в джунгли, тем больше казалось, что попали в какие-то доисторические времена.

Какая-то поросль на стволах, делавшая деревья пушистыми, придавала им в тумане жутковатый вид. Белки, которых она видела, были не серыми, а рыжими, а листья на кустах имели какие-то невероятно большие размеры.

Корни высоких тонких деревьев, выступающие над поверхностью земли, напоминали вены, которыми, в сущности, и являлись. У огромных деревьев сейбы корни, начинавшиеся выше ее роста, были толще ее стола в Андуане.

Вдруг в куще над ними раздались голоса обезьян-ревунов и испугали Мари.

– Пригнись.

Макрив перерубил нависающую сверху ветку. Он энергичнее других работал мачете, расчищая для нее в два раза больше пространства, чем требовалось.

– Неужели у меня такие широкие бедра?

– Не хочу, чтобы рядом с тобой оказалась какая-нибудь ужасная тварь. Здесь множество всяких опасностей. А что касается твоих бедер, то они безупречны.

Его комплемент слегка порадовал ее и вызвал желание повилять перед ним «хвостом». Но Мари быстро переборола искушение и сосредоточилась на дороге. Ручьи размывали почву, деревья падали, и в результате по берегу хаотично громоздились стволы. Между ними пробивался подлесок, бурно разрастаясь в своем стремлении отвоевать место под солнцем.

Постепенно Мари и Макрив отстали от остальных. Ридстром бодро продирался сквозь чащу, сразу за ним следовала Тера. Кейд шагал далеко впереди, проводя разведку. Тирни то и дело исчезал и нырял в гущу в поисках еды. Это Макрива вполне устраивало. Он пользовался любой возможностью прикоснуться к Мари: то смахнет каплю пота со щеки, то листок с волос.

Когда дорогу перегородил очередной лесоповал, Макрив просто подхватил Мари на руки и понес. Потом сделал то же самое, чтобы перенести через речушку. Это повторялось каждый раз, когда на пути возникала какая-либо преграда, требовавшая особых усилий для ее преодоления.

Над, под или через… В какой-то момент он посадил ее на высокий ствол, чтобы ее лицо оказалось на уровне его головы.

– Есть ли у меня шанс украсть у тебя поцелуй?

Его белая рубашка была наполовину расстегнута, и мускулистая грудь поблескивала от пота. После первой ночи Мари знала, какое у него потрясающее в своей привлекательности тело, каждый его дюйм.

И все же ответила:

– Ноль целых ноль десятых. Я не желаю, чтобы ты меня целовал.

– А мне кажется, хочешь. Чуть-чуть.

Откинув с ее лба влажный локон, он тут же убрал руку, пока она не успела ее оттолкнуть.

– Я хочу одного – как можно быстрее попасть домой, вернуться к прежней жизни, где нет оборотней. А теперь опусти меня на землю.

– Не спущу. Без поцелуя.

Он медленно приближался к ней, как к настороженному зверьку, которого не хотел спугнуть. И хотя Мари боялась потерять свой эфемерный контроль над сверхстимуляцией, все же испытала искушение закрыть глаза и позволить ему прикоснуться губами к ее губам.

– Вот так, девочка, – проворковал он, нежно обнимая своей большой ладонью ее затылок.

31
{"b":"121365","o":1}