ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С каждым, словом ее возмущение разрасталось. Он отклонился назад и поймал ее взгляд.

– Не могу сказать наверняка, что сейчас поступил бы также.

– Потому что думаешь, что я вот-вот сдамся?

– А это так? – выдохнул он, сглатывая.

Вспыхнув, она скользнула взглядом по его прекрасному лицу и слепленному из мышц телу. Как же Мари хотела его!

Но не могла позволить, чтобы ее попирали, следовательно, не могла насладиться его неистовством. Потому что в ней уже вскипела ярость. И ее желание снова испытало противодействие, выходя из-под контроля, хотя все еще было сосредоточено на презренном мужчине.

– Марикета, не знаю, смогу ли я теперь с тобой расстаться… Хотя бы на то короткое время, чтобы вернуться назад. – И, словно ошеломленный сделанным открытием, пробормотал: – Это правда.

Очень хорошо!

– Ладно! Я вознагражу тебя за это. – Она подняла к нему лицо, чтобы еще раз насладиться его поцелуем, и между поцелуями, задыхаясь, обронила: – Хоть это и ерунда… но работает. Поцелуй меня еще.

Но он взял в ладони ее лицо и отодвинул от себя.

– Не ерунда.

Она уставилась на него расширенными глазами. Она умирает от желания, а он собирается проповедовать?

– Я с тобой не в пещере, чтобы снова слушать твои речи. Смирись или заткнись, шотландец.

Он поднял брови.

– Маленькая колючая ведьма. – От его шотландского акцента по ее телу поползли мурашки. – Я заставлю тебя подавиться этими словами. – Он содрал с себя разорванную рубашку и бросил на песок. Подхватив Мари, опустил на рубаху. – Посади сюда свою попку, и я дам тебе то, чего ты так ждешь.

Глава 30

Бауэн потянул за треугольники ее купальника. Откинувшись на локтях, Мари сквозь полуопущенные ресницы наблюдала, как он обнажает ее пышную грудь.

Вид ее сосков вызвал у него в паху неистовую пульсацию, и джинсы сделались тесными.

– То, что я сделаю с тобой, ты будешь ощущать до конца дня. Ты тоже хочешь меня?

Изогнув спину и погрузив в его волосы пальцы, она притянула к себе его голову, заставив его застонать. Прильнув губами к одной из розовых вершин, он ощутил, как под его языком она набухла и окрепла.

– Марикета, у тебя самое прекрасное тело на свете, – обронил он, переместившись ко второй груди. – Я могу сделать с тобой тысячу вещей, но не знаю, с чего начать.

И заставил ее застонать, сомкнув губы вокруг второго соска.

– Только давай побыстрее! А то я уже на пределе. Макрив сдвинул брови. Она не вытерпит, пока он будет готовить для себя ее тело. И решил помочь ей испытать наслаждение до того, как завладеет ею.

Сгорая от нетерпения обнажить ее полностью, он развязал концы черного шнурка справа. Когда потянулся к другой стороне, Мари перевернулась, облегчая ему задачу, будто сама умирала от желания поскорее освободиться от одежды.

Оставаясь на локтях, она не менее увлеченно, чем он, смотрела, как треугольник ткани посередине медленно сползает, открывая взгляду золотистые кудряшки.

– Раздвинь ножки, – пробормотал он, – покажи, как ты готова.

Всхлипнув в ответ, она раздвинула колени. При виде блеска ее росы у него задрожали руки, и он захотел ее поласкать.

От его первого прикосновения ее голова откинулась назад. Он со свистом втянул в себя воздух, думая, что сам уже близок к разрядке.

– Какая горячая. Не могу представить, что будет, когда войду в тебя.

Нахмурившись, она подняла голову:

– О боги… Бауэн…

Пальцами он нашел заветную шишечку. С каждым вздохом ее стоны делались все громче. Совсем близко…

Сгорая от нетерпения и желания припечатать ее бедра к песку, он все же хотел насладиться зрелищем, как Марикета балансирует на острие бритвы.

Более эротичной картины он не видел.

Ее тело с пирсингом, поблескивающим в лучах солнца, охватила дрожь. Пышные груди с набухшими сосками словно умоляли о ласке. Переведя взгляд на него, она встретилась с ним глазами.

– Бауэн, пожалуйста…

Мари легла на спину и, притянув к себе его свободную руку, приподняла бедра.

Макрив покачал головой, не веря тому, что видел.

– Только со мной, ведьма, – прохрипел он, окидывая взглядом ее тело. – Это все должно быть мое.

В этот момент она могла сказать ему что угодно.

– Только с тобой, – промурлыкала она томно.

– Тогда иди ко мне. – Одного движения его большого пальца оказалось достаточно. Со сдавленным криком она изогнула спину, подставляя ему бедра. – Хор-р-рошая девочка, – проворковал он ей в ухо, пока она беспомощно извивалась. – Тебе это нравится.

Так продолжалось до тех пор, пока наслаждение не стало непереносимым, и Мари пришлось оттолкнуть его руку. В конце концов, он позволил ей остановиться.

Встав на колени между ее раздвинутыми ногами, он спустил джинсы, выпустив на волю плоть, и застонал, когда Мари протянула к нему руки. Его возбужденный пенис вызвал у нее восторг. Ей было приятно его гладить.

Макрив проверил ее готовность, заставив застонать.

– Такая узкая, – прошипел он. – Боюсь сделать тебе больно. Хочу убедиться, что ты готова.

Мышцы его шеи напряглись, и грудь блестела от воды и пота. Окидывая взглядом ее тело, он неизменно ловил ее взгляд, будто возбуждался, глядя ей в глаза.

– Послушай, ведьма, если ты не прекратишь шалить руками, я не выдержу.

Облизнув губы, она продолжала гладить его пульсирующую плоть.

Его второй палец заставил ее ощутить себя на грани.

– Бауэн…

– Начинаю узнавать этот тон. Ты уже почти готова, правда? Я знал, что ты будешь такая. Знал.

Решив, что он сейчас овладеет ею, она ощутила прилив наслаждения и закричала.

– Чувствую, как ты меня сжимаешь. – Он поймал свободной рукой ее руку и прохрипел: – Тоже не могу сдержаться, Мари.

В невероятном напряжении он издал дикий рев и в последний момент направил от нее струю в песок. Глядя на него Широко раскрытыми глазами, она не переставала восторгаться совершенством этого большого мужчины в момент экстаза.

Когда, вздрогнув, он замер, она снова опустилась, и он распластался возле нее. Лежа рядом в состоянии опьянения, он нашел ее руку и держал в своей, пока они оба приходили в чувство. После всего того, что произошло между ними, у него возникло желание взять ее за руку.

В блаженном состоянии они смотрели на приглушенный солнечный свет.

«Мари, здесь очень глубоко, ты уже окунулась с головой».

Он повернулся к ней. Его глаза светились теплом янтаря, и уголки губ слегка изогнулись в улыбке.

– Ты не могла доставить мне большего удовольствия. Не могла.

Он пребывал в таком радостном настроении, словно она сделала для него нечто невероятное.

Она знала, что Бауэн Макрив был так рад потому, что, может быть, впервые за двести лет с уверенностью и оптимизмом смотрел в будущее.

Но ей не хотелось, чтобы он возлагал большие надежды на это будущее, ведь в ее жизни для него не было места. Даже если она простит его зато, что он заточил ее в гробнице, все останется по-прежнему. Известно, что такие встречи, как эта, лишь привносят в жизнь хаос. И чтобы быть вместе, ей пришлось бы радикальным образом изменить свою жизнь. Но она не была уверена, что готова сделать это даже ради того, кого любит, а его она просто хочет. Каким бы сильным ни было это желание.

– А теперь, чтобы подготовить тебя…

Она оттолкнула его руку и села.

– Нет, я – все.

– Ты – все? Мы только начали! Я… сделал что-то не так?

Пожав плечами, она начала одеваться.

– Нам пора идти.

Он нахмурил брови:

– Значит, ты жалеешь о том, что произошло?

– Нет, не жалею. Но и не могу сказать, что счастлива.

Он натянул джинсы.

– Что же нужно, чтобы сделать тебя счастливой?

– Послушай, Макрив, я и раньше тебе ничего не обещала. Ты – не мой герой. Ну, с чего ты решил, что я на все согласна? Так не пойдет. Ты еще только пытаешься определиться, но для меня уже все решено. В моей жизни для тебя нет места.

37
{"b":"121365","o":1}