ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он расплылся в улыбке и вдруг спросил:

– А что ты слышала из моего разговора с Ридстромом?

Мари схватилась за грудь.

– Ч-что-о?

– Брось. Я знаю, что ты подслушивала нас, ведьма. Так что ты слышала?

– Что ты назвал меня «сексуальной», даже «самой сексуальной».

– Не стану отпираться, – сказал он, вызывая у нее желание возгордиться. – А ты? Твое влечение ко мне сильнее, чем к твоему дружку-демону?

– Даже если бы меня влекло к тебе сильнее, неужели я призналась бы в этом и дала пищу твоему «эго»?

– Как же он отпустил тебя?

– А тебе не все равно? – спросила она, чувствуя еще большее расположение к Макриву. – Думаешь, он страдал?

Макрив состроил гримасу, будто посчитал ее вопрос нелепым. И Мари второй раз подумала: «Я могла бы влюбиться в этого мужчину по уши. И, похоже, такая перспектива мне нравится».

– Как долго ты с ним встречалась?

– Почти семь лет, – пожала она плечами.

– Треть жизни! – пророкотал он. – Боже, мне это совсем не нравится. Ты… любила его?

– Да, – ответила она честно.

– А сейчас? – спросил он упавшим голосом.

– Наверное, какая-то часть моего сердца всегда будет принадлежать ему, – бросила она через плечо.

Когда поняла, что Макрив остановился, обернулась. Его губы были плотно сжаты, радужки глаз снова стали льдисто-голубыми, а когти удлинились и почернели. Она впервые наблюдала столь яркое проявление его звериной природы.

В который раз Мари получила напоминание о том, что имеет дело созрелым оборотнем. С оборотнем, считавшим ее своей подругой, по которой тосковал столетия. Она играла с огнем. Никаких больше шуток, никаких игр с изголодавшимся по сексу вервулфом.

– Забудь о том, что я сказала…

Он прижал ее к дереву, где никто не мог их увидеть.

– Я хочу вонзить когти в горло этого демона и вырвать его хребет.

– Послушай, Макрив…

Обняв ладонью ее голову, он нагнулся к ее уху.

– Сегодня ночью, Маар-р-рикета, я сделаю тебя своей, – сказал он хрипло с ярким шотландским акцентом, будто его голосовые связки тоже подверглись изменению. – Может, этот другой и владеет частицей твоего сердца, но я буду безраздельно владеть твоим телом. – Второй рукой он пробежал вниз по ее шее до грудей и помял каждую по очереди. Соски под его горячей грубой ладонью тут же запульсировали. – И запомни мои слова. После этого, Марикета, ты уже не вспомнишь ни о ком другом.

Неистовство… Глядя на него снизу вверх, она чувствовала себя такой маленькой и беззащитной, сознавая, что должна трепетать от страха. Но вместо этого вновь испытала возбуждение – от его низкого голоса, от ласкающей руки, от мысли, что он будет владеть ею – грубо и долго.

– После этой ночи ты будешь мечтать о моих прикосновениях и поцелуях. И в момент горячки каждый дюйм твоего тела признает меня своим владыкой.

Мари судорожно вздохнула. Эти слова, его самонадеянность поражали ее и возбуждали.

– И поверь, ведьма, так и будет.

Глава 32

– О, нет, нет и нет. Я видела это в кино, – запричитала Марикета, когда они вышли к деревянному мосту, висевшему на высоте нескольких сотен футов над речной долиной. С этой высоты река внизу казалась ручейком. – И поверьте, там не было ничего смешного!

Попятившись, она столкнулась с Бауэном и замерла. Но не успела отступить, как он обнял ее одной рукой за плечи, второй – за талию.

Он сознавал, что заставил ее нервничать. Понял это в тот самый момент. Но ничего не мог с собой поделать. Такого приступа ревности он еще не испытывал. Его поразило, что ее признание в любви к другому отозвалось в нем, как удар сапогом ниже пояса.

Бауэн убеждал себя в том, что ему не нужна любовь Марикеты, пока она принадлежит ему.

Тогда почему он так ревнует ее к этому безликому демону, демону, который, знает, что такое любовь Марикеты и которому теперь уж точно не жить?

Она прильнула к нему, будто ища поддержки, и он в знак одобрения прижался на короткий миг лицом к ее мягким волосам.

– Ты вся дрожишь, Марикета.

– У меня страх высоты.

– Ридстром говорил. Почему? С тобой что-то случалось?

– Да. Я никогда не поднималась выше уровня моря.

– Ладно. – Бауэн повернулся к Ридстрому: – Может, поищем другую дорогу?

– На это уйдет два лишних дня, – ответил Кейд, только что вернувшийся с разведки.

Два дня – слишком большой срок для него и Марикеты. Бауэн внимательно посмотрел на Ридстрома.

– Мост крепкий, – заверил его Ридстром. – По нему переправляли грузовики. Идем этим путем.

– Хорошо, – произнесла Тера. – А кто выполнит обязательный ритуал с камнем?

– Какой ритуал? – удивился Бауэн.

– Кто-то кидает камень, – сказала Марикета, – а все остальные молча наблюдают, как он летит вниз, представляя при этом траекторию собственного полета навстречу смерти.

Ах, это.

– Марикета, мост вполне надежный. У него даже есть веревочные перила. – От слов Бауэна она приглушенно всхлипнула.

Зная, как важно для нее казаться сильной перед лицом группы и, следовательно, перед всем Законом, Бауэн отвел ее в сторону.

– Может, я перебегу быстренько на другую сторону, чтобы ты убедилась в том, что это безопасно, а затем вернусь и перенесу тебя?

Она горячо закрутила головой.

– Т-ты можешь расшатать его.

– Девочка, – он приподнял ее подбородок, заставив посмотреть себе в глаза, – я не позволю тебе разбиться, даже не думай.

– У меня дурное предчувствие.

– Конечно. Раз ты боишься высоты, у тебя не может быть иных предчувствий. Я сейчас же вернусь.

– Нет, постой, – прошептала она, хватая его за руку. – Не ходи.

– Мы догоним вас, – махнул он остальным.

– Ты в порядке, Марикета? – спросила Тера.

– В полном, – ответила она с вымученной улыбкой.

– Давай перенесу тебя, – сказал он, как только они остались одни. – А ты закроешь глаза.

– Мы в-вдвоем? Но ты весишь не меньше двухсот пятидесяти фунтов.

– Посмотри на других, – сказал он.

Тирни шел по канатному поручню и дразнил ее. Мари прищурилась и вздохнула.

– Я не могу, когда на меня давят. – Подняв взгляд на Бауэна, она спросила: – Если я пойду по мосту одна, ты пойдешь за мной? Всегда.

– Прямо по пятам.

– Совсем рядом, – сказала она и добавила поспешно: – Только не становись на те же доски, по которым буду идти я.

– Хор-р-рошо, заметано. Только не смотри вниз. Сосредоточься на спине Ридстрома. Видишь, он уже прошел половину пути.

– О'кей. – Твердо кивнув, она взялась за перила. – Я м-могу это сделать.

– Только не смотри вниз.

Ее охватил страх. Зрачки расширились, как блюдца, а руки на канатах дрожали. Все же она поставила свою маленькую ножку в ботинке на мост. Макрив знал, что она храбрая девушка. И когда она сделала первый шаг, ему захотелось завыть от гордости.

– Знаешь, о чем я подумал? Наверное, к вам, ведьмам, лучше относились бы в Законе, не будь вы такими корыстолюбивыми.

– Но нас нанимают за деньги! – выпалила она, не оборачиваясь.

– Знаю, а разве вы не можете обходиться без этого?

– Тысячу лет «Дом ведьм» наполняли наемницы. Это все равно, что сказать, что все больше любили бы оборотней, будь они менее похожи на волков. И позволь сказать тебе, что ты волк до мозга костей.

– Хор-р-рошо, киска, что я достаточно богат, чтобы обеспечить тебя. Не думаю, что ты заработала много денег для «Дома».

– Зачем ты говоришь это? – процедила она сквозь зубы. – Не называй меня киской.

– Давай посмотрим правде в глаза. Не могу представить, чтобы ты гребла деньги лопатой, если только все взрываешь вокруг. У ковена что, есть подкрепленные финансами гарантии?..

– Нарочно дразнишь меня? Чтобы я забыла о страхе? – Да, пока у меня получилось, ты прошла половину пути.

– Хитрый волк…

Вдруг из зелени деревьев по обе стороны ущелья взвились птицы. Через несколько мгновений загудела земля. На мосту все замерли в изумлении. Кроме Бауэна, который обхватил Мари за талию и прижал к себе.

39
{"b":"121365","o":1}