ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее здесь не было, хотя он обнаружил вещи: рюкзак, одежду. Куда же она подевалась? Фляга с кипяченой водой, с которой она никогда не расставалась, валялась в стороне. Но вот Бауэн уловил и другие запахи. Пахло мужской агрессией, оружейным маслом и сигаретами. На раскисшей земле он увидел следы мужских ботинок. За следующим холмом отпечатался след протектора. Ее похитили солдаты.

И Бауэн знал зачем. Его когти вонзились в ладони.

Он уловил еще один слабый запах… ее страха.

«Накажи их».

Они похитили его женщину, испугали его беззащитную подругу. Уже… обращающуюся.

Он убьет их всех, каждого.

С криком ярости он выпустил зверя на свободу.

Глава 39

Он пришел. Мари узнала об этом, когда в тоннелях бункера зазвучала ружейная стрельба. Мужчины властно выкрикивали приказы, и автоматы взрывались концентрированными волнами выстрелов.

Но организованная оборона скоро превратилась в хаотичную. Команды растворялись… в воплях.

Эти люди, как и она, оказались запертыми в подземелье, как в мышеловке. Он начал убивать, и Мари ничего не оставалось, кроме как ждать. Со связанными за спиной руками она сидела на нарах и от страха раскачивалась вперед-назад. Его бешеная атака происходила под аккомпанемент тяжелых ударов ее сердца. Она слышала жуткие крики – суровые мужчины захлебывались кровью, когда он резал их глотки.

Чем орудовал Макрив: клыками или когтями?

Испугается ли она, когда его увидит?

– Dios mio! – прохрипел один солдат.

По ее телу побежали мурашки, когда она услышала новый, внезапно оборвавшийся всхлип.

Через мгновение после яростного пулеметного огня раздался взрыв, и замигало электричество. Вспыхнув, лампочка над головой рассыпалась на фрагменты. Внезапно наступившая темнота заставила ее вскрикнуть.

Откуда-то из глубины тоннеля донесся его яростный рык.

У Мари пересохло в горле. В следующий миг запищали красные огни тревоги. Увидев на полу осколки стекла от плафона, она добралась до самого большого и, присев, подобрала его связанными руками. Потом начала неловко резать шнурок.

Когда оставалось совсем немного, услышала, как сработал кодовый замок ее дверей, и затаила дыхание. Дверь бесшумно отворилась.

Внутрь вошел лидер, тихо прикрыл за собой дверь и запер ее.

– Сейчас ты мне скажешь, кто стоит за этим нападением! – прошипел он чуть слышно. – Кто…

Он внезапно обернулся и вскинул ружье.

За дверью слышалось тяжелое дыхание.

Макрив. Мари не могла представить, что он сделает, если прорвется сквозь заслон. Зарежет солдата, а потом уткнет ее лицом в нары? «Овладею тобой в грязи, как скотина», – обещал он.

Но почему он мешкает? Она слышала, как кончики его когтей коснулись стальной двери. Он приложил к ней ладони?

Да, потом прижался лбом, и его когти впились в стальную обшивку. У Мари дрогнуло сердце.

Бауэн не хотел, чтобы она видела его таким.

«Потому что монстры иногда знают, какие они».

Она почувствовала, как от жалости к нему ее глаза наполнились слезами, и испытала неожиданную потребность утешить его…

С оглушительным звуком он сорвал дверь с петель.

Солдат отвернулся от Мари, дав ей возможность перерезать веревку до конца. Когда она подняла взгляд, то увидела перед собой силуэт Макрива. Его громкое дыхание походило скорее на рык. Массивные плечи от каждого вдоха и выдоха то поднимались, то опускались.

Человек робко поднял оружие и выстрелил. Вынырнувшие из темноты когти располосовали ружейный ствол, как бумагу.

Потом Макрив переступил через порог. Красная аварийная лампочка выхватила из темноты его облик.

Взглянув на него один раз, солдат сделал лужу. Мари закачалась. Сколько же крови… Макрив был забрызган ею с головы до ног.

В голове Мари медленно проплыла череда неясных мыслей: «Я в шоке! Посмотри на его лицо, на его тело. Неужели я смогу справиться с этим и успокоить его?»

При виде отметины на ее виске его голубые глаза прищурились и вспыхнули невероятной яростью. Он и впрямь зверь, монстр из Закона.

Мари охватила паника, и она задрожала, как и солдат, взмолившийся по-испански о пощаде.

Грозный-взгляд Макрива, скользнув по человеку, снова остановился на ней.

– Ударил… тебя?

Голос у него был глубоким и хриплым. Его тембр изменился.

Она тупо смотрела на него, не в состоянии ответить. Макрив занес над человеком руку для смертельного удара, блеснув в красном свете черными когтями. Последовал звук рассекаемого воздуха. Мари зажмурилась и почувствовала, как ей в лицо брызнул фонтан горячей липкой крови.

Все дальнейшее представлялось, как в тумане. Ее пронзительный крик. И свет, хлынувший из ее глаз и ладоней. Макрив отлетел на другой конец комнаты. Бросившись к выходу, она с помощью магии подняла сорванную с петель тяжелую дверь и захлопнула ее за собой, запечатав камеру, как бутылку пробкой.

Его рев потряс крепкие стены.

Рев зверя.

Охваченная ужасом, она неслась по задымленным тоннелям, рассеянно восстанавливая кровообращение в запястьях. Повсюду валялись изуродованные тела солдат. В их расширенных невидящих глазах застыл ужас. Залитые кровью стены. Лужи крови на земле в отблесках аварийного освещения были похожи на гудрон. Мари сжала зубы. От тошнотворного запаха ее чуть не вырвало. Но жалости к убийцам она не испытывала.

Она закрыла и заперла на замок следующую дверь в тоннеле, затем еще одну, сознавая, что лишь на время задерживает Макрива. Её единственной надеждой был автомобиль…

Спотыкаясь на последнем лестничном пролете, ведущем наверх, она подтягивалась, помогая себе руками. Наконец, она достигла поверхности. Без оглядки бросилась в дождливую ночь, разбрызгивая лужи и грязь. Машина, нужна машина… машина с ключами…

Споткнувшись, Мари посмотрела наверх. Вот он… грузовик.

Ворованный грузовик. У него не было ни дверей, ни крыши, а дождь продолжал лить, как из ведра. Вдруг здесь есть…, о да, ключи!

Она прыгнула на скользкое виниловое сиденье. Нервно сжала ключ зажигания и резко повернула. Двигатель заурчал и замолк. Еще раз провернулся и снова затих.

– Давай… давай же, заводись, скотина!

Зажигание! Она нажала на педаль газа, резко отпустив сцепление, и грузовик рванул вперед. Впервые в жизни она обрадовалась запаху сгоревшего сцепления.

Дорога была раскисшей. Дождь то затихал, то усиливался, сопровождаемый громовыми раскатами. Мари шарила, по приборному щитку в поисках кнопки включения «дворников», но дождь продолжал заливать ей глаза. Машину бросало из стороны в сторону. Она ехала слишком быстро… слишком быстро. «Ничего не поделаешь. Иначе он меня схватит…»

Когда на колдобине ее чуть не выбросило из кабины, Мари пристегнулась. Прищурившись, узнала местность, вспомнив эти обрывы по обеим сторонам дороги. Слишком быстро.

Мари покачала головой. Нет уж, она скорее свалится с обрыва, чем позволит ему поймать ее; Его образ вызвал у нее озноб. Безумный взгляд жутких глаз. Кровь, сбегающая из уголков рта, капающая с клыков. Его размер.

И оно хотело… совокупляться с ней в таком виде. Погрузить кровавые клыки в ее плоть.

Нет. «Сосредоточься!» Она могла это сделать, могла спастись, Мари провела рукой по мокрому лицу.

Впереди в свете фар блеснули глаза. Его глаза.

Она резко повернула руль вправо. Грузовик занесло. Руль стремительно вращался, пока автомобиль не сбросило с дороги. Он резко остановился, и шасси увязло в грязи.

Нужно бежать! Дрожащими руками Мари попыталась отстегнуть ремень безопасности. Дорога вдруг стала уползать из-под колес. Мари закричала. Грузовик боком начал съезжать вниз по крутой насыпи, пока не взмыл в воздух, ударившись о пень. Затем рухнул на землю носом вниз под углом почти в девяносто градусов.

Она заблокировала тормоза, и в передний бампер вонзились сучья дерева, но грузовик продолжал движение. Широкие листья лупили по ветровому стеклу. Скорость нарастала. Мари снова закричала, когда стекло, не выдержав, лопнуло.

45
{"b":"121365","o":1}