ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 41

«Она не убежит», – подумал Бауэн с облегчением, хотя потребность сделать ее своей и пометить нарастала. Продолжая попытки вырваться, он тем не менее сознавал, что в таком положении она могла его обследовать, изучать и, может быть, перестанет бояться.

– Я тебе не противен?

– Нет, если не залит кровью и кровь не капает с твоих огромных клыков – сказала она непринужденным тоном, массируя его своими мягкими руками. – Не стану тебе лгать. Ты напугал меня до смерти. Но думаю, что постепенно привыкаю к тебе.

– Даже к моему… нынешнему виду? После того как убивал?

Мари кивнула.

– Мир стал лучше, после того как ты расправился с этими людьми, – заметила она. – Как тебе то, что я с тобой делаю, Бауэн?

Она задавала вопросы, чтобы ему было хорошо. Продолжала гладить, хотя ран он больше не чувствовал. Но почему?

Каждый мускул его тела напружинился, когда он уловил запах ее нарастающего возбуждения.

– Освободи меня!

Она тоже его хотела. Хотя он был преображенным и ни разу к ней не прикоснулся, ее тело уже готовилось его принять.

– Нет, не могу, – ответила она. – Нет, дай мне сначала привыкнуть к тебе.

Естественно, она будет нерешительной. Осторожность в любом случае лучше отвращения.

– Тогда разденься.

Отняв от него руки, она стащила с себя через голову промокший топ. Немного помешкала с лифчиком. Только когда он показал на него головой, обнажила перед ним полную кремовую плоть. Он мог смотреть на ее грудь не отрываясь. Соски у нее были такого же рубинового цвета, как губы. Их цвет манил и сводил его с ума.

– Остальное тоже долой.

Пока она раздевалась, он смотрел на нее в восхищении, жадно следя за каждым движением. Ее влажная кожа была прекрасна, и он знал, что будет упругой и податливой под его языком.

Раздевшись, она снова принялась мять и массировать его тело, скользя по нему грудью.

– Что ты… со мной делаешь?

– Не знаю, – прозвучал грудной голос сирены. – Что получается.

– Схожу с ума… от этого… как хорошо…

Его голос оборвался, когда Мари встала перед ним на колени. И глаза недоверчиво расширились, когда она прильнула к нему пылающим лицом. Наверное, это все ему снилось. Она не могла быть настоящей.

Его женщина словно явилась ему из сна. И смотрела на него глазами, полными… желания.

Сначала он ощутил ее жаркое дыхание, потом горячий язык и с криком попытался качнуть намертво прикованными к дереву бедрами, чтобы глубже войти между алых губ.

Солоноватый вкус еще сильнее разжег ее аппетит и возбудил до состояния агонии.

Бауэн смотрел на нее с благоговейным восхищением, будто старался навеки запечатлеть эту сцену. Его тело остро реагировало на каждое ее прикосновение. От ее ласк у него перехватывало дыхание. Она взяла его глубже в рот, и он вздрогнул всем телом, испустив грязное ругательство. Его грудь напружинилась мышцами. Уловив, как запульсировала у нее под языком его плоть, она застонала.

Не имея возможности взять его целиком, она помогала себе рукой. Чувствуя его полноту, сама дрожала от желания.

– Хочу в тебя, – прохрипел он, не в силах больше сдерживаться.

Она могла целовать его всю ночь, но тоже хотела ощутить его внутри, поэтому, отпустив, встала.

Оглядевшись, выбрала наиболее безопасное место. Решившись, надавила руками на его плечи. Они опустились на колени, в то время как его руки продолжали обнимать ствол за спиной. Наклонив голову, Мари заставила его присесть ниже, чтобы быть с ней приблизительно на одном уровне, и повернулась к нему спиной, собираясь сесть сверху.

– Не томи, – простонал он, мучимый невозможностью получить желаемое немедленно.

Откинувшись ему на грудь, Мари повернула голову и поцеловала его в шею.

– Не торопись. Мне нужно приготовиться. Будь терпеливым…

– А я что делаю черт побери!

Пока она манипулировала его руками, готовя себя, он рычал от нетерпения и досады, дрожа всем телом.

– Все, хватит! Давай.

Она неуверенно кивнула и примерилась. Он почувствовал, как она вздрогнула и резко втянула ртом воздух.

– Глубже, – потребовал он. – Еще. Но она не могла.

– О боги…

В этот миг дождь кончился. Подул ветер, охлаждая его воспаленную кожу и разгоняя на небе тучи. Сквозь густую листву проглянула луна.

Луна обдала его жаром. Лунный свет обливал серебром безупречную кожу его подруги, стекая по белоснежным плечам, татуировке на пояснице к пышным бедрам.

– Бауэн! Я сейчас…

Слова оборвал ее крик. И он почувствовал, как входит в ее тело, как в ножны, и оно жадно пульсирует в ожидании того, что он может ей дать.

И в ответ он завыл в небо и наполнил ее своим семенем.

Он все еще пребывал в состоянии экстаза… когда власть луны над ним победила власть Мари.

Глава 42

Он откинул назад голову, и она ощутила, как завибрировала его грудная клетка от вырвавшегося рыка, эхом прокатившегося по джунглям.

Потом, когда лунный свет сюрреалистическим серебром просочился сквозь деревья, Мари поняла, что никакой магии не хватит, чтобы удержать его на месте. Только что, испытав оргазм, он по-прежнему оставался в ней твердым.

Мари всегда мечтала о ярости неистовства и, приготовившись, закрыла глаза.

Сейчас она это получит.

Секунду спустя он оторвался от дерева и, подтолкнув ее вперед, чтобы встала на четвереньки, придавил массивной рукой к земле верхнюю часть ее торса. Обездвижив, медленно завладел, продвигаясь вперед, хотя она полагала, что дальнейшее продвижение уже невозможно.

Войдя столь глубоко, он продолжал каким-то образом себя контролировать, давая ей возможность адаптироваться к его размеру. Когда же ее стон сказал ему, что она готова, крепко обхватил за талию и резко качнул бедрами.

– О боги! – воскликнула она. – Еще…

Он повторил. От его могучих движений у нее стучали зубы, но это приводило ее в восторг. Ей нравилась его мощь и неутомимость. Нравился грубый звериный голос, прохрипевший в ухо:

– Она у тебя такая тугая… волшебная. Хочу, чтобы это продолжалось вечно.

Она попыталась поласкать его рукой. Сначала он одобрил и замурлыкал от удовольствия, но потом оттолкнул ее руку.

– Не надо… а то все будет слишком быстро. Прекрати это, маленькая подружка.

Он впервые назвал ее своей подружкой. Мари знала, что если он окончательно признает ее своей, у этой ночи будет только один финал. Ей ничего другого не останется, как подчиниться зверю.

Он подхватил ее под локти и приподнял, заставив подняться на колени. Порывы ветра ласкали ее влажное от пота тело.

Ей было хорошо.

Мари хотела освободить руки, чтобы прикоснуться к нему, но он не позволил.

– Должен… пометить тебя. Пометить как свою подругу. И хотя Мари страшилась его укуса, в этот момент не могла отказать ему нив чем.

– Да, давай!

Он радостно присвистнул.

– Ничто не могло… порадовать меня больше.

В ожидании ее пронзила дрожь. Будет ли ей больно? Закричит ли? Мари знала, что уже никуда от этого не денется, поскольку приняла решение. И этот шаг был ее долгом.

Прижавшись ртом к тому месту, где шея переходила в плечо, он громко зарычал, пугая ее и возбуждая одновременно. Потом Мари почувствовала, как он лижет ее кожу, и в следующий миг в нее вонзились его клыки.

Она взвизгнула от боли и шока, потому что в этот самый миг пережила сильнейший оргазм. Не сознавая, что делает, она выгнула под ним спину и движением бедер сказала, что хочет еще.

Он владел ею, не разжимая клыков, как будто не хотел опускать.

Когда Мари подумала, что больше не выдержит, его тело напряглось и с грозным рыком взорвалось в ней мощным фонтаном. Продолжая вздрагивать, он отпустил ее и обмяк.

– Никогда не отпущу тебя.

– Мне нужно… передохнуть, Бауэн. – Позже ночью ее измученное тело горело и саднило. – У меня нет сил продолжать час за часом. Пожалуйста, дай мне немного перевести дух…

47
{"b":"121365","o":1}